Сто раз
Сто раз убивал —
Так что ж неуверен сейчас?
И раньше ты знал,
Что счастье — увы! — не для нас!

Сто раз говорил —
Зачем же теперь — промолчал? —
О том, что любил,
Что раньше таких не встречал.

Сто раз обвинял,
А ныне к чему защищать?
Не стал ты другим,
И мне уж другою не стать.

Сто раз предавал,
Сейчас-то геройство к чему?!!
И раньше ты знал,
Что я не нужна никому.

Сто раз убивал —
Сто первый, поверь, ерунда!
Ты правду скрывал,
А я — говорила всегда.

Сто раз хоронил,
Зачем же теперь — воскрешать?
Мне, гнилью могил,
Приятней и легче дышать!
Разговор с Верленом
Недавно я с Верленом повстречалась,
Он протянул мне руку сквозь века,
И дней, навек потерянных, река,
У наших ног неслышно разливалась,
Ушедших дней клубились облака…

Я бесполезность строк своих корила,
А он свои в пример мне приводил,
О Разуме, что им руководил
Рассказывал, о том, что злая сила
Его сто раз лишала сна и сил…
И о любви мне много говорил.

Чума
Поглядела на тебя и удивилась:
«Разве можно быть таким зеленооким?»
Сердце стукнуло, упало, разбилось,
Грудь зашлась тяжелым вздохом глубоким.
Улыбнулся неживою улыбкой:
«Разве можно быть такой кареглазой?»
Эта встреча для него была ошибкой,
Для меня — чумой, любовною проказой!

Плачь!.. Прочь!.. Пусть!..
Выпусти змею из рукава,
Бледное лицо свое не прячь…
Видишь, сердце, я была права–
ПЛАЧЬ!

Под лицом лица его –ЛИЦО!
Ужаса всего не превозмочь!
Подлеца из стали и свинца
ПРОЧЬ!

Что же я, отравлена навек?!!
С безупречных плеч стряхнула грусть:
–Невиновен этот человек!
ПУСТЬ!

Крест поэта
И даже ты не понял это!
И даже ты–из большинства!
Как безотрадна жизнь поэта
За гранью белого листа!

Как тяжело вопить о боли,
Вмещая всю ее в строку!
Как безобразна эта доля:
С самим собой, как дураку,

Часами спорить и ругаться
За глупость жажды: быть, как все!
За бред мечтаний: оказаться–
Хоть раз!!!– не в черной полосе,

Не в черной рамке, черном списке,
Не в душном трауре одежд,
А с кем–нибудь, хоть каплю–близким!!!
В сияньи радужных надежд.

И не искать такого СЛОВА,
Чтобы пронзало, как клинок!
И не бояться снова, снова,
И снова быть умело с ног

Ударом сбитой на колени
От горя полной пустоты,
И знать, что снова не изменим
Порядок сей ни я, ни ты!!!

Страшное…
В один момент, рыдающим дождем,
Смывает все, что связывало нас…
Но мы еще немного подождем
Сейчас…
В один момент из чрева моего
Уходит жизнь, рожденная тобой,
Уходит, кто бесценнее всего,
В туман седой…
И боль страшна: страшней тебя, меня,
Страшней дождя и ветра за окном,
И я пылаю в боли без огня,
И как вином
Опьянена… Ты этой боли рад,
Ведь для нее я выбрана теперь.
Ты выбирал и раньше всех подряд…
Ты – зверь!

Время мимо… Не прощаю!
Я себя ни за что не прощаю:
Ни за то, что ныне скучаю,
Ни за то, что смеялась  тогда…
Не пророчу, не обещаю…
Время–мимо… Время–вода!
Я тебя ни за что не прощаю:
Ни за то, что вину ощущаю,
Ни за то, что вина–без вины…
Я тебя, как щенка, укрощаю…
Время–мимо… Мы–не нужны!
Я уже никого не прощаю!!!
Не караю, не защищаю–
Адвокат в колпаке палача…
Я тебя, как юнца, развращаю…
Время–мимо… Время–свеча…
Время вороном рвется с плеча!

Я тебе… Ты мне…
Я тебе открываю двери.
Я тебе открываю душу.
Я тебе открываю тело.
А ты, как всегда, закрыт…
Говорю, как тебе я верю.
Говорю: «Никогда не брошу!»
А ты отвечаешь несмело:
«Мы – планеты с разных орбит…»

Я тебе читаю Верлена!
Я тебе стихи посвящаю!
Я с тобой рассветы встречаю!
Я с тобой провожаю ночь!
Говорю: «Невозможна измена!»
Говорю: «Я тебя прощаю!»
А взамен–пустые ответы:
«Нам преграды не превозмочь!»

Я тебе не нужна, ты – ветер!
Я тебе не нужна, ты – птица!
Я тебе не нужна, ты – время,
Что вовек не замедлит бег!
Ты любви моей не заметил…
Ты готов о скалы разбиться
Лишь бы сбросить мой плен,
как бремя…
Ах, палач мой, любимый навек…!

Хватит!.. Поздно!.. Ложь!..
Хватит! Довольно меня понимать!
Хватит! Довольно меня узнавать!
Хватит! Довольно меня обнимать!
Ложь! Это ложь! Просто ложь!
Хватит! Не нужно меня приручать!
Хватит! Не нужно меня поучать!
Хватит! Я больше не буду молчать!
Прежней меня не вернешь!
Поздно! Я нынче не ангел, а бес!
Поздно! Алиса не хочет чудес!
Поздно! Не нужно любви до небес!
Ложь! Это ложь! Только ложь!
Поздно! Теперь умирать не боюсь!
Поздно! Теперь не рыдаю–смеюсь!
Поздно! Теперь я с тобой расстаюсь!
И не мечтай! Не вернешь!

Любовь это… Грязь
От меня осталась половина,
А вторая так и не воскресла,
Просто чудеса ушли навек!
Никогда не пряталась за спину,
За тебя в такую грязь залезла!
Ты – неблагодарный человек…

Любовь – огромная фальшь,
Любовь – случайная блажь,
Любовь – мираж…

У меня одно крыло осталось,
А другое ты другой подаришь,
И ни мне, ни ей не будет счастья!
Сколько грязи для меня досталось!
Хорошо, что больше не ударишь…
Эта цепь навеки разорвалась!

Любовь – ошибка врачей,
Любовь – пустота речей,
Любовь – для палачей.

Уцелело полдуши случайно,
Половина – битву проиграла –
Слишком много крови отдала!
Кровь смешалась с грязью… Как печально!
Много я терпела или мало?
Долго ль тосковала и ждала?

Любовь – закрытый вопрос,
Любовь – извечный гипноз,
Любовь – для угроз…
И слез…

Получеловек
Сердце, заколоченное досками,
Словно дом, оставленный навек…
Я чужими, пользуюсь, обносками
Чувств и мыслей… получеловек.

Обнесенный изгородью ветхою,
Хрупкий мир мой прячется внутри.
Самой тяжкой для меня помехою
Остается жажда говорить

О несчастьях больше, чем о радости —
Словно накликать беду стремлюсь.
Просто я не знаю вкуса сладости
Жизни, оттого ее боюсь.

У меня туманность андромедная —
Ни одной звезды в созвездьи нет.
Равнодушно пялится Вселенная
И в ее молчании — ответ

На вопросы все, что мной не заданы,
Голову съедая изнутри…
И ее молчанием оправданы
Сны и преступления мои.

Вот кто я такая…
Песок или пепел… а может быть пыль..
Развеяна ветром по тропам-дорогам…
И тянется, тянется скучная быль
О равенстве всех перед богом и с богом.

И босые ножки арабских детей,
Разносят меня по просторам и далям,
И сотни, и тысячи разных людей,
На длинных, как ленты, дорогах, едва ли

Смогли бы в песчинках меня разглядеть —
Такую же странницу расы бродячей…-
Когда-то живую, умевшую петь,
Не голосом злым, а душою горячей!

А ныне — лишь пыль аравийских пустынь,
Летящая с ветром от края до края,
Парящая праздно средь древних руин
И царственных прахов — вот кто я такая!

Гранит…
Рука – холоднее гранита…
Душа – холоднее руки…
Я снова жестоко избита,
А замки – всего лишь пески,
А небо – всего лишь заплтата
На гибельной, самой, мечте,
А рана на сердце – расплата,
А боль – мотылек на плече!
Какая нелепая вера! –
Хоть каплю тепла сохранить
В гниющем нутре изувера!
Нелепая жажда любить…
Рука – холоднее гранита…
Душа – под гранитной плитой.
Я ранена, но не убита,
Я проклята, но не тобой,
А собственной сказкой о чуде,
Что былью не станет – увы!
Следов твоих больше не будет
На мягкости влажной травы.
Рука холоднее гранита…
Душа – холоднее руки…
А воля – из воска отлита,
А дух – лишь гранита куски…
Ну что ж! До конца разбиваю
Зеркал, твоих, мрак! В нем – не жить!
В гранит, растворяясь, врастаю,
Чтоб глыбой, гранитною, быть.

Валькирия
Валькирию, сидящую средь трупов,
Встречаю, словно кровную сестру.
Мне холодно на этом злом ветру!
Мне мерзко среди боли, ран и струпов,
Но в памяти я это не сотру.

О, Муза побежденных и побед!
Дай, слабой, мне, своей, частицу, силы!
Я жажду пляски на краю могилы!
Я жажду смерти лично слать привет!
Как нестерпимо небеса унылы!!!

Валькирия! Умерших добрый дух!
Ты видишь – я сжимаю меч умело!
И в бой последний свой кидаюсь смело,
И, слабая, спасаю сразу двух!
Сестра моя, я так сама хотела!

Прижми меня, скорей, к своей груди,
И проведи, сквозь боль, в туман забвенья,
И помоги мне там найти прощенье,
И друга моего, прошу, найди!
И стань ему последним утешеньем!

Вера
Памяти великого сценариста и режиссера
Сергея Параджанова и его последней работы — «Исповедь».
Я видела девочку в черном гробу —
Не знаю, во сне или нет. —
И вот, до сих пор позабыть не могу
Улыбки, посмертной, расцвет,

Распластанный бант в волосах неживых,
Как ангельских крыльев размах… —
И чувствую горечь мучений твоих,
Со мной остается твой страх.

Я шествую молча средь черных старух, —
Такая же черная тень…
И плачь всепрощения режет мой слух…
О Вера! Последний твой день

Полуденным солнцем залит до краев
И радостью встречи с Творцом —
Он тоже, я знаю, увидеть готов
Невесту с печальным лицом.

Возрадуйся, Вера! Рожденье твое
Со смертью. навеки, слились!
Послушай! — какая-то птица поет…
И вновь, для меня, улыбнись.

Ты — Божья невеста, и Бог — твой удел,
А гроб — колесница и трон.
Бог тоже — я знаю! — увидеть хотел
Величье твоих похорон.

Скульптору, создавшему меня…
Скульптура со склоненной головой
И профилем, исполненным печали…
Твоя рука создать меня едва ли
Сумела бы — хоть чуточку! — иной.

Не для веселья ты ваял мой лик,
А для того, чтоб страх — предвестник боли — ,
Твоей жестокой, повинуясь, воле,
Как в зеркале, в чертах моих возник.

Под мраморною кожей кровь, как лед,
И крыльям за спиной полет не снится…
В твоей больной фантазии родиться
Мог только скорбным и немым мой рот.

Не ради счастья для меня самой —
И для тебя! — я здесь, на пьедестале…
Твоя рука создать меня едва ли
Сумела бы — хоть чуточку! — живой.

Я вернусь!
Я вернусь: чуть раньше или позже!
Ты узнаешь мой скорбящий взгляд.
Я вернусь — иначе быть не может!
Я вернусь и все верну назад.

Я верну мерцанье звезд над морем
И кленовых листьев желтизну…
Я вернусь, и мы еще поспорим!
Я вернусь и каждый миг верну!

Я вернусь! Я очень в это верю!!!
Хоть дождем весенним да прольюсь…
Обещай мне пережить потерю,
Я же обещаю, что вернусь!

Детей отняли…
Разоренной могилой, разграбленным домом
Или небом без солнца себя ощущаю…
Горе горло сдавило невидимым комом–
Я себя ненавижу! Я себя не прощаю!

Бесконечной, кровавой, зияющей раной,
Полыхающей болью, изъеденной гноем,
Опаленной страданием, колотой, рваной!!!!
Незнакомой с наркозом! Забвеньем! Покоем!!!

Ощущаю себя безобразной! Зловонной!
Ощущаю себя палачом неумелым!!!
Разве я самой юной была и влюбленной?
Разве я самой гордой была? Самой смелой?

Отобрали детей!!!! Отрубили! Отняли!!!
Оборвали, не дрогнув, незримые крылья!
Ни увидеть, ни тронуть не дали!!! Не дали!!!
Даже память по ветру развеяли с пылью!

Почему вместе с ними меня не убили???
Что мне делать одной среди ужасов этих???
У беспомощной птицы гнездо разорили,
Уничтожили жизнь и прошли, не заметив…

Лжешь неумело!
Лжешь неумело –
Это не дело!
Нужно уверенно
Целиться в душу!
Перед тобою
Сердце живое!
Видишь, намеренно
Жду и не трушу!
Лжешь неумело!
Я не хотела
Пошлости рая
Терпеть бесконечно!
Скоростью света,
Светом кометы
Подлость сметаю
Поездом встречным!
Лжешь неумело!
Бездна успела
Все отравить
Пустотою бездушной!
Больше не надо
Этого ада!!!
Требую жить!
Несвятой! Непослушной!
Лжешь неумело!
Память сгорела
Тысячи раз
Прокрутив киноленту
Грубых ошибок,
Грязных улыбок,
Яростных глаз
И речей безответных!
Лжешь неумело!
Это не дело!
Лгать обязательно
Нужно искусно!
Я бы любила
Собственной силой!
Я бы старательно
Справилась с грустью!
Лжешь неумело!
Ложь без предела!
Лжешь постоянно!
Жестоко и зверски!
Я умираю
В пошлости рая,
Грязной и пьяной,
Безумной и мерзкой!!!

Отпусти меня над бездной…
Отпусти меня над бездной,
Крылья оборви!
Дай счастливою исчезнуть!
Хоть такой любви
Мне почувствовать немного!
Пусть она–страшна!
Не страшней моей дороги,
И нужна! Нужна!!!
Отпусти меня над бездной!
Помоги! Добей!
Я сумею! Я воскресну
В тысячах людей!
Оживу весной! Зимою!
Снова буду петь!
На качелях с детворою
Под ольхой сидеть…
Отпусти меня над бездной!
Я не упаду!
Новым солнцем, мрак разверзнув,
В небесах взойду!
Обниму теплом планету,
Научу любить,
Подарю живого света!
Только бы забыть
Роковой толчок с обрыва,
В, бездны, пустоту…
Боль паденья и разрыва…
Мертвой по мосту
Перейду в туман забвенья,
Только ОТПУСТИ!
С рук моих прими прощенье
И меня прости.

Прокомментировать через Facebook или ВКонтакте

Добавить комментарий