С глубоким к Вам почтением из Белоруссии.

Владимир Валерьевич Земша

— Забудьте всё! —

Забудьте всё, что было прежде!
Былого Вам уж не вернуть.
Душа в потрёпанной одежде
Как долгий странник топчет путь.

Вы были счастливы? — Быть может!
Любили жарко? — Ну и пусть!
Вам никогда не стать моложе.
И в Вашем сердце ноет грусть.

Как жаль тех трепетных свиданий,
Тех нежных слов, ушедших в быль.
Как жаль тех сладостных
страданий,
Давно годами стёртых в пыль.

Как было чисто всё, о, боже!
Как небо, как родник, как сон.
И этот сон уже не сможет
Вернуться в явь,- растаял он!

( 1990 г.)
— Могиле девушки –
(Среди берёз, недалеко от дороги, круто уходящей вверх.
по которой мы уныло брели на полигон, кто — то нечаянно
заметил маленький обелиск с фотографией черноглазой девушки,
почти девочки, и черной надписью:

«Трагически погибла здесь».

Остановись, идущий мимо
Вдохни в себя печаль мою
Мой кроткий взгляд застыл незримо
И с ветром песни я пою.

Листвы унылое молчанье.
Луч света с синей вышины.
Несёт печаль со мной свиданье,
Не знать мне радостей весны.

Не знать мне жаркий трепет сердца
Не видеть свет любимых глаз,
Не прижимать к груди младенца,
Огонь звезды моей погас.

Но я была когда-то с вами!
Тоска ужасная в груди,
Вы задыхаетесь слезами,
Ведь все, что было, позади.

Не слышать вам мой смех счастливый.
Глядите вы в мои глаза.
Навек я стала молчаливой,
А на траве росой – слеза.

(Новосибирск ВВПОУ, Осень 1986г.)

(Родной Земле Дальневосточной
посвящаю)

Там, далеко, на сопках хмурых,
Лежат пушистые снега.
А на реке, под льдом Амура,
Бежит игривая вода.

Там ветви инеем покрыты.
То ветер свищет, то— покой,
Снегов объятия раскрыты,
Там мир далёкий, Мир иной…

Изюбр, ветви задевая,
Бежит, не чувствуя земли.
За ним несётся волчья стая,
Поджав косматые хвосты

Там рябчик, с дерева упавший,
Уснул в снегу под вой ветров.
И филин, крылья распластавший,
Исследует простор снегов…

Там соболь медленно крадётся,
Виляя бархатным хвостом,
Там заяц маленький трясётся,
Скрывая уши за кустом….

Там, далеко, морозной ночью,
Костёр не гаснет до утра.
Пока луна покинет небо—
Ночная кончится пора.

(1981г. Алма-Ата)

— Осень —

(Родной Земле Дальневосточной посвящаю)

Лес затянут белой дымкой.
Ветер листья ворошит.
Туча хмурая гуляет
В небесах седых. Молчит.

Тишина. Лишь где-то тихо
Слышно пенье ручейка,
И тоскливые берёзки
Наклоняются слегка.

Ручеёк бежит, искрится,
Лижет камушки на дне.
Средь коряг прогнивших,
Рыба засыпает в глубине.

Слёзы свежие сверкают
На завянувшей листве.
Ветер листья обрывает
И гуляет в серой мгле.

Вся природа словно плачет.
Осень дышит дремотой.
По земле таёжной скачет,
Принося тайге покой.

1981 г. Алма-Ата.

— Пролетели года, отшумели —

Пролетели года, отшумели,
Птицы смолкли в осеннем раю.
Как те пташки о будущем пели,
Я теперь об ушедшем пою!

О весеннем! О юном! О смелом!
О пылающей страсти огнём!
Вспомню милую девушку в белом,
Вспомню всё этим суетным днём…

— Победившие смерть —

( Заметка в газете:… 1942 год. Фашистские танки, прорвав оборону наших
войск, устремились вглубь. Путь им преградили 4 гвардейца— бронебойщика.
Солдаты отразили атаку 30 немецких танков. Половину из них уничтожили.
Сами остались живы! Вечная Слава Героям!)

В тот знойный день 42 года,
Когда дымились жжёные поля,
Четыре парня, уцелевшие от взвода,
На высоте укрыли тополя.

Осыпал пепел сединою травы.
Осела гарь в молчание васильков,
На небесах пылал заказ кровавый.
Запекся кровью острый блеск штыков…

В висках стучали мысли чётко, ясно,
Ударом пульса обратясь к судьбе:
Что было, это нам уже не страшно,
Теперь нас обжигает: наши где?

Мы безоружны. Ноют кровью ноги.
И разум в страхе хочет нам сказать:
Вам не видать спасительной подмоги.
Отечество вам нечем защищать.

И жилы вдруг в висках надулись туже:
Под брёвнами разбитыми в тени
Лучи блеснули на стволах двух ружей,
Опасны что для танковой брони.

Насобирали в блиндажах патроны.
Сумели у врага гранат «занять» —
Военных лет суровые законы
Нам не давали права отступать…

… Алел рассвет. Росою нежил травы,
Траншеи свежей влагой наполнял.
И в этот миг за тишиной дубравы
Тяжёлый рокот воздух разорвал.

Деревья наземь падали с разлёта,
Беспомощно ветвями шелестя,
А танки шли, оскалом пулемётов,
Крестами беспощадными блестя.

Один, другой, десятый и …тридцатый.
И страх и гнев глаза у нас залил.

Теперь уже не выжить нам, ребята,
Но бить их будем, сколько хватит сил!

Лоснился ближний спесью той
нацистской,
Овладевала что в Европе города.
Под натиском стальным брони
фашистской
Европа расступалась как вода.

Прицелом ненависть вперёд взирала.
Зарядом гнев по стали саданул.
И газами на миг глаза застлало…
Огня язык под башней полыхнул.

Разрывы бронебойных свирепели.
Пять танков чёрной кровью изошли.
А мы ещё не понесли потери.
Враги не одолели. Отошли.

Но не ушли, как чёрный символ страха
Стелился плотно дым по бороздам.
Высотку окружили и с размаха
Полукольцом ударили по нам.

Вновь землю гусеницы разрывая,
ползли. Но пусть страшат других.
Броня фашистов толстая большая
На нас ползла не менее больших!

На нас, чей дух не покоряли.
Социализм нам Душу закалил.
Идеи Ленина Наш Разум воспитали,
А Сталин нас Бронёю наделил.

И в немца страх смертельный
наливался:
15 танков плавилось в огне.
И натиск страшной стали надорвался.
Он проиграл в «неправильной войне».

Смолкал в ушах проклятый рокот стали.
И гнев и радость сединой слились.
И точки танков с виду исчезали.
А здесь, недогоревшие, рвались.

Залито поле чёрной жаркой краской.
Пылает вновь кровавая заря.
Солдат Советских с материнской
лаской.
Оберегает Русская Земля!

(1985 г. Новосибирск.)

 

АВТОР: Владимир Земша
НАЗВАНИЕ: Отрывки из рукописи "Сборник поэта"
Прокомментировать через Facebook или ВКонтакте
производители гитар по ссылке

Добавить комментарий