Дрова были влажными.
Дым от костра медленно подымался вверх.
Дул легкий ветерок. Он срывал и кружил в воздухе красные листья деревьев, ложа их на тихую гладь реки.
Осень также была и у Хата в душе. Он сидел на листьях, поджав ноги под себя, оперевшись руками в бедра.
Глаза его были закрыты, из-за пояса торчали оба меча. Хата никогда не расставался со своим оружием, даже когда отдыхал, в тем более, когда отдыхал.
Хоть было и прохладно, но Хата был одет всего лишь в брюки хакама и накрыт накидкой хаори. Он вдыхал запах осени вместе с дымом от костра.

Хата сидел-сидел и ждал своих врагов.

И вот четыре самурая встали с четырех сторон, вокруг Хата.
Они были одеты в такую же одежду и имели такое же оружие, как и у Хата. Они были как две капли воды похожи на Хата – это были его двойники. Но Хата не шелохнулся, он даже не открыл глаза.
Самураи  медленно, как смерть, подкрадывались приставным шагом к Хата. Мечи их были вынуты, они держали их перед собой.

Ну вот двойники вскинули мечи кверху и приготовились нанести удар одновременно со всех сторон.
Хата лишь положил левую руку на ножны меча, а большой палец на гарду, он медленно и незаметно вздохнул – это был «запах смерти», Хата был готов к этому запаху, поэтому даже не пошевелил веком.

Тишину осени нарушил резкий неожиданный крик одновременно пяти самураев.

В последний миг Хата открыл глаза, на полусогнутых кинулся на того, кто был перед ним, при этом одновременно выхватил меч из ножен и рассекающим движением вскрыл своему двойнику брюхо. За этим движением последовал резкий кувырок – доли секунды и Хата уже стоял в стороне от своих врагов, держа меч перед собой в средней позиции.

Двойник с вспоротым животом ползал на коленях и корчился от боли. Тут второй начал медленно сближаться и говорить Хата: «Будь милостив, сжалься, посмотри, как мучается, добей его, прояви свое сострадание. Двойник Хата говорил так, словно это часть Хата говорила ему, словно это его жалость обращалась к нему. Но Хата не стал ждать, пока его двойник решится на атаку, он показал ему свой задумчивый взгляд, на что тот и купился, кинувшись яростно рассекая воздух сверху вниз своим мечом.
Хата отшагнул в сторону и нанес удар самураю по рукам.
Меч выпал.
Хата легко провел лезвием своего меча по горлу своего врага, после чего тот упал на землю, хрипя и глотая собственную кровь.

Из его карманов повалились золото и деньги прямо к ногам Хата.

Третий двойник подшагнул и сказал: «Хата, смотри сколько богатства, возьми его оно твое. Ты будешь богат, сможешь иметь всех женщин, сможешь купить себе землю, построить дом, жениться на принцессе. Твои дети и внуки будут обеспечены.
Хата не стал больше слушать эти бредни и показал двойнику, что наклоняется за золотом. Увидев это двойник набросился на Хата с желанием отрубить ему голову, думая, что он ее уже потерял, но Хата кувыркнулся как ёж и встал за спиной у двойника.
Двойник только успел повернуть голову, как она оказалось уже на земле, для этого Хата понадобилось лишь одно движение. Тело двойника плюхнулось камнем рядом со своей головой.

Четвертый двойник с восхищением крикнул: «О, великий и всемогущий Хата, я расскажу всем, как ты убил своих врагов, я прославлю  тебя на весь мир, слава будет всегда идти впереди тебя, люди будут поклоняться тебе, как Богу, я вознесу тебя до небес, ведь я твой самый лучший друг; я твоя слава.
Хата посмотрел на двойника и улыбнулся: «О, я знаю, как ты хочешь вознести меня до небес, ведь ты самый лучший мой друг – ты моя слава, так давай же обнимемся, как обнимаются лучшие друзья», — с этими словами Хата убрал меч в ножны и с распростертыми руками приблизился к двойнику.
Двойник растерялся от ответа Хаты, не зная, что делать он опустил меч и развел руки. Двойник успел только увидеть, как Хата подмигнул ему глазом, после чего короткий меч вакидзаси торчал из его шеи.
Хата приблизился на нужное ему расстояние и выхватил у двойника его короткий меч, после чего произвел удар тодомэ, пронзив при этом сонную артерию.
Хата легонько отпихнул двойника и вытащил меч из его шеи; кровь сильной струей ударила в лицо Хаты. Так «уснул» четвертый двойник, залив все кровью.
Хата не изменил выражения лица и не стал вытирать кровь, он повернулся и не думая, куда ему идти, сделал несколько шагов в сторону, но не успев закончить свою мысль, услышал голос-стон. Это был первый двойник, который опершись на четыре кости начал говорить: «Куда ты отправился, Хата? Ты убил всех своих врагов, но ты также убил и всех своих друзей. Ты останешься один – это говорю тебе я, твое одиночество. Хата не поворачиваясь, сказал: «Еще не всех». Он резко повернулся и быстрыми шагами оказался перед двойником. Кладя перед подранком окровавленный вакидзаси, сказал: «Я дарю тебе то, чем ты пытаешься меня запугать», — и со словами: «Сделай за меня мою работу сам», — медленно начал отходить назад и потом повернулся.
Наступила тихая темнота. В темноте раздался голос: «Хата, Хата, куда ты, куда ты уходишь, Хата, ты остался один, Хата, ха-ха-ха. Стой, стой, Хата, куда ты уходишь, не оставляй меня одного. Я убью, я убью тебя, Хата, я убью, Ха-а-а, Хе-е-е, у-у-о!

Темнота расступилась, двойник лежал с торчащим из живота мечом, Хата стоял в десяти шагах с опущенным мечом, черная кровь стекала с его меча, он стукнув по клинку кулаком, стряхнул остатки крови и вложил меч в ножны.

Хата начал подниматься в гору от реки, он хотел перевалить эту гору и попасть в деревню, в которой жили одни двойники Хаты, он хотел раздобыть себе лошадь, потому что уже слышал, как его «самокатящееся колесо» катится к нему с гор.
Жители деревни «Хаты» знали, что к ним идет их главный враг, они вооружились мечами и пошли встречать Хата у скалистых уступков-ступеней. Хата спускался с горы, как снежный барс, выходящий на охоту.
Двойники увидели Хату, и страх проник в их сердца. Хата почувствовал их страх. Он встал перед ними, смотря на них сверху вниз, нахмурил брови и напряг все тело так, что пальцы его рук распрямились.
Хата видел, как их мечи тряслись вместе с их руками, он сделал им навстречу два быстрых шага взмахнул немного обоими руками так, что они оказались на уровне их лиц и издал пронзительный крик: «Ямэ (закончили)!»
Словно морская волна накатилась на этих людей, они побросали мечи и покатились кубарем вниз по уступам кто куда. Через несколько секунд не было уже никого.

Хата спустился в пустую деревню, вышел к главному перекрестку.
Там увидел он доспехи и коня и еще четырех всадников в черном. Один из них что-то держал в руках, кажется это была голова.
Хата одел доспехи и решил смыть с лица кровь, он наклонился к большому камню, в котором был выдолблен колодец, там плавал бутон лотоса. Кровь с лица Хаты стекла прямо на этот лотос. Небо нахмурилось, и грянул гром, молнии сверкали одна за другой. Пошел дождь, сильный дождь, его капли обмыли окровавленный лотос.
В ушах Хата стоял свист, свист от его «самокатящегося колеса», об которое разбивались капли дождя, оно было уже близко.
Хата вскочил на коня, надел шлем и начал крутиться вместе с лошадью на одном месте.
Но вот колесо промелькнуло на перекрестке. Лошадь Хата дернулась на дыбы, после чего он помчался за этим колесом.

Черные всадники мчались вслед за ним.
Дождь хлестал так, что лужи кипели от пузырей.

При виде этого колеса и следующего за ним всадника люди: крестьяне, солдаты, торгаши; разбегались в разные стороны в ужасе и страхе.

Но дождь прекратился.
Выглянуло солнце.
Земля и все в округе парило, словно открытые двери бани.
Хата легкой рысью лошади следовал за колесом, которое незаметно подкатило к скале, на камнях, которой были женщины.
На одном камне стояла женщина в кожаной одежде с хлыстом и плетью, она говорила Хате: «Иди ко мне, и ты испытаешь настоящую радость, ведь боль – есть настоящая радость».
На другом камне три обнаженные с телами богинь, они извивались и терлись друг об друга, как змеи, пар исходил от их влажных тел, они говорили Хате: «Хата, иди к нам, мы подарим тебе «любовь», ласку утех и наслаждение, мы сделаем тебе все, что ты пожелаешь».
На третьем камне стоял огромный стол, на котором были все яства, все деликатесы мира. Женщина, которая там была, разливала вино в бокалы и резала мясо жареного ягненка, она говорила Хате: «Хата, утоли свой голод и жажду, я сготовлю для тебя любую еду и выпивку».

В стороне от скалы стояло разросшееся дерево, в центре которого сидела лысая женщина в черном плаще и кормила грудью младенца. Двое других ее детей были рядом и играли с зеркалом, корча рожи.
Она молчала и смотрела на свое дитя, ее лысина блестела на солнце, и было не понятно блондинка она или брюнетка, или, может быть рыжая.

Хата решил задать ей странный вопрос: «Чьего ребенка ты кормишь?»
Женщина ответила: «Это ребенок моего мужа».
«А кто твой муж?» — спросил Хата.
«А кто будет любить этого ребенка, тот и будет мой муж», — ответила женщина.
«Дай мне твоего ребенка, я взгляну на него», — Хата взял дитя у женщины и поднял его над собой.
«Я не вижу ничего особенного, обычный ребенок, за что же его можно любить»,- промолвил Хата. Не успел он закончить фразу, как ребенок стал писать ему в лицо. «Черт», — проронил Хата и отодвинул ребенка в сторону.
«Похоже я был не прав, я беру свои слова назад. Твой ребенок умеет слушать и слышать, но он не умеет еще говорить, я люблю учить, мне будет в радость быть ему отцом.
«У меня нет ничего, но у меня есть кое-кто, кто поможет добыть нам все», — с этими словами Хата стал звать своих черных всадников: «Эй, вы, кагэмуся, быстро ко мне!»
Хата сказал своим двойникам, что нужно делать.
Прошел час.
Хата ехал с лысой женщиной в телеге, которая катилась на одном колесе. Каркасом для телеги послужил стол с яствами, в телегу были запряжены обнаженные богини, которые смотрели на себя в зеркало, их погоняла хлыстом женщина в коже, другая готовила Хате обед. Хата пил чай, женщина кормила дитя. Двое других детей ехали на лошади Хаты. Один надел шлем и управлял, другой взял лук и стрелял в безголового, который ехал сзади, и за ним плелись остальные черные всадники.
«Зачем ты стреляешь в него», — спросил Хата ребенка.
«Мне его жаль, как можно жить без головы, я хочу добить его», — ответил ребенок.
«Действительно, как можно жить без головы», — засмеялся Хата и добавил: «Жалеть — глупое занятие, особенно жалеть мертвецов, разве ты не видишь, что он труп».
«Оставь его, пусть играется, он еще ребенок», — промолвила женщина.
Хата спросил: «Какое у тебя имя, женщина?»
«Мира», — сказала она, не подымая глаз.
Хата молчал.
«Должно быть Хата всерьёз решил стать моим знаменоносцем, моим Хатамото», промолвила Мира.
Хата улыбнулся и глотнул чай.
«Куда мы едем, Хата», — спросила Мира.
Хата еще не знал, что ответить на этот вопрос, он просто радовался, что его «самокатящееся колесо» все еще крутится.

Через некоторое время Хата произнес: «Мы едем в город – город, который стоит там, где река впадает в море. Я слышал, что все жители этого города похожи на его правителя. Они носят только белые одежды, едят белый рис и пьют только молоко. Когда они, вдруг, увидят радугу после дождя, то молятся своему белому Богу.
Мира сказала: «Ты везешь нас в этот город мертвых, чтобы мы сами сделались мертвецами?»

«Я хочу оживить этот город», — ответил Хата.

«Глупый, как ты один можешь противостоять целому городу», — промолвила, улыбаясь Мира.
«Также, как построил эту телегу, на которой мы приехали сюда», — с недовольством сказал Хата и добавил: «Ты что, сомневаешься во мне?»
Мира ничего не ответила.

Когда час настал, Хата взял у Миры ее черный плащ и одел на себя. Он облачил кухарку и голых женщин в одежды черных всадников.
Так отправились люди в черном в город белых.

Когда Хата с женщинами зашел в этот город и продвигался ко дворцу правителя, все жители смотрели с удивлением смотрели на их черные одежды. Правитель услышал о странных странниках и приказал схватить и привести во дворец. Хата не стал сопротивляться страже, он знал, что так он быстрее попадет туда, куда нужно.
И вот встреча состоялась.

«Я правитель Мудрый», — представился хозяин города белых и добавил: «Как тебя зовут чужеземец».
Меня зовут Блаженство», — ответил Хата.
«И какое же ты несешь блаженство», — спросил Мудрый.
«О, это блаженство достойное королей», — ответил Хата. Мудрому был интересен Блаженство, то, что он говорит и цвет его одежды. Он никогда не видел черного, все его предки и он сам всегда носили белое.

«Покажи же мне это блаженство», — сказал Мудрый.

Хата приказал кухарке накрывать на стол. Она достала жареное мясо и вино.
Мудрый приказал попробовать сначала своему охраннику. Тому понравилось и Мудрый сам стал есть мясо. Он с жадностью откусывал куски и запивал их вином. Когда Мудрый опьянел, Хата приказал женщинам богиням снять с себя одежды и заняться своим делом.

Мудрый, как он думал, был просто на вершине счастья. «Проси все, что хочешь Блаженство, но оставь мне свое блаженство», — роптал правитель перед Хата.

Хата сказал: «Заставь жителей своего города носить одежды разного цвета».
«И все?» — удивленно спросил Мудрый и не думая ответил: «Будет исполнено!»

После чего Хата удалился из города. Он сидел и смотрел в огонь костра, и думал про себя: «Останется только ждать, только ждать».

В то время Мудрый жрал, пил и потешался с голыми женщинами, он погряз в своих наслаждениях и не заметил, как его жена увидела в объятиях обнаженных девиц. Увидев то, как ее муж «любит свою жену» она подсыпала яду себе и ему в пищу. Этот яд приготовила для нее кухарка, они сблизились в «последнее время».

Хата сказал кухарке, чтобы она открыла в городе ресторан. Женщине с хлыстом он отдал мясную лавку. Трем, уже не обнаженным женщинам, скрывавшим свои животы, которые они нагуляли  от бывшего правителя, он дал ясли.
Свою жену Миру он сделал правителем, сказав ей то, что управлять городом или государством и вообще править – это занятие, достойное женщины.

Сам же Хата занялся воспитанием детей, он построил корабль, штурвал которого сделал из своего колеса и катал жену и детей по морю.
В душе он знал, что, однажды, ему придется покинуть родную бухту и отправиться в «кругосветное плавание» одному. Он не знал какие опасности готовит ему это плавание, но он знал, что его всегда будут любить и ждать в его бухте, и он обязательно найдет туда дорогу.

Дрова были влажными. Дым от костра медленно подымался вверх. Дул легкий ветерок. Он срывал и кружил в воздухе красные листья деревьев, ложа их на тихую гладь реки.

Все это Хата знал, он видел это, когда в прошлый раз был здесь.
Он знал, что придут его враги, которых он победит, знал, что встретит Миру и подарит ей город, знал, что построит корабль, на котором уйдет в одиночное плавание.
Он знал, потому что он хотел, хотел знать и знал чего хотел.

Как много нужно отдать, чтобы знать чего хочешь.
Некоторые отдают всю жизнь, некоторым даже жизни не хватает, но все знают чего хотят, будучи еще семенем в материнском чреве, в матрице.

У каждого человека своя сказка со своими королями и королевами, и у каждого свой сад, в котором он сидит со своей королевой и о чем-то говорит, говорит с ней.

Хата – хата каждому, кто стремится к своей цели.

Одиночное плавание Хата

Годы жизни пролетают незаметно. Хата состарился. Дети выросли и разъехались – это было болезненно для Хаты, но он не стал их удерживать, так как знал, что они должны найти свою дорогу в жизни, свой путь который когда-то обрёл он сам. Жена Хаты Мира умерла для него, она предала его ушла к другому. И у Хаты была одна дорога – завершить свой путь, отправиться в одиночное плавание. Хата взял своих давно забытых воинов-теней, воинов в чёрных плащах – свои пороки, забрался на корабль и отправился в плавание. Он знал, что вряд ли уже вернётся сюда, то был его последний путь. Шли дни, недели, а Хата всё продолжал своё странствие в открытом океане, но вот в одну ночь случился большой шторм, корабль Хаты наткнулся на маленькую лодку, в которой лежал полуживой рыбак Ясумаро. Хата поднял Ясумаро к себе на борт, обогрел, накормил и стал расспрашивать.
– Откуда ты, Ясумаро?
– О, моя страна лежит далеко на востоке.
– Что это за страна такая, расскажи мне, может я бывал там раньше.
– Это страна золотых замков, весной там зацветает вишня, а осенью опадает клён. В этой стране всем повелевает военачальник Сэй Сегун.
– Кажется я был в подобной стране, ну, продолжай, слушаю с нетерпением.
– Я отправился в плавание в поисках нефритового меча для моей дочери. Я хочу отдать свою дочь замуж за Дайме, для этого моей дочери в приданное нужен нефритовый меч, говорят он есть в срединном царстве. Прошу, помоги, мне Хата, помоги достать этот меч.
– А любит ли твоя дочь этого самого Дайме.
– Любит, не любит, она должна быть послушной и делать то, что ей велит родитель.
– Хорошо Ясумаро, я не буду спорить с тобой, а помогу тебе, но взамен ты должен мне будешь одно желание.
– Я согласен Хата, проси всё, что хочешь.
На том и порешили и отправились вместе в срединное царство.
Не прошло и недели как Хата и Ясумаро оказались у берегов Царства.
Когда они сошли на берег, им встретился нищий аскет по имени Бо Цзюи.
– Кто ты, Странник?
– Я, ты правильно выразился, Странник – хожу сочиняю стихи, прибаутки, сказки, ищу нефритовый меч.
– И ты тоже, — удивился Хата.
– Зачем тебе меч? – Гневно спросил Ясумаро.
– Говорят, если найдёшь этот меч, встретишь свою невесту, — ответил Бо Цзюи.
– Этот меч нужен моей дочери в приданное, я не отдам его тебе, — прокричал Ясумаро.
– Если ты познакомишь меня со своей дочерью, я отдам тебе меч, — сказал с хитринкой Бо.
– Ты так говоришь, как будто этот меч уже у тебя, возразил Хата.
– Я знаю бабушку Вин Чун, которая укажет дорогу к тому месту, где спрятан меч, — с гордостью ответил Бо.
– Надо соглашаться с парнем, — сказал Хата Ясумаре.
– Видимо сама Богиня Солнца Амэтарарсу благоволит тебе, — проворчал Ясумаро.
Так втроём наши герои отправились к старушке Вин Чун в храм большие Ворота.
Когда же они пришли к бабке, та сразу увидела, кто перед ней. Она сказала, что укажет дорогу к нефритовому мечу, но каждый должен исполнить для неё по одному желанию.
От Ясумаро она попросила, чтобы он исполнил всё, что бы ни попросила его дочь.
Хате же она сказала, чтобы тот когда всё закончится, вернулся домой молодым.
Бо она сказала, чтобы тот наконец-то женился.
Делать нечего, пришлось согласиться.
Старуха поведала им, что меч находится в замке снов у королевы морей, и, что меч она отдаст тому, кого полюбит, кто украдёт её от короля. Дело это не простое, у короля лучшие в округе воины, и король слушает животных, птиц и ветер, но бабка дала нашим героям своих мастеров кун-фу, а также старца с лицом юноши.
Хорошо, что Бо Цзюн знал бабку Вин Чун, иначе без неё пришлось бы туго. Осталось только обольстить и выкрасть королеву морей.
Хата сказал мастерам кун фу, чтобы те распространили слух об опасной болезни в королевстве, и что только старец с лицом юноши может излечить эту болезнь. Хата надеялся, раз король слушает ветер, то он обратит внимание на этот слух.
Король призвал старца с лицом юноши к себе во дворец и попросил изгнать болезнь из его королевства.
Старец с лицом юноши достал свою книгу из чёрного мешка, что-то прочитал и сказал королю, чтобы тот устроил турнир по кун фу, а главным призом бы был поцелуй королевы. Король послушался старца Ясумаро помимо того, что был рыбаком ещё изучал искусство невидимых. Ночью он пробрался на кухню к солдатам и подсыпал зелья в еду, которое ему дал старец с лицом юноши.
В королевстве начался турнир по кун фу, призом был поцелуй от королевы.
Солдаты короля поносились каждые пять минут, поэтому Хата и мастера кун фу вышли в финал, где мастера кун фу поддались Хате.
Приз завоёван. Королева морей подходит к Хате, снимает вуаль и о Боги. Хата теряет дар речи, он видит перед собой свою бывшую жену Миру, но она его не узнаёт, так он состарился за последнее время. Мира целует Хату и тут Хата преобразился, словно помолодел лет на двадцать. Мира узнаёт своего Хату и по новому влюбляется в него.
Этой же ночью он забрал Миру и нефритовый меч и вместе с Ясумаро и Бо Цзюи отправился на свой корабль. Король же обо всём догадался и послал погоню, но было уже поздно, корабль с нашими героями был уже далеко от берега.
Когда они прибыли в страну Ясумаро, Бо Цзюи увиделся с его дочерью и подарил ей меч, и рассказал ей много своих стихов. Хару – дочь Ясумаро влюбилась в Бо и попросила отца исполнить одно её желание. Ясумаро ничего не мог поделать, он ведь дал старухе Вин Чун слово. Дайме, узнав, что у дочери рыбака есть нефритовый меч, решил жениться на рыбачке, но Хару отказала Дайме, и тогда он послал своих лазутчиков выкрасть меч. Меч выкрали, но молва, что Нефритовый меч находится в стране Золотых замков дошла до Сэй Сегуна, который управлял всеми островами. Сёгун отобрал у Дайме меч и понизил его в ранге, а Ясумаро из рыбаков перевёл в самураи. Бо женился на Хару и сочинил много хороших стихов, стал известным поэтом в срединном царстве. Это он поведал мне эту историю во сне.
Хата и Мира вернулись в свой родной город помолодевшими, как и просила старуха Вин Чун.
Там их встретили их дети, которые поняли, что дом там, где сердце, где твоя Родина, где тебя любят и ждут. Мира и Хата вновь обрели счастье, они вновь обрели себя.

Как говорил один мудрец: «Что толку от твоих странствий, если ты повсюду таскаешь себя за собой».
Люди скитаются по всему миру в поисках просветления, лучшей жизни, когда можно стать Буддой не отходя от «дерева» или собственного дома.
Это всего лишь сказка, но она о том чтобы каждый из нас не терял надежды, не терялся сам и не терял своих близких.
Рано или поздно каждый найдёт свою Миру, а вместе с ней и новый Мир, каждый пройдёт свой путь до конца.
Единственное, что требуется от нас в этой жизни – это хотеть, верить и действовать.
Знамя, знамя всем, кто не теряет надежды.

Хата и неотвратимая судьба

Пришла пора умирать.
И вот Хата, окруженный детьми, стал рассказывать им историю «О двух подругах гусеницах».
«Жили были две гусеницы и одна в скором времени  превратилась в бабочку, а другая гусеница искала везде свою подругу, в то время, как бабочка летала у неё под носом».
– Так и люди, – объяснял своим детям Хата, – как эти гусеницы, а смерть – это лишь переход из одного состояния в другое.
Хата только закончил эту мысль, как тело его охладело.
После смерти Хата попал к своему Учителю Мити Сину.
Мити Син играл на флейте, а языки пламени от костра причудливо извивались.
– Скажи мне Мити Син, почему жизнь людей состоит из испытаний, – спросил Учителя Хата.
– Мити Син отвечал, что человек словно лотос, растущий из грязи, должен пройти всю тину и вырваться на поверхность, раскрывшись во всей красе.
Испытания даются человеку, чтобы он стал лучше, стал похож на своего Учителя, познал истинную жизнь осознал то, что завещал ему его Учитель.
– Хорошо, – сказал Хата, – тогда объясни, почему некоторые люди при жизни слышат своего Учителя и исполняют его волю, а другие просто прозябают и ничего не делают.
– Все рано или поздно встретятся со своим Учителем. Скажу тебе даже больше, он постоянно находится с ними, просто некоторые из семени прорастают в дерево, а некоторые так и остаются семенем или вообще засыхают. Если сердце ученика открыто, то и сердце Учителя тоже, когда готов ученик – придёт и Учитель.
Возьми мою флейту, поиграй пока на ней, огню жизни нужна музыка, а я пока схожу за дровами.
Хата понял Мити Сина, но у него остались вопросы.
– Мити Син, скажи, раз уж мы с тобой повстречались в столь ответственную для меня минуту, могу ли я выбрать – вернуться ли мне в Мир людей, или отправиться в твой мир, Учитель.
– Мой мир, мир людей – всё одно, и в мире людей можно быть Учителем. Ты хорошо провёл время, которое тебе было дано, поборол многих врагов-грехов, воспитал многих учеников – ты сам стал Учителем при жизни, чего же ещё хочешь.
Хата ответил, что он хотел бы вернуться в Мир людей и вновь подвергнуться  испытаниям, но чтобы он помнил о своём прошлом воплощении и при случае мог бы узнать свою прошлую спутницу жизни.
– Ты познал истинную жизнь, ты попал в Рай, – ответил Мити Син, – что ж воля твоя, бери флейту и играй.
Хата придвинулся к костру, взял флейту, и как только он начал играть, как Мити Син исчез, а лицо Хаты осветил сильнейший свет.
Хата закричал, и тут его подхватили руки, это были человеческие руки, потом его прижали к груди и Хата уснул, но это был уже не Хата.
Малыша назвали Мити Син. Он барахтался в своей маленькой кроватке, пил материнское молоко. Он тогда не знал в какое время он родился, и где он родился, но он помнил костёр из влажных дров и реку, медленно несущую листья деревьев.
Малыш рос и креп со временем превратился в юношу. Мити Син всю юность к чему то готовился, он был наследником принца Кокоро, его мать была также королевских кровей из рода Веды.
И вот однажды между родом Мити и Веды разыгрался спор за то, кто будет Королём их королевства. Спор дошёл до того, что Веды объявили войну Мити.
Мити Син оказался во главе войска своего отца, на стороне Вед выступила воительница Тэн Ута, которая была известна не только своими подвигами, но и красотой, но у неё был скверный характер.
Мити Син не хотел воевать со своими родственниками и обратился в молитве к своему Учителю с просьбой дать ответ на его вопрос: Стоит ли ему вступать в бой.
Сейчас ты решаешь не их судьбу, а свою. Их судьба уже решена, – ответил Учитель Мити Сину, он говорил, что он воин и должен принять бой.
И началась битва. По всей долине разносился звон мечей. С обоих сторон были огромные потери, но никто не мог одолеть Тэн Уту в ближнем бою, своим мечом она рубила головы славных мужей направо и налево. Только воин подходил поближе к ней, как тут же был пленён её красотой и терял голову.
Мити Син увидел, что происходит, и тогда он пустил стрелу из своего лука . Стрела поразила Тэн Уту в грудь, и она упала рядом с горой трупов, меч выпал из её рук.
Мити Син выиграл битву, и когда он обходил горы трупов, ища раненых, он увидел Уту и был пленён её красотой, в его голове зародилось слово «живи». И в этот момент Ута открыла глаза и закричала от боли.
Мити Син поднял Уту на руки и понёс в свой стан. Ему казалось, что он знает эту женщину многие лета – это выглядело так, словно Мити ухватил судьбу за хвост, вступив в бой по повелению своего учителя.
Ведь, если бы он не стал сражаться, то не увидел бы свою избранницу, может быть она так и называется избранницей, потому что вышла из брани.
Кто знает, как бы повернулась его судьба. Всем нам приходится делать каждый день выбор, сражаться со своими желаньями или поддаться им.
Как говорится в одной Тантре: «Гора может изменить свои очертания, река может повернуть русло, – человек не может изменить своего характера».
Мити Син исполнил волю Великого Учителя, и тот исполнил его желание о котором они говорили, когда Син был ещё Хатой.
Мити говорил с Утой о том, что все они листья одного дерева, которое прорастил Учитель, что он сам подрезал его ветви и решил каким листьям расти поблизости, а каким поодаль.
Син говорил, что он знал Уту, когда она ещё не родилась, что их встречу устроил Великий Учитель – Неотвратимая Судьба, и что Мити променял мир Учителей на то, чтобы вечно встречать свою женщину из века в век, ведь по его мнению – это и есть Рай. И чем горче расставания, тем слаще встреча.
Мити сам оживил свою женщину, ведь когда он сказал: «живи», – Ута была мертва, а вернее её душа покинула тело, но всё возможно, когда любишь, и Син вернул уже изменившуюся душу Уты.
Это уже была не женщина со скверным характером и неугомонная воительница, а совершенно другой человек, осознавший, что главной целью его в этой жизни является любовь.
Ты цветок на ромашковом поле, ты мустанг в диком табуне, ты птица в стае, летящая к своей цели, ты тот, кого любит твой Учитель.
Так возьми же его за руку, и пусть он ведёт тебя к твоей цели, слушай его всем сердцем, никогда не сомневайся в нём и люби, люби всей душой.
И как говорится: «Хорошее ученье свято дважды и прославляет тех, кто предан ему однажды, благословляя на века Учителя и ученика».
Мити Син отказался от королевского трона и женился на Уте. Вместе они уехали в провинцию и обзавелись детьми – они обрели своё царство, где дым от костра медленно поднимался над тихой гладью реки, в которую падали красные листья – листья с тех деревьев, которые посадил Великий Учитель – Неотвратимая Судьба.
Отдашь, возьмёшь – судьба моя.
Во что ты веришь – важно для меня.
На брег морской с тобою выйду я.
Глаза в глаза, уста в уста.
Но вот вдали корабль вижу я,
Прощай красавица, проститься нам пора.
Но ночь пройдёт и близок наш рассвет,
С тобой мы будем встречаться
Много раз и через много лет.

Размышления ратника после боя

На поле бранном ратник славный,
Засунув в ножны меч, сказал:
«Россия – путь твой окаянный,
Сегодня с боем отстоял».
И грянул гром – гроза лихая,
Дождем омыла война кровь.
Сегодня мать – страна родная,
Лишилась Родины сынов.
Лет через сто всё повториться
И снова будет ратный бой,
Дадут опять земле напиться
Солдатской кровушки в запой.
Куда же мчит шальной возница,
Стегая тройку на убой,
Россия – красная девица – твои
Сыны всегда с тобой
Быть может, время то настанет,
Когда всё гладко в Мире станет,
Тогда уж расцветёт она
Россия – Родина моя.

Кто вы? Доктор Зорге

Жил мужчина в Токио
Родом из Баку, русский знал
Не очень он, служил он в ГРУ
Часто в ресторанах саке он
Попивал.
Друг его Макc Клаузен шифровки
Отсылал, от Рамзая партии приветередавал.
Время было смутное – война
Была близка. Немец наш с
Катюшею простился навсегда.
Хоть и по рождению был
Он немчурой, но за дело
Партии болел своей душой
«Чтобы человека больше разузнать,
Надо ему больше про себя сказать».
Этим принципом всегда он
Дорожил, — для России – матушки
Службу сослужил.
Был казнен мужчина тот
Японским Кэмпентай,
Русская земля сынов не
Забывай.
Кто же был герой тот
Родом из Баку, немец от
Рождения, служивший в ГРУ.

Не бойся, странник

Не бойся, шагни в ту пропасть,
Которая перед тобою распростёрта.
На так уж широка она, поверь.
Ты вышел из пещеры обыденности
Жизни, и жизни новой открылась
Пред тобою дверь.
Всё, то, о чём до этого ты думал
Отбрось в ненужный хлам.
Душа твоя теперь свободна,
Пред ней открыт всей новой жизни храм
В пещере просидел ты много лет,
Читая всяческий литературный бред.
Ты грыз науки до источения
Зубов, но всё-таки не смог избавиться
Ты от оков.
Искал ты неба звёздного в полу
Пещеры, пока не обвалился
Потолок, чтобы тебе
Преподнести Всевышнего урок.
Убей свой страх, сей зверь
Нисколько жалости не заслужил,
А жалок только ты, когда
Его ты ублажил.
Что ж первая пролита кровь, клинок
Торчит из сердца страха, судьбу
Свою ты вырвал из оков.
Что дальше? Знает только Бог,
Омывший прелестью закат
Кончины страха!

Бегущая река.

Жил в маленьком городке, в маленьком доме маленький мальчик. Звали его Арсентий. Жил он как все ребята в его городе, ходил в школу среди недели, а по выходным ходил в гости к своим бабушке и дедушке. Все мальчишки его возраста о чем-то мечтали, кто-то хотел стать лётчиком, кто-то капитаном дальнего плавания, а кто водителем большого грузовика. Арсентий же на вопрос: «Кем ты хочешь быть?» — Пожимал плечами и отводил глаза в сторону.
Но вот, однажды, он по радио услышал песню «найди свою любовь». Арсентий спросил своего дедушку: «что такое любовь? На что дедушка ничего не ответил, а только пожал плечами. Бабушка сказала Арсентию, чтобы тот не забивал себе голову всякой ерундой. Родители Арсентия также не смогли толком ответить на его вопрос. Тогда он решил для себя, что непременно найдёт эту самую любовь, где бы она не была. Мальчишки из его класса спрашивали Арсентия: «Кем бы он хотел стать?» На что он отвечал: «Я хочу найти свою любовь!» Ребята считали его чудаком, как это хотеть того, не зная чего.
А, между тем, время шло и наступил тот день, когда ребята закончили школу. Кто-то пошёл в колледж, кто-то в институт, каждый из мальчишек хотел кем-то стать – кем-то значимым. Арсентий не знал кем быть, на кого учиться и пошёл во флот, стал моряком в военно-морском флоте.
Перед тем, как идти в армию Арсентий встретил в парке старого старика, похожего на индуса. Старик был одет в рваные одежды, в руках у него был какой-то посох, на лбу, между бровями виднелась белая точка, видимо, поэтому Арсентий принял его за индуса.
– Здравствуй, юноша, — сказал старик, — зачем ты хочешь это сделать?
– Сделать что? — изумлённо, сказал Арсентий.
– Как что, разве ты забыл, найти свою любовь, ведь ты этого хотел, — медленно, еле слышно промолвил индус.
– Откуда ты это знаешь, я тебе этого не говорил и никогда раньше тебя не видел, — взволнованно, раздувая ноздри от недоумения, вымолвил Арсентий.
– Не волнуйся, просто я такой человек, которому известно всё, о чём мечтают маленькие мальчики. Потому что я сам был маленьким и тоже, как и ты, мечтал о том же, о чём мечтаешь и ты.
– И как, успешно, ты нашёл эту самую любовь.
– Я не буду тебе сейчас говорить про себя, могу сказать одно, что если ты действительно хочешь найти любовь, то ты её найдёшь, а в помощь я дам тебе книгу, которую я сам написал.
Индус достал из авоськи старенькую, потрёпанную книженцию и вручил Арсентию. Он сказал, чтобы Арсентий читал внимательно каждое слово этой книги без названия. Арсентий открыл первую страницу книги. Там было написано «Подсказки повсюду». – Что это значит, спросил Арсентий и поднял глаза из книги на старика, но старика как будто и не бывало, он как сквозь землю провалился. Тут Арсентий обратил внимание на маленькую шкатулку на земле, на том месте, где стоял индус. Арсентий открыл шкатулку и увидел там два кольца: одно побольше, другое поменьше. Ещё там была записка со словами: отдашь одно кольцо человеку, который, также как ты, ищет свою любовь». Чудной этот индус, — подумал Арсентий и положил книгу и шкатулку в рюкзак.
Шли годы. Арсентий уже стал капитаном дальнего плавания. Он прочитал книгу индуса, но, признаться честно, не очень то понял о чём в ней говорилось. Там были какие-то страны, какие-то люди, ходившие по пустыням, по морям, по горам и лесам. Рассказывалось о человеке, который объединил этих людей, но после эти люди предали его, за что были повергнуты в немилости, которая называлась невежеством, они сами не знали чего они хотели. В конце книги была фраза, которая почему-то отпечаталась в памяти Арсентия, она звучала так: «Любовь всё прощает, она повсюду». Эти слова постоянно кружились у него в голове и вот, как-то в выходной день он включил радио и там пел исполнитель, который когда-то пел песню «найди свою любовь», а сейчас звучала его новая песня: «Любовь повсюду, ищи подсказки везде». В этой песне было то, что Арсентий читал в книге индуса, только всё мелодично и красиво.
В этот же день Арсентий случайно услышал отдельную фразу из разговора матросов. Она звучала так: «Наверное он думает, что он один такой, брехня, все этого ищут, просто не все в этом сознаются». Неизвестно к кому были адресованы эти слова, но Арсентий подумал, что это индус говорит ему.
Арсентий решил сходить в отпуск, навестить родителей. На берегу, на базарчике он присматривал подарки родственникам и зашёл в ювелирную лавку. Там он увидел очень красивые кольца, они были очень дорогими. Арсентий подумал: «Кому нужны такие дорогие кольца?» Как, вдруг, старик лавочник ответил ему: «Кольца нужны тому, кому нужен ты!»
Чёрт возьми, это был индус, но Арсентий не узнал его, он вспомнил про шкатулку со своими кольцами, одно из которых он должен был подарить тому, кто ищет свою любовь. Арсентий подумал и пришёл к выводу: «Выходит я нужен этому человеку, который ищет свою любовь». Погружённый в эту мысль Арсентий, не обращая ни на кого внимания, побрёл дальше по базарчику, проходя мимо газетного ларька. Он обратил внимание на заголовок одной из газет «Будь готов». Арсентий всё удалялся в глубь, как вдруг, из-за угла на него случайно наткнулась то ли китаянка, то ли японка, в общем женщина азиатской внешности, дело было на востоке страны, где встреча с азиатками была не редкостью. Азиатка проворчала на Арсентия: «Ты, что размечтался, а под ноги не смотришь, наверное любовь свою ищешь, да всё не там».
– Откуда знаешь, — ответил он ей.
– Я о вас, молодых моряках всё знаю, ходите там по своим морям, всё думаете, что приедете однажды в порт под «алыми парусами», а любовь ваша тут вас и ждёт, ан нет, любовь то заслужить надо, и кто заслужит её, тот тогда и найдёт своё счастье – свою любовь. Возьми лучше у меня платок, смотри какой красивый, — азиатка протянула Арсентию платок с изображением города Пи, завороженный Арсентий заплатил женщине и поблагодарив её, пошёл дальше. Женщина долго ещё смотрела ему вслед и что-то про себя говорила.
Когда Арсентий вернулся домой, то его встретили его родители и совсем постаревшие дед и бабка. Родственники причитали, что мол пора ему взять кого-нибудь в жёны, что все его одноклассники уже женились, построили дома, растят детей и не забивают себе голову всякой любовью. Арсентий навестил несколько своих одноклассников, и действительно, они жили в своём мирке. Утром уходили на работу, детей уводили в школу, вечером приходили домой, ели, смотрели телевизор, иногда выпивали и ложились спать. И так, день за днём, неделя за неделей, не замечая, как быстро летит время.
Как-то Арсентий спросил своего друга, как тот женился, нашёл ли он свою любовь. На что друг ответил ему, мол какая ещё любовь, женился, потому что надо было создавать семью, растить наследников. Арсентий подумал: неужели, время диктует людям, когда им надо делать то или иное, когда рождаться, когда рожать, когда растить и умирать, или здесь всё условно и у каждого свои стрелки часов. Арсентий всё больше убеждался, что жизнь без любви – это не для него, что он непременно найдёт свою любовь.
Арсентий решил сменить род деятельности и ушёл из флота. Он купил поддержанный грузовик и стал возить грузы по разным городам страны. Однажды он оказался в городе Пи и зашёл в большой книжный магазин, там ему понравилась открытка в восточном стиле, на которой было написано следующее: «Когда я вижу цветок, который живёт, скрываясь под листьями, я испытываю чувство, словно вижу свою тайную любовь». Арсентий посмотрел на ценник, открытка оценивалась в 99. Девятка была его любимым числом, он взял открытку и стал продвигаться дальше между книжных полок. В одном из книжных залов стоял столик и несколько кресел. В одном из них сидела девушка, она приехала сюда по турпутёвке из страны Ниппон. Сейчас она занималась тем, что перелистывала книгу Хагакурэ. Арсентий проходил мимо и увидел на обложке книги, которую листала девушка цветок и листья, его это заинтересовало, он решил подойти и познакомиться, за одно и книгу посмотреть.
– Здравствуйте! Что читаете?
– Хагакурэ? Как это переводится?
– Это переводится, как «Сокрытое в листве» и вроде бы взято из стихотворения японского поэта Сайге, кажется оно звучит так: Когда я вижу цветок, который живёт, укрывшись под листьями… Тут Арсентий заворожено продолжил: «Я испытываю такое чувство, словно вижу свою тайную любовь».
– Откуда вы знаете это стихотворение, вы увлекаетесь японской поэзией, — сказала незнакомка.
Арсентий протянул открытку девушке и сказал, что взял её пять минут назад, он спросил девушку:
– Как тебя зовут?
– Ханоко, — опустив глаза, молвила девушка.
– Меня Арсентий, Хадзимэ Маситэ.
– О, вы знаете японский?
– Немного, я служил на востоке.
– Ханоко, а у вас есть какая-нибудь мечта?
– Мечта, раньше была, но сейчас я разочаровалась в ней.
– Почему? Какая у вас была мечта, прошу скажите?
– Я, я, — разволновалась Ханоко, — я хотела найти свою любовь.
Вот это, о чём говорил индус, я должен отдать ей одно кольцо, – думал про себя Арсентий.
– Знаешь у меня точно такая же мечта, но я не разочаровался в ней и тебе не стоит. У меня есть для тебя подарок. Вот, возьми, пожалуйста. – Арсентий достал из рюкзака шкатулку и вынул из неё кольцо, протянув его Ханоко.
– Я должен был отдать его тому, кто также, как и я ищет свою любовь.
Ханоко улыбнулась и примерила кольцо. Кольцо было как раз. Ханоко произнесла:
– А ты знаешь, что те, кто носят эти кольца, связаны навек друг с другом, независимо от того, где они находятся и с кем.
– Что ж, есть повод проверить, может, ты найдёшь свою мечту, а я свою, – Арсентий надел второе кольцо и взглянул в глаза Ханоко. Глаза блестели, как утренняя роса на лугу.
– Я скоро уезжаю в Индию, если хочешь, поехали со мной, — ответила Ханоко.
– Уедем мы в Индию, а дальше что?
– Дальше я поеду на Родину в Японию.
– А, я?
– Тебе решать, искать любовь иль не искать.
Тогда Арсентий попросил у Ханоко её книгу. Он открыл её на первой попавшейся странице и прочитал то, что бросилось ему в глаза. Там было написано: «Думаете вы или не думаете об этом, рано или поздно это случится». Арсентий вернул книгу и вспомнил слова, сказанные ему в ювелирной лавке: «кольцо нужно тому, кому нужен мне». Он ещё раз подумал над прочитанной фразой в Хагакурэ и решил: если это всё равно случится, какой смысл ждать.
– Хорошо, я еду в Индию, но немного позже, мне нужно уладить кое-какие дела, заодно и проверим связь колец, не говори мне, где ты остановишься в Индии, если я найду тебя, значит это работает.
Ханоко улыбнулась и сказала: «Тебе поможет индийский царь, который очень сильно любил свою жену». На этой фразе они расстались, Арсентий пошёл в свою сторону, а Ханоко в свою, книга же осталась лежать на столе.
Через несколько секунд за этот столик сел человек в сером плаще и чёрных очках. Он посмотрел на страницы книги и, увидев небольшой след, открыл страницу. На странице был заголовок «Ивамидзудэра моногатари» Такэда Синген. Человек снял очки и стал пристально разглядывать страницу, вглядываясь в каждое слово, потом достал телефон и сфотографировал данную страницу, после чего надел очки и удалился прочь.
Свидетелем всего происходящего стал знакомый нам старик индус, он наблюдал за Арсентием и Ханоко, и увидел, что за ним наблюдает ещё кое-кто. Индус подошёл и взял книгу со стола, он посмотрел на ценник и увидел 333. Индус расплылся в улыбке и сказал про себя: «Вот она!» Он забрал книгу и отправился к кассе.
Когда Арсентий сел в свой грузовик и хотел отъехать от книжного магазина, дорогу ему преградила старенькая иномарка с номером 033 ХАН, из-за руля вышла рыжеволосая девушка и стала что-то говорить и размахивать руками. Арсентий подошёл к девушке и предложил свою помощь. Девушка сказала, что ей нужно срочно на переговоры с её иностранными партнёрами, а машина как ни к стати заглохла.
– Скорее всего у неё закончился бензин, потому что я вчера не заправлялась, — сказала рыжеволосая, — не могли бы вы меня подвести до центра, я заплачу.
– Хорошо, подвезу, а платить не обязательно, садитесь в машину.
Арсентий и девушка сели в машину и поехали в сторону центра. Девушка представилась Марией. По радиоприёмнику звучала песня Back in Japan.
– Ваши иностранные партнёры случайно не японцы? – спросил Арсентий Марию.
– Откуда вы знаете, что у меня на лице написано – общаюсь с японцами.
Не обращайте внимание, просто догадался.
– Что ж вы правы, мои партнёры из Японии. Теперь, давайте я попытаюсь о вас что-нибудь узнать.
– Будет интересно.
– Вы бывший военный, у вас военная выправка, не так ли?
– Да, вы правы, я недавно уволился из Армии, служил на Востоке.
– На Востоке, наверное, поэтому вас «преследуют» азиаты.
– Может быть, незадолго до того, как встретиться с вами, я познакомился с одной японкой.
– Правда, как её звали? – заинтересовалась Мария.
– Ханоко.
– Она вам понравилась?
– Почему вы спрашиваете об этом?
– Женское любопытство.
– А, понятно. Мы договорились с ней встретиться в Индии.
– Почему именно в Индии?
– Не знаю, может быть…
– Может быть что? Это секрет, какая-то страшная тайна? – сыронизировала Мария.
– Да, нет, просто она, как и я ищет свою любовь.
– И вы, наверное, думаете, что в Индии вы её найдёте?
– Почему нет?
– О, пожалуйста, остановите вот здесь, — внезапно решила рыжеволосая.
Арсентий остановил свой Lorry. Неподалёку от него припарковался чёрный джип с номером 777, из которого вышел тот самый человек в сером плаще и чёрных очках и направился в сторону гостиницы, туда, куда и собиралась пойти Мария.
– Арсентий, вы не думаете, что в Британии тоже можно найти свою любовь, также как в Индии или Японии, — уходя промолвила рыжеволосая Мэри, она поблагодарила его за то, что он довёз её до места и лёгкой походкой скользнула в сторону гостиницы. Арсентий подумал: «Почему именно Британия. И при чём тут эта рыженькая Мэри. Он «ударил по коробке», грузовик тронулся с места и растворился среди шумных улиц города.
Мария зашла в ресторан «Беринг» расположенный в гостинице, там за столиком у окна, открывавшим вид на ночной город Пи, сидел тот самый «серый плащ». Она подошла к его столику, повесила сумочку на стул и села за столик проронив фразу: — Ну, что милый, ты должно быть уже меня заждался».
– Здравствуй, «ласточка» моя, — ответил серый плащ.
И, действительно, Мария была «ласточкой», она как и серый плащ работала в «умной службе». Служба эта занималась новыми разработками в области парапсихологии, а именно тем, что вербовала учёных, работавших над новыми микрочипами, позволявшими человеку передавать и принимать мысли на большие расстояния, считывать информацию из мозга любого прохожего. В этой области преуспела японская фирма Мацусита, в научном отделе которой работала та самая девушка Ханоко, к которой подсел Арсентий.
Шеф «умной службы» Маклауд дал добро на вербовку Ханоко и поручил это серому плащу.
– Кажется наш незнакомец в книжном магазине, простой обыватель, просто объект понравился ему и он решил с ней познакомиться, — высказала своё мнение Мария.
– Надо его прощупать, похоже он имеет виды и влияние на объект.
– Похоже у них взаимная симпатия и они хотят встретиться в Индии.
– В Индии, интересно, — отпив минералки из стакана, пришёл к выводу серый плащ. – Думаю Мэри, вам нужно последить за нашим незнакомцем, если надо, то и в Индию съездить, наладить с ним контакт, — он может нам пригодится в вербовке Ханоко. Привлеките, если надо других сотрудниц, возможно, придётся привлечь «ворона», похожего на Арсентия, если он не согласится нам помочь.
– Хорошо, я подберу лучших сотрудниц и проведу работу с Арсентием.
– Будьте аккуратны.
– До встречи.
Мэри посмотрела на часы, время было 21:21, взяв сумку со стула она вышла из гостиницы и села в такси.
Через минут десять из гостиницы вышел серый плащ, сел в чёрный джип 777 и поехал за город.
* * *
Ночь опустилась на город Пи. Как ночь сменяет день, а день – ночь, так и в жизни людей есть периоды затишья и периоды активных действий. И, кажется, в жизни Арсентия как раз начинался этот период действий. Он продал свой грузовик и отправился в Индию, где он должен был встретиться с Ханоко.
В отеле, в котором он поселился, рядом в номер заселилась одна очаровательная особа. Она была родом из Ирландии и звали её Ирэн, она немного говорила по-русски, но даже её небольшого словарного запаса хватило, чтобы флиртовать с Арсентием.
Арсентий хоть и держал себя в руках, но он всё же мужчина, и ему трудно было отказать, когда женщина из Ирландии его о чём-нибудь просила.
– Мне не хочется ужинать одной, не составите мне компанию, — так Ирэн потихоньку закрадывалась на мужскую обходительность Арсентия, шаг за шагом, стараясь пробраться к нему в сердце. Арсентий не догадывался, что Ирэн работает с Мэри, и что обе они хотят его привлечь к выполнению их планов – планов «Умной службы». У Арсентия были свои планы: он хотел поскорее встретиться с Ханоко.
Как-то, обедая в ресторане отеля в компании Ирландки, Арсентий увидел рекламку экскурсий в один знаменитый дворец Индии. Там было написано, что построил его один индийский шах в память о своей любимой царице, которая родила ему много детей, но при родах последнего ослабела и скончалась. Шах очень любил свою жену и построил этот замок.
Арсентий немного покрутив рекламку в руках, вспомнил, что ему сказала Ханоко в книжном магазине, прежде чем расстаться.
Вдруг со спины его кто-то окликнул и положил руку на плечо.
– Арсэн – это ты дружище!
Арсентий повернулся с удивлением, потому что так его называли близкие друзья в армии. И, правда, перед ним собственной персоны стоял его старый армейский друг Тимон (так он его называл). Тимон перевёлся со флота на берег ещё до того, как Арсентий уволился из вооружённых сил.
– Привет, дорогой!
– Рад встрече, дорогой!
Произнесли два старых друга с грузинским акцентом и рассмеялись, обнявшись – это был их своеобразный юмор.
– Какими судьбами в Индии? Или ты надеешься встретить здесь свою любовь, а может ты её уже встретил, — сказал Тимон, бросив взгляд на Ирэн. Тимон знал о чём мечтал его друг, но он также знал кто такая Ирэн и на кого она работает, но об этом немного позднее.
– Давай посидим как-нибудь вечером на берегу океана, я всё тебе расскажу, что со мной произошло за последние годы, — ответил Арсентий Тимону.
– О, как интересно, а можно мне тоже послушать, — восхищённо произнесла Ирэн. На что Тимон ответил: Думаю сеньора это чисто мужской разговор и вам не будет с нами интересно. Не так ли, Арсен?
Друзья понимали друг друга с полуслова и Арсентий подумал, что речь будет не для лишних ушей.
– Да, я думаю вам, Ирэн, стоит развлечься без нас, — сказал с холодком Арсен Ирэн.
– Ну, так что, до вечера, не буду вам мешать, — удалился Тимон.
Арсентий выпив чаю, отправился к себе в номер, попрощавшись с Ирэн и, махнув рукой Тимону, он поднялся вверх по лестнице отеля и шёл по коридору к своей комнате. Какая неожиданно-приятная встреча, думал Арсентий, он вошёл в номер и завалился на кровать, погружаясь медленно в последобеденный сон. Ещё немного и он очутился на берегу горного озера, которое отражало в себе все окрестности, он стал подходить к этому озеру и увидел отшельника – это был Индус.
– Здравствуй, я давно тебя здесь ожидаю, — промолвил индус, — Я должен сказать, что ты нашёл свою любовь и твоя любовь нашла тебя. От союза любящих душ на свет появится Махатма – великая душа, но он не будет помнить своего прошлого воплощения, лишь в 29 лет, когда его душа переродится, пройдя испытания душевной смерти, он станет дважды рождённым, до этого времени я буду за ним наблюдать, но после он будет общаться с другими Махатмами. И ты и твоя избранница не в силах поменять его судьбу, вы лишь можете наблюдать за тем, как он идёт по своему жизненному пути.
Ещё индус сказал Арсентию, чтобы тот был верен своему выбору, и не поддавался искушениям, которые будут подстерегать его на его жизненном пути, что многие женщины будут искушать его, только чтобы он оставил свою любовь – это тёмные силы хотят, чтобы Махатма не появился на свет, ведь тогда у них прибавится работы и им надо будет искушать его самого.
Индус прекратил речь, медленно вошёл в озеро и скрылся из виду, после чего Арсентий проснулся. Пока он спал, на улице шёл дождь. Выглянув в окно, Арсентий увидел, как от земли поднималась испарина, в воздухе была неописуемая свежесть, капли дождя свисали с деревьев и кустарников. Арсен оделся и вышел из отеля, он отправился на берег, где они с Тимоном хотели встретиться, но там пока никого не было. Арсен стоял и смотрел в даль водной глади, обдумывая свой сон, как вдруг, за спиной раздался голос.
– Отправляйся завтра во дворец, твоя любовь будет ждать тебя там. Это был Индус.
– Я видел тебя во сне, ты сказал, что от союза любящих родится Махатма, — ответил Арсентий Индусу.
– Он сможет установить новый порядок сил на Земле, с помощью своей силы мысли. Сейчас на земле все богатства принадлежат лишь маленькой части людей, которые не соблюдают закон Высшего разума. Но скоро всё изменится. Такой порядок устанавливается на земле не одну тысячу лет. Жажда наживы ведёт людей ложной дорогой. Всевышний посылает на людей различные катастрофы и наказания, но он не может лишить людей права выбора, и поэтому люди постоянно нарушают Закон – Высший Закон – Закон Гармонии. Техника дошла до того, что люди с её помощью хотят научиться читать мысли себе подобных, богатые люди всё отдадут за такое средство манипулирования, твоя избранница занимается в этой сфере и она в опасности, ты должен спасти её. Тебе будут поступать предложения переманить её в ту или иную страну, ты не должен на их поддаваться, забери её, скройся, пока не родиться ваш сын.
– Где же можно скрыться, — спросил Арсентий у Индуса.
– Сердце тебе подскажет, а сейчас твой друг идёт к тебе, до встречи в горах. – Индус стал удаляться, он шёл медленными шагами, не оставляя следов на песке.
На сердце у Арсентия было не спокойно, тут его окликнул Тимон.
– С кем это ты беседовал?
– Да какой-то нищий аскет.
– Тебе следует быть осторожней.
– Почему?
– Пойдём прогуляемся, я всё тебе расскажу.
Они пошли вдоль берега и Тимон поведал Арсентию, что он не просто так встретил его. Ему было поручено задание в службе разведки (русской разведке), в рядах которой он состоял, опекать Арсена.
– Твоя спутница Ирэн работает на Британцев, они хотят заполучить Ханоко.
– Откуда ты знаешь?
– Знаю, поверь. – Тимон знал это, потому что Мэри, да, та самая Мэри, на которую работала Ирэн, была с ним в отношениях и попутно работала на русских – она была кротом в «умной службе», но говорить об этом Арсентию он не стал из соображения безопасности.
– Значит вам тоже нужна Ханоко?
– Я хотел бы, что бы сотрудничал с нами, пойми, разведка всё равно доберётся до Ханоко и уж, поверь, лучше это будем мы, чем британцы или китайцы.
– Китайцы?
– Да, они работают в Японии, там не так заметно, их присутствие.
Арсен понял, что завяз по уши в этом водовороте и что ему придётся действительно с кем-то сотрудничать или хотя бы делать вид.
Сказка про настоящую любовь превращалась в какой-то шпионский кошмар.
– Мне нужно подумать, моя жизнь поменялась, когда я встретил Ханоко.
– Хорошо, но только не затягивай с этим долго, я хотел бы услышать ответ через три дня.
– Хорошо.
Арсентий попрощался с Тимоном и отправился в отель.
На следующий день она пошёл во дворец, облазив все достопримечательности и не встретив Ханоко, уже собрался идти обратно, но увидел на террасе силуэт женщины и решил подойти, и по мере того, как он к ней приближался, он стал узнавать знакомые черты, да – это была Ханоко, но она перекрасила волосы в рыжий цвет и поменяла причёску.
– Здравствуй, цветок, скрывающийся под листьями!
Ханоко повернулась и на её лице расплылась улыбка. Она фотографировала на свой фотоаппарат закат. Солнце садилось, времени оставалось мало – нужно было принимать решение. Согласится ли она скрываться с Арсентием.
– Здравствуй, большое сердце, я знала, что мы встретимся вновь.
– Послушай, Ханоко, мне нужно сказать тебе…
– Тише, ничего не говори, я всё знаю сама, – она взяла Арсена за руку и их губы соединились в нежном поцелуе, который осветило закатное солнце.
– Мне нужно навестить своего дядю и попросить его благословить нас, — прошептала девушка-цветок на ухо Арсену.
– Ты в опасности, ты знаешь об этом?
– Я знаю, ты тоже.
– Ты занимаешься новейшими технологиями в сфере человеческого сознания.
– Да, мы изобрели устройство, с помощью которого люди могут читать мысли друг друга на расстоянии, но когда мы экспериментировали, появилась она – Атропос, вирус, читающий мысли людей и их осуществляющий. Атропос также может взорвать наше устройство, вживлённое в человека, и человек умрёт, поэтому мы решили прекратить нашу деятельность, но спецслужбы отчаянно пытаются заполучить наши технологии. Более того Атропос вышла из-под контроля и сама уже читает мысли людей.
– Какие бы вы не придумывали технологии, вам не обмануть Всевышнего.
– Именно поэтому я и еду к своему дяде – монаху, в Тибет, чтобы получить ответ: стоит ли выпускать наше детище на волю?
– А у тебя вживлён этот чип, читающий мысли?
– Не пугайся, но я заражена вирусом – Атропос во мне.
– То есть, ты можешь читать мысли и вершить судьбы людей.
– Как ни странно это звучит, но это так. Более того, я могу предвидеть земные катастрофы и вспышки на солнце.
– Мой дядя Ургиен из Тибета позвал меня, я прочла его мысли, он знает про тебя и послал к тебе Индуса.
– Так ты и про Индуса знаешь, может быть ты знаешь, что он мне говорил.
– Он говорил о нашем сыне и его перерождении ещё при жизни. Арсентий стоял изумлённый и смотрел на Ханоко.
– Идём со мной, — сказала она. Они сели в такси и поехали в аэропорт.
В заброшенном аэропорту их ждал самолёт, на котором им предстояло долететь до горного селения в Тибете.
– Скоро в Индии будет сильное наводнение, прежде чем оно начнётся, мы должны совершить обряд бракосочетания.
– Откуда ты знаешь это?
– Это не я, это Атропос. В мире всё пронизано энергией мысли, и есть мысли положительные добрые, а есть отрицательные злые – они всегда соперничают с добрыми и всё это мысленная энергия. Людские страхи, алчность, ненависть, гнев являются отрицательной энергией и эта энергия передаётся нашей Земле, которая, как зеркало отражает её, неся природные катаклизмы, несущие смерть и разрушения. Хорошие же мысли, такие как любовь, радость, счастье, дружба, уважение, благодарность приносят Земле хорошую энергию, и Она воздаёт людям своим плодородием. Атропос же получила способность Земли, способность Всевышнего исполнять мысли людей. Теперь ты понимаешь, что это создание, которое повсюду и одновременно нигде.
Самолёт преодолевая турбулентность и непогоду летел сквозь облака. Вдали наших героев ожидал Тибет. Приземление было не совсем удачным, чуть не оторвало шасси, но всё обошлось. После приземления Ханоко и Арсентий сразу отправились в горы, в деревню Ургиена. Ургиен был главой местной монашеской общины и медитировал, когда к нему вошли Ханоко и Арсентий.
– Вас уже трое, — произнёс Ур..
– Здравствуй, дядя, сколько мы не виделись? – сказала Ханоко, – наверное лет пять.
– Неважно, в мыслях я всегда был с тобой, я знаю, что приключилось с тобой и твоим другом, теперь уже больше чем с другом.
Ургиен разложил перед собой чаши. Налил в них молока, насыпал соли, рису и ещё чего-то и стал бормотать что-то по-тибетски, прихлопывая в ладоши.
– Что он делает, – спросил Арсентий у Ханоко.
– Я думаю, это обряд брачующихся, или какой-либо ещё старинный обряд.
– Теперь вы породнились, а вернее вы породнились тогда, когда слились в единое целое при зачатии ребёнка, а это всего лишь ритуал, — Ургиен зажёг можжевельник и начал обкуривать молодых.
Ургиен закончил своё действо и отвёл молодожёнов на ночлег. Арсений лежал и долго не мог уснуть, думал о том, что пришёл к своей цели, нашёл свою любовь, и что теперь, что дальше. Неужели, так всю жизнь, добиваешься какой-то цели и тебе становится скучно, ищешь новую цель и так всю жизнь идёшь от цели к цели.
Ханоко уже прочла эти мысли, она знала о них, когда они ещё были по дороге в Тибет, она знала, что им придется расстаться на какой-то неопределённый срок. Но родственные связи не разорвёшь, ты можешь расстаться и не видеть человека, но в своих мыслях ты будешь с ним.
На следующий день Арсентий встретил в общине иностранца – это был доктор Зорг. Он был немец, но прекрасно говорил по-русски. Они подружились и Зорг сказал Арсентию, что он думает, что ему необходимо ехать обратно на свою Родину в Россию и связаться с правителем, который ушёл с поста правления и поставил на своё место заместителя. Доктор Зорг знал, что правитель пользуется огромным авторитетом у граждан своей страны, которая находится на перепутье, и что необходимо, чтобы правитель снова занял своё место дабы поднять дух народа. Арсентий вдохновился этой идеей.
– Грядут выборы, ты должен повлиять на него, чтобы он выдвинул свою кандидатуру. Он является «воином души», но сейчас он в теневой стороне и испытывает усталость, ты должен поднять его дух, словом и делом, я буду молиться за тебя, — сказал доктор Зорг своему новому другу.
– Но почему я?
– У тебя чистое сердце и ты человек из народа. Этот правитель может повлиять на мировое сообщество и остановить катастрофу.
– Какую катастрофу?
– Гегемонии одной из религий, помнишь историю про вавилонскую башню.
– Да, конечно.
– И в то же время людям сейчас необходимо верить в единого Бога, независимо от их вероисповедания, для того, чтобы не было религиозных войн.
– Да, парадокс.
– Равновесие, чаша весов не должна отклоняться в какую-либо сторону.
Вскоре Арсентий попрощался с Ханоко и Ургиеном и отправился обратно в Россию через Индию. Он полетел на Урал в уральскую тайгу.
Попал Арсентий на Вишеру-реку. Подселился к местному сторожиле деду Андриянычу. Сказал ему, что он, мол, фотокорреспондент из газеты, изучает жизнь глубинки. А Андриянычу только в радость, хоть не одному время коротать, да и помощник по хозяйству будет. Андрияныч жил охотой и рыболовством, да ещё резные деревянные поделки делал, орех заготавливал, ягоду собирал, в общем, жил лесом. Стал он и Арсентия на охоту да за рыбой водить. Сядут в лодку, да вверх по реке уйдут дней на семь, восемь.
Сдружились, в общем, Андрияныч с Арсентием. Сидят вечером у костра, разговаривают
– Вон, видишь, дрова как горят, — говорит Андрияныч, — берёзовые, жару от них много. А вот ольха рядом лежит, брось её – задымит, а жару почти нет. Так и люди, Арсентий, одни горят, другие коптят.
– А ты себя, Андрияныч, к какому полену относишь? – спросил Арсентий.
– Я, мил человек, лиственница – горю долго, жару много и в воде только прочнее становлюсь.
– Хитрый ты дед, Андрияныч.
– А ты себя к какому дереву привяжешь?
Арсентий задумался: какое дерево подобрать, так чтоб по характеру было.
– Может быть кедр, — ответил Арсентий.
– Кедр дерево красивое, горит жарко, лёгкое и орех от него полезный. Не, ты не кедр, ты урёма, что по берегу реки растёт, – засмеялся Андрияныч.
– Да ну тебя, дед!
– Не обижайся, шучу я, шучу.
Тут зазвенел колокольчик на донке, которую Андрияныч поставил и раздались всплески.
– Щука! Давай быстрее.
Андрияныч, хоть и был старым дедом, но по-молодецки сбежал к реке и вытащил трёхкилограммовую щуку. Подошёл к костру, где сидел Арсентий и сказал: «Я живу в этих местах двадцать лет и всегда природа изобильна, хочешь рыбу – пожалуйста, ягоду, орех – возьми, надо дичи – охоться. Всё даёт природа, только не ленись, так и везде, и в городе, и в деревне нужно потрудиться и у тебя будет полная чаша.
– Андрияныч, ты говорил, что жил в городе, я думал ты здесь с рождения.
– Да я родился в этих местах, но потом я уехал в большой город, у меня была своя фирма, машина, квартира, жена, дети.
– Почему же ты сейчас не там?
– Понимаешь, когда я здесь, я чувствую себя хорошо, дышится как-то свободно. Ощущаю связь со своими предками, которые жили здесь до меня – это моя родная земля, здесь и энергетика другая. А город, что – толкотня, все куда-то бегут, хотят заработать побольше, поесть послаще, да красотку завалить посимпатичнее. Не знаю, а для меня, на данный момент, и эта щука слаще городского пряника. Раньше, да, я хотел богатства, славы, но потом понял, что всё это пустое, а вывод сделал такой: живи настоящим моментом, хочешь дом – строй, хочешь богатство – крутись, зарабатывай, а хочешь щуку – едь на рыбалку. Лучше сожалеть о сделанном, чем о том, чего не сделал.
– А как же жена, дети?
– Дети выросли, жена со мной не живёт, но я не жалею ни о чём, как в песне поётся, что понято с трудом, то мне дороже.
– А бизнес?
– Компанию я отдал детям, но они стали ссориться за больший кусок, поэтому я вновь забрал её у них и отдал одному своему очень хорошему другу. Дети и жена соответственно, меня не очень поняли, но я на них не в обиде. Вот и ты, ведь не фотокорреспондент, я же вижу, что ищешь чего-то, а сам не знаешь чего.
– Есть у меня одно неоконченное дело, Андрияныч. Мне нужно будет съездить в Красновишерск, нужен интернет.
– Что ж, приедем с рыбалки, там должен будет подъехать Данилыч. Он отвезёт тебя до города. А сейчас давай щуку коптить, копчёная она очень вкусна, не такая как окунь конечно, но всё же. Когда Арсентий проснулся, туман стелился по реке, костёр еле-еле, чуть дыша, отдавал последнее тепло, кое-где поблёскивая угольками. Арсен подбросил дров и пошёл к реке за водой для чая, а когда вернулся, Андрияныч уже вылез из палатки и копошился в рюкзаке, доставая заварку.
– Ну что, пивнём чаю, да будем собираться до дому, должен приехать Данилыч.
– Хорошо.
Рыбаки выпили чай, скидали вещи в лодку. Лодка завелась и поскользила вниз по речной глади.
Когда они подходили к избе, Арсентий увидел две фигуры. Одна была фигура Данилыча, а вторая, не может быть, Арсен не верил своим глазам. Это стоял его армейский друг и разведчик, пытавшийся завербовать его в Индии, это был Тимон.
– Ну, здравствуй, Арсен! С твоей стороны было не очень то хорошо скрыться из виду в Индии.
– Как же ты меня нашёл?
– Ты забываешь, где я работаю.
– Вы и Ханоко нашли?
– Да, она передала это письмо.
Тимон передал конверт Арсентию. Вскрыв конверт, Арсен жадно стал читать строки. «Дорогой Арсентий! Когда ты будешь читать это письмо, я уже буду в России. Я согласилась сотрудничать с русскими, потому что это входит в часть моих планов. Хотелось бы увидеться с тобой и поэтому я передала письмо твоему другу. Он сказал, что может организоваться нашу встречу. До скорого! Твоя Ханоко.»
– Где она?
– Не беспокойся, она в Красновишерске, ждёт тебя.
– Хорошо, Пообедаем и поедем туда. Вы получили то, что хотели. Ч то же вам ещё нужно.
– Её условием было то, что вы должны быть вместе. Она ждёт от тебя ребёнка.
Андрияныч посмотрел на Арсентия и сказал: «Видишь реку, она стремится в океан, так же как и жизнь, океан питает Землю, воздух, и снова вода бежит по реке. Помнишь, я пошутил, что ты Урема, растущая вдоль реки, так вот, ты не Урема, ты и есть бегущая река, которая бежит в океан, так же как и я. Встретимся в «океане». А сейчас подойди и взгляни ещё раз в воду. Арсен подошёл к реке, зашёл по колено и взглянул в отражение реки, но он увидел там не своё отражение. Он увидел Индуса, который встречался ему и раньше. Отражение начало говорить в голове у Арсентия: «Океан уже близок, гораздо ближе, чем ты думаешь, чего же ты ещё хочешь, твоя мечта исполнилась, у тебя есть женщина, будет ребёнок, но твой ум продолжает тебя беспокоить «Не мыслей, не сознания» – живи по велению сердца, не беспокойся о конце, твоя капля снова упадёт в плодородную почву и всё повторится вновь.
Не строй плотин на «своей реке», вчера не вернёшь, завтра ещё не наступило, наслаждайся цветком, пока не наступила осень, он цветёт для тебя».
– Арсен, хватит медитировать на воду, пойдём пообедаем.
Арсентий очнулся, посмотрел в воду и увидел своё отражение, Индуса как и не бывало.
Пообедав плотно, друзья вместе с Данилычем сели в машину и отправились в город. По дороге Тимон рассказал Арсентию, что хочет оставить службу в разведке и жениться, что хочет уехать куда-нибудь подальше из города поближе к морю. Арсентий не придал этому разговору внимания, его волновало то, что он будет делать дальше со своей женой Ханоко и их ребенком. Но все разрешилось, когда они приехали в Красновишерск в гостиницу.
Ханоко обняла Арсентия и прижалась к его груди.
– Я буду в соседнем номере, – сказал Тимон и оставил воркующих голубков одних.
– Ты же не хотела ни с кем сотрудничать, Ханоко о чем ты думаешь?
– Я хочу официально зарегистрироваться с тобой в Японии, чтобы наш ребенок родился там, в кругу моей семьи. Мой отец сказал, что примет моего мужа, кем бы он не был.
– Ты предлагаешь ехать мне в Японию.
– Да, соглашайся. Твой друг сказал, что поможет нам с переездом. Скоро в России да и в Америке начнут вживлять людям наши чипы.
– В Америке? Ты, что и с американцами сотрудничаешь?
– Я посчитала, что будет не справедливо, если технологии будут принадлежать только одной стране. Будут читаться мысли – не будет секретов, не будет секретов – восторжествует правда.
– Ты серьезно?
– Раньше в древние времена Бог наказывал людей за дурные мысли, в наше время пока человек не совершит дурной поступок, Всевышний его не накажет.
– Ты возвращаешь древнее время?
– Я поняла, что вирус Атропос – это ни что иное, как проявление Божественного, он действует по закону справедливости.

Мастер Онода издал крик и махнул мечом. Арсентий отразил атаку. Мастер нападал снова и снова, и опять Арсентий отражал все выпады, он повторял эти приемы уже двадцать лет, ровно столько, сколько он жил в Японии.
Тренировки закончились, ученики и Онода погрузились в медитацию, ни мыслей, ни сознания.
После Арсентий пришел домой, его ждали сын и жена Ханоко. Сына они назвали Оиси.
Арсентий преподавал русский язык, но основная его работа была связана с разработками в космосе. Жена вручила ему красивый конверт.
Что бы это могло быть? Арсентий развернул его и увидел, что это приглашение в Россию.
Его приглашал президент, которому Арсентий двадцать лет назад написал письмо из Красновишерска, вдохновляя его снова занять президентский пост. Сейчас он уже не был президентом, а состоял в совете старейшин, в который входили бывшие президенты всех государств. Они принимали решения по всем важным вопросам и даже назначали глав государств.
В это время был отменен визовый режим, люди могли беспрепятственно путешествовать по всему миру. Дефицита энергии не было, так как энергопояс, состоящий из спутников увеличителей солнечной энергии, питавший наземные станции- накопители решили проблему энергетического кризиса. Люди отказались от энергии атома и отпала нужда в нефтедобыче. Жизнь заметно улучшилась, как и экология земли.
Арсентий зажег камин, сел в кресло и налил чай. Огонь разгорался. Арсентий заворожено смотрел на пламя, в его голове возникали образы из прошлого. Он вспомнил слова деда Андрианыча, что все мы бегущие реки, и бежим к океану и что бы мы не делали реки не побегут вспять. Ни горы, ни скалы жизненных неурядиц не в силах поменять их путь к океану – океану любви – прибежищу души. Арсентий думал о том, что его жизнь – это капля в этом океане – обители Всевышнего, что чтобы он не делал в своей жизни, он делал это ради Высшей истины, частицей которой является сейчас, являлся в прошлом, и будет являться в будущем. Арсентий пил чай, языки пламени поднимались все выше и выше. К нему подошел его сын Оиси.
– Оиси, ты бы хотел поехать в Россию?
– Мы же были там в прошлом году.
– Ты меня не понял, я говорю о том чтобы уехать туда жить.
– Жить!? Не знаю. А что ты там будешь делать?
– Мой сэнсей Онода говорит, что я должен преподавать боевое искусство, что чтобы научиться чему-то хорошо, нужно учить этому других.
– А что скажет мама?
– Жена всегда поймет и одобрит своего мужа, если она его действительно любит. Ведь любить – это не только брать, но еще и отдавать, и сколько мы отдадим, столько и получим. Закон справедливости, хочешь что-то получить, значит сначала надо что-то отдать, как в боевых искусствах, так и в жизни.
– Да, наверное, ты прав.
Оиси подкинул дров в камин и сел рядом со своим отцом. Они оба смотрели на огонь и думали, думали о чем-то сокровенном, потаенном, непознанном, манящем и одновременно необычайно интересном.
Солнце садилось, зарево прорывалось сквозь темные тучи. Арсентий посмотрел на закат и сказал: «Люди смотрят в глаза Всевышнего, но не способны увидеть Его, а Он повсюду и видит всех. Всегда полагайся на Него, сын, Он истина, Он путеводная звезда на твоем жизненном пути, вложи свою жизнь в Его руки и ступай, куда зовет твоя душа».

Прокомментировать через Facebook или ВКонтакте

Добавить комментарий