Повороты судьбы

Июль 1936 года выдался очень жарким. Такого жаркого лета не было, наверное, очень давно. Уже третью неделю жара была выше 30 градусов по Цельсию. Листья на деревьях пожухли. Дышать от такого палящего солнца было тяжело. Но надо было ходить на работу. Зойка работала в одном из магазинов. Духота стояла там невообразимая. Но надо было терпеть и работать. Ведь на руках была маленькая дочь. Хоть она и была замужем, но муж как бы присутствовал в её жизни. Его бесконечные романы угнетали её. Но любовь тоже не сдавала свои позиции. Казалось, что всё наладится, и всё будет как раньше.
— Зоя, ты снова о чём- то задумалась?- голос директора магазина, вывел её из какого- то смутного оцепенения.
— Нет, Николай Петрович, это вам показалось, — ответила девушка.
— Тебе нельзя ни на минуту отвлекаться от работы, а то у тебя будет недостача или какая либо ошибка.
Директор по-отечески относился к Зойке, и прощал ей некоторые промашки. Он видел, что она честная и добросовестная. И что сложности в семье все равно не очень отражались на её способности быстро работать. А работала она у кассы. Хоть и не было у неё образования, всего- то четыре класса, но считала она быстро. Я же работала за прилавком, и хотела быть её лучшей подругой. Мне хотелось ей помочь, но я не знала, как это сделать. Я могла только поддержать её словами сочувствия. Как то не получалось пока сдружиться. Время было такое, что люди мало доверяли друг другу. Каждый уходил в свои печали и радости почти в одиночку. Мне было грустно, что такая красивая девушка так страдала от своего мужа, который мог бы быть её опорой в жизни.
Июльская жара всё продолжала душить город в своих объятьях. Земля превратилась в камень от засухи. Пожухлая трава колола ноги. Люди двигались в этом мареве как призраки. В любую свободную минуту, и вечерами берега Волги были облеплены народом. Вода просто кишела людьми. Все ждали дождя, грозы, это было бы спасением. Но природа была глуха к призывам людей. Невозможно тяжело было дышать в этом мареве.
— Как твои дела?- спросила я Зою в один из обеденных перерывов.
Мы сидели на табуретках в маленьком закутке. Нарезанная колбаска и помидора, лежали перед нами на газетке. В эту жару нас спасал горячий чай, который утолял жажду.
— Знаешь, я не ведаю, что мне делать и как поступить,- печально посмотрела на меня Зойка.
— Расскажи мне свою историю, может я смогу дать себе свой совет,- только и смогла я произнести.
— Хорошо, я тебе расскажу обо всём по порядку, с самого начала, и ты может быть со стороны, сможешь мне дать дельный совет, — она решительно встряхнула головой.
— Ты знаешь, наверное, о том, что я рано вышла замуж по любви, за красавца Ивана, по которому тосковали все девчонки в округе. Мне казалось, что любовь ко мне будет вечной и сильной. Но как я ошибалась. Спустя какое- то время мой Иван стал крутить романы на стороне. Его частые отлучки и командировки способствовали этому. Я мало чего знала, ведь тогда я уже была беременна дочкой. Занималась работой и домом. Училась вести хозяйство. Жила со свекровью и свёкром. Свекровь ничего дома не делала, а только гуляла по соседкам. И все заботы были на свёкре. Ну и я тоже впряглась в быт. Училась готовить вкусные обеды. Иван приходил поздно, а то и вообще не приходил ночевать. Я плакала, уговаривала. Но всё было бесполезно. Когда родилась дочь, я ушла к родителям жить. Хоть там было и тесно, но всё — же были свои родные лица. Они помогали мне. И братья и сестра. А больше всего мама и отец.
— А как же Иван, воспринял твой уход к родителям?- решилась я вставить свой вопрос.
-Он сначала разозлился, но потом рассудил, что всё так и должно быть, — Зойка снова на меня грустно взглянула. Да и ему было так удобно. Мне помогала моя мама, нянчить внучку, и готовить мне не приходилось. А он был свободен от забот и проблем.
— Но, ведь так можно и совсем распуститься, не делать ничего в доме, — вставила я своё мнение.
— Так оно и происходило. Иван ездил на соревнования, он играл в футбол от своей организации. А работает он бухгалтером и отвечает за казну. Всё время в работе. Я его почти и не вижу. Мне стали нашёптывать о его романах на стороне, о его секретарше. Что делать мне не знаю. Но тут закончился обеденный перерыв, и Зоя ушла за свой кассовый аппарат, а я встала за прилавок. День рабочий закончился, и я так и не смогла узнать о дальнейших событиях в жизни её семьи. Потом был недельный перерыв в работе. Мы работали неделю, а неделю занимались своими домашними заботами. У меня скопилось много работы по дому, да и на Волгу бегала каждый день искупаться и поплавать. Я жила одна, и только встречалась с одним молодым человеком. Мы ходили в кино в «Фурор». Это было нечасто, мой молодой человек был снабженцем и уезжал в командировки. Да и подруги не оставляли меня одну надолго.
Но вот снова наступила моя и Зойкина рабочая неделя. Жара всё не уходила из города. Были открыты огромные окна, но это не несло прохлады. Деревья стояли не шелохнувшись. Было такое чувство, что воздух стал плотным, и передвигаться в нём было тяжело. Только в тени деревьев было немного полегче. Но на солнце было просто страшно выйти. Люди днём редко заходили в магазин. Но вечером, перед закрытием было много посетителей. Зойка не отрывалась от кассы, выбивая чеки. Я же не отходила от прилавка. В первый день работы я так и не смогла с ней поговорить. Но я видела, что она была очень сильно опечаленной. На следующий день было свободнее, мы снова сели пить чай вдвоём.
— Как прошла твоя выходная неделя?- спросила я.
— Произошла крупная ссора между мной и Иваном,- ответила грустно Зойка.
— Но что, же произошло?- я отхлебнула из чашки.
— Мой брат пригласил меня в кафе, и привёл туда своего друга. Он меня пожалел, что я всё время сижу дома, и решил мне устроить праздник — ответила Зойка.
— А там, в кафе что – то случилось?
— Мы сидели и мирно разговаривали с братом и его другом, ели мороженое, — на глаза её навернулись слёзы,- и тут подходит к нам друг Ивана и говорит мне, что он всё расскажет ему о том, что я шляюсь по кафе с парнями, вместо того, чтобы сидеть с маленьким ребёнком.
— Какое он имел право с тобой так разговаривать?- я просто пришла в негодование.
— А каково было мне всё это слушать? Когда я пришла домой, то Ивану уже всё донесли, и он был зол на меня. Чуть ли не с кулаками на меня набросился. Тут за меня вступилась мама – она всхлипнула.
— Но что, же было потом?
— Я сказала, что это был мой брат со своим другом, и что брат меня пригласил. Ведь у него на меня не находиться времени. А мне тоже хочется пойти куда- либо, ведь я ещё молода. И сказала, что я буду ходить, с кем хочу, если он себе это позволяет, и что мне стало известно о его романах с секретаршей. И что пусть он уходит к ней.
— Смело ты с ним — только и смогла я сказать.
Но снова мне пришлось вставать за прилавок, а Зойке за кассу. В другие дни мы уже не смогли поговорить так долго. Нужно было принимать, сортировать товар, поступивший в магазин. И наши разговоры были исключительно о работе. Но мне очень хотелось узнать, как у неё сложатся отношения с мужем. Хотелось, чтобы всё наладилось.
И вот снова наступила свободная неделя. Я снова не смогла поговорить с Зоей о её жизни. Когда я вышла в свою рабочую неделю, то её не оказалось у кассы. Встревоженная, я спросила у директора, почему нет кассира. Николай Петрович грустно мне сказал:
— Зойка наша теперь не будет у нас работать, она с мужем уехала в Чапаевск. Его направили туда на ответственную должность, и она уехала вместе с ним и дочкой. Жалко мне её, такая хорошая и красивая девушка, а так не повезло с мужем.
Прошло лето. О Зойке я ничего не слышала. На работу она не возвращалась. И вдруг я узнала от знакомых, о том, что она вернулась в Куйбышев. Мне очень хотелось её увидеть, поговорить. Но наши пути не соприкасались. И как-то осенью, я встречаю её на улице с дочкой.
Я даже не сразу поняла, что эта та самая Зойка, с которой я работала в магазине. Её лицо осунулось. Румянец исчез. Что- то потухло в её красивых глазах. Рядом семенила ножками маленькая девочка, похожая на мальчишку с короткой стрижкой. Она обрадовалась нашей встрече, и пригласила меня к себе домой. Мы договорились, когда я смогу подойти, и расстались. Меня не покидало чувство трагедии в её личной жизни.
Когда в один из свободных дней я пришла в гости, то Зойка накрыла стол и поставила большой самовар. У них в семье было принято накрывать стол к приходу гостей. Мы сидели и пили чай с блинами. Она не сразу стала мне рассказывать о себе. Болтали о магазине, о директоре. Потом Зоя грустно на меня посмотрела и сказала, что с мужем Иваном она рассталась ещё летом. В ту самую ужасную жару, которая обрушилась на наш город. А в Чапаевске, несмотря на то, что они жили вместе, он погуливал, флиртовал в открытую. Она разговаривала с ним, но всё тщетно. Приходил Иван поздно, ссылаясь на работу. И собрав вещи, она не выдержала и уехала домой в Куйбышев. Потом, позже она узнала, что он болен скоротечной чахоткой. И его отправили в деревню к родным.
— Мама мне сказала, что я не должна рисковать здоровьем дочери. И запретила мне ухаживать за мужем,- грустно она взглянула на меня.
— Я чувствую себя, почему то виноватой, хотя он мне причинил немало неприятностей. И я его любила несмотря ни на что. В деревне он вскоре умер. И я стала вдовой.
— Ты не кори себя. Всё так и должно было случиться,- я пыталась утешить Зойку.
Мы попили чаю, и я стала собираться домой. Я шла по улице, и думала, что жизнь всё расставляет по своим местам. И этот поворот в Зойкной судьбе приведёт её к более счастливой и полной любви жизни. И та июльская жара убыстрила все события в её жизни. Обострила отношения между Иваном и ею. Но теперь всё будет иначе.

Прокомментировать через Facebook или ВКонтакте

Добавить комментарий