Городская сказка.
— «Итак, схема простая. Меня зовут – Боря, а точнее Борислав! Мои предки очень давно прибыли в Северную Америку. И родом они были, откуда – то из Польши. Сколько себя помню, все время жил тут. Я недавно умер, но случилось что — то странное, никуда там так и не попал. Теперь я почти ангел, я так думаю. Мне выпал второй шанс вернуться, и выполнить ряд важных поручений. А так как в жизни я никогда святым не был, то и ангел из меня вышел не важный.»
Боря стоял посредине улицы, и не узнавал этот город. Было по-осеннему сыро и холодно. Но этого всего он даже не почувствовал.

-«Где я?»
Проорал он, но никто на него пока не обратил внимание. Задрал голову вверх, этажи возвышались над ним, и уходили в облака. Оглянулся вокруг. Бесконечный ровный ряд домов, перекресток авеню и неизвестной стрит. Номеров домов пока не видно, всё искаженно, словно в тумане. Нужно подойти поближе, чтобы разглядеть. Вообще он сам очень изменился, вот и зрение стало совсем другое, не так как раньше, не так как это бывает у обыкновенных людей.
Да, он видит, но как – то больше сверху, порой сбоку, и к этому очень трудно привыкнуть. Он сделал шаг, и опять ничего не понял.
Было очень сложно управлять своим телом, порой ему кажется, что это совсем и не тело, подобная телесная, или ватная конструкция. Она ещё постоянно перестраивалась.
-«Интересно, все посланцы на землю имеют такие неудобства, или только я?»
Сейчас одет он был в непонятную хламиду, надо отметить, что одежда так же могла на нем меняться, это было очень неудобно, потому что все это оставалось непредсказуемым. Сами подумайте! То легкое пальто, то тяжелый плащ, то вообще невероятная, национальная одежда, о принадлежности которой он раньше не догадывался.
Итак, где он? Возможно, что в Нью-Йорке, но это не так важно. В его руках список людей, которым он должен помочь за очень короткий срок.
Помнится, что Консультант, который его готовил к этой задаче, только качал своей головой, шлёпал губами в молитве, и перебирал тонкими пальцами деревянные звенья чёток. Странно, но он только помнил эти пальцы, губы и чётки, а лица Консультанта совсем не помнил, нет.
-«Может быть, у него никогда не было своего лица?»
Да, список указывает только первую и последнюю графу, и самое главное, что в последней было имя его дочери Алекс, правда оно было написано на латинице. Но он в этом уверен. Список, это нечто похожее на свернутый бумажный свиток, который появляется все время где – то рядом, когда наступает нужный момент.
Как только он выполнит первое задание, то сразу узнает следующее, их всего семь, и он должен поторопиться. Семь желаний самых простых людей на белом свете.
Самое печальное, что он всех видит, и его видят, но каждый человек как – то по — своему. И видят его в образе определенного человека, поэтому данному виденью следует как — то соответствовать своим поведением. Исходя из всего происходящего, ему придётся постараться, ведь мало ли что может случиться.
Следующим правилом было соблюдать равновесие силы, тогда он сможет быстро перемещаться. Это, если он все сделает правильно, иначе ему придется ходить, как обычному смертному, или ещё хуже. Что может быть хуже, он пока не представлял себе. Но если долго не ошибаться, то любая стена – не препятствие, и расстояние – не преграда. Поэтому не важно, какой это город. В другое место мира бы он все равно никогда не попал.
Вы можете спросить, что он видел в раю? Рай он почти не видел, даже не уверен, что был там. То каменное, пустое место раем назвать было сложно, по крайней мере, именно там ему предложили сделать выбор.
С одной стороны серая стена, собранная из грубых, шершавых блоков. Она уходила высоко в поднебесье. Снизу — настоящий гранитный пол, рядом с ним — обычный деревянный стул. Остальные стороны были как – то ограниченны в изображении. Где – то висела фиолетовая плесень, всюду капала вода. Ничего хорошего это место ему не напоминало. Унылое и серое, спрятанное от солнца и неба. С другой стороны нагромождение полок и старых предметов, покрытых пыльными покрывалами. Всё это тоже терялось вверху, и давило только своим присутствием.
Он помнил, как требовательный, пожилой мужчина, почти старик, тихо повторял, что «главное – это сделать всё правильно!»
Вот, если бы Боря был прилежным католиком, тогда он бы, наверное, знал все правила, а так, помнит всё, с пятое на десятое. Ну, десять заповедей он знал точно:
«Не убий! Не прелюбодействуй! Не возжелай жены друга своего! … и так далее»
Пора было идти, или лететь. Он, очевидно, задумался, и чего – то не заметил. Огляделся. Рядом столпилось много водителей, машины которых встали колом на проезжей части. Оказывается, что это он, своим появлением создал вокруг себя настоящую пробку. Они все дружно вышли из своих машин, и громко между собой обсуждали этот случай.

Да, люди видят его таким, каким хотят его видеть. На перекрестке, прямо на проезжей части, все видели грязно одетого бомжа, который пошёл отлить, и спокойно шарил рукой по своей ширинке. Это Боря пытался увидеть, что у него там, потому что к великому своему ужасу, не ощутил себя ни мужчиной, ни женщиной. А впрочем, важно ли это было в данный момент?
Он поспешно и неуклюже отошел к соседнему дому. Вернее его туда отнесло, словно ветром. Пробка автомобилей мгновенно рассосалась. Про него просто все забыли.
В тени дерева на корточках сидела немного обкуренная девушка – панк, она его видела совершенно иначе. Её старые протертые до дыр джинсы были стянуты ржавыми гитарными струнами. Рядом валялся порванный рюкзак. Зачем она так одевается?
Он для неё был, как высокий викинг, с чудовищными татуировками, с огромной бородой и целым рядом вставленных металлических зубов и скобок. Боря ей хищно, пьяно улыбался, а она казалось, улыбнулась ему в ответ. Ничего этого сам Боря не понял, он пока не привык к своему меняющемуся имиджу, и вообще к этому этапу своей полу жизни.

Следовало торопиться, но его опять потянуло куда – то. Это ещё одна особенность, некоторые люди его могут притягивать.
Вот на скамейке сидит милая старушка. Она признала в нём свою соседку, имя которой уже не помнила, толи Матильда, толи Марта. Теперь она ухватила его за рукав и готова была рассказать последние новости, которые произошли за эти двадцать лет после их разлуки. Боре это оказалось невмоготу, но он чувствовал, что та находится на грани, и ей следует выговориться. Поэтому он сначала не торопит ей, слушает, но потом просто целует её в дряблую щёку, и уходит. Та замерла. А ведь она ещё не рассказала о своих удивительных снах, которые её часто преследуют.
-«И запах, откуда я знаю этот запах?»
Первое имя. Лаура.
Первая была девушка. Это красивая высокая молодая женщина, её родители давно переехали в Америку из Мексики, она сама гражданка этой страны. Много училась, где – то работала. Информация приходила сплошным потоком из неоткуда, она была почти не нужна Боре, это были лишние факты из чужой жизни, он даже не хотел их знать. Теперь он просто знает их, и все. Понятно, что он пока не научился всем этим управлять.
Сейчас она не уверена в себе, от неё недавно ушел парень. Теперь она находится на грани истерики. Он нашёл её высоко, на крыше жилого здания. Как нашел? Словно мог видеть сквозь стену, сквозь ряд стен только её смутный силуэт, остальное только отвлекало. Дальше он торопился, пришлось постараться, что бы туда попасть.
Он осторожно приблизился, очевидно, нужно дать ей привыкнуть к нему.
Но она видит в нём не мужчину, а женщину, которая смогла с ней заговорить. Там же они и сели, чтобы всё обсудить. Сначала говорили о ней, потом об этом парне. Она бы ещё долго говорила о себе, если бы это не случилось. Сам Боря больше молчал, он должен был догадаться обо всем, но не сразу. Он долго не мог сосредоточиться. Где – то в её глазах видел свое отражение, и это его пугало. Внезапно девушка прильнула к нему, обняла за талию, и горячо поцеловала. Он почувствовал запах её тугих волос, яркую теплоту кожи, соленость слез, пыльную грязь, оставшуюся от помады и, ещё что – то. Это «что – то» разбивалось на его открытых участках кожи в частицы, в молекулы, потом в атомы. Энергия и тепло ломали все видимые сочетания остальных предметов. Потоки смазано сматывались в живую струю, потом рассекались на отдельные участки, светились, издавали свой неповторимый звук, который давил на его уши, где – то отдавал болью глубоко внизу, в районе диафрагмы, если она у него была. А еще это был некий общий тягучий дискомфорт, куда он стал оседать, медленно падать.
Все это бессмысленно, многоцветно и бесконечно вращалось рядом, пока он пытался овладеть собой. Он был словно в тумане, ему хотелось еще и ещё повторить каждый миг их соприкосновения. Оказывается, что он мог что — то чувствовать, и это ему порядком понравилось, оно, словно заполняло его до самого края, раскачивало, убаюкивало, и выплескивалось наружу. Некоторое время они были вместе, потом девица ушла, словно ускользнула в темноту. Теперь с ней всё будет в порядке, подумал он.
Потом он понял, что всё испортил, потому что его некоторые способности исчезли, а ему самому стало крайне неуютно, зыбко, холодно, и самое главное – это было очень тяжело. На плечи словно навалился гнёт. Обратно пришлось идти пешком. Лестница, казалось, была бесконечной. Его самого буквально шатало! Отравление избытком чувств, оно длилось очень долго, а нужное равновесие так и не настало.
–«Первый урок – соблюдай своё равновесие!»
Да, на бумаге имя девушки исчезло, словно сгорело. Но появилось другое имя. Оно сразу засветилось ярким светом. И Боря пошёл пешком, искать очередную свою жертву.
Он уже чувствовал, как будет недоволен им его консультант. Он как бы видел, что тот уже чмокает своими губами, молится и осуждающе качает своей головой.
Боря – Борислав, но какая теперь разница. Конечно, он католик, но в день своего тринадцатилетия, и первого причастия в церкви он уронил высокую свечу на пол, и поэтому получил в лоб деревянным крестом, рука падре не дрогнула, это душа не выдержала. Пожилой священник долго потом отмаливал этот свой непростительный грех. Больше всего были недовольны его родители.
Затем, как – то в молодости, он проболтался на исповеди, что состоит в подростковой банде! Больше того, он пронёс в церковь огнестрельное оружие. Оно как раз выпало из — за пояса, тут — то его и «повязал» местный прихожанин – полицейский детектив. Кстати, банду тогда «замели», ребята были им крайне недовольны. Произошло все случайно, но друзья тогда от него отвернулись, думали на него. Судья срок ему не дал, но честно сказать, приятного тогда было мало. Опять, жаль было родителей.
Имя второе. Дон Педро.
Вторым оказался мужчина. Он беспомощно лежал в своей огромной постели, в своем безобразно пустом доме, совершенно не желал вставать. Оказывается, что он ждал своего сына.
До него тоже пришлось долго добираться. Это был отдельный богатый район, улица с шикарными двухэтажными коттеджами, чугунными оградами, и красивыми деревьями. Решетки для ангела – не проблема. В какой – то момент он понял, как их следует проходить. Пройдя через дверь, он остановился, тут следовало быть осторожным. Дверь в спальню была открыта. Хозяин сразу услышал, что в комнату кто – то вошел.
Ответ на его вопрос, откуда он тут взялся, Боря пропустил. Он уже считал, что дело сделано, что ничего проще этого нет! Сейчас он покажется этому отцу в образе сына, они поговорят, и все будет сделано! Но ничего подобного не случилось. Этот, «Второй номер» его сразу расколол. Больше того, он увидел в нём демона.
-«Нет, не райская это работа!»
Боря кое как попытался убедить старика в обратном, мол, в комнате темно, привиделось, с кем не бывает, давай те откроем штору, и убедимся. А я, мол, социальный работник из местного департамента. Можете телефон взять, проверить. А номер не дал. Сам взял старый адрес пропавшего сына, чтобы найти эту заблудшую овцу!

Темнело. А идти пришлось пешком, больше того Боря не представлял, где он находится, и как он его, этого постороннего человека ему теперь искать!? Стал спрашивать прохожих, у полицейского, у нищего возле забора, у бармена за стойкой в ночном заведении. Но те видели в нём непонятно что для него, и поэтому отправляли всегда не туда, куда нужно.
Боря не может сосредоточиться, да, и время, которое отпущенное ему на земле, уходит. Он явно не справляется. Между тем стремительно темнело.
Но вот он встречает девушку — подростка. Она первая спрашивает, чем ему помочь. Так Боря понимает, что есть ещё люди, которые видят его таким, какой он когда – то был. Девушку зовут Люси, она сегодня прогуляла уроки.
-«А тебе не поздно гулять?»
Та только скривила губы! Адрес для неё не проблема.
-«Пошли!»
По пути он понимает, что у него нет денег на проезд. Говорит об этом.
-«Не беда!»
И она показывает, как можно ездить бесплатно, где следует проходить, чтобы тебя не видели камеры наблюдения. Оказывается, что его камеры и так не видят, но вот люди! Они видят, и обычно грузят его своими проблемами. Люси в такие минуты тихо стояла рядом, давилась от смеха.
Через некоторое время они вместе нашли этого сына. Тот находился в больнице, под чужим именем, без документов, без страховки. Местонахождение подсказал сосед из трущоб. Позвонили старику, тот почти немедленно приехал. Его привез шикарный лимузин с личным шофером. Дон Педро сам стал ухаживать за своим сыном. Вытер ему лоб влажной салфеткой.
Тот его не замечает, они когда – то сильно поссорились, сын чуть не стал наркоманом, он бросил дом. Старик стоит перед кроватью на коленях просит у него прощение. Это испанский язык, не каждый может понять. И Боря, видя, что ничего не получается, обнимает их обоих, тратит на него свои и так небольшие силы. Этим он уговорил парня простить отца.
Наверное, произошло чудо, не знаю. В бумаге сгорело второе имя, а появилось третье.

Имя третье. Майкл.
Теперь Боря мог бы передвигаться быстрее, но он не желает бросать свою новую знакомую. Девушку по имени Люси. Так они идут вместе искать третьего человека. Им оказался молодой, бородатый художник в широкой, шерстяной рубашке. Он был в дым пьяный. Сидит в баре и пьёт, а увидав Борю, он чуть не падает со стула от смеха. Разговаривать именно с таким трансвеститом ему ещё не доводилось.
-«Каким?»
Этого Боря так и не узнал, зеркало, словно издевалось над ним, вообще ничего не показало.
В чём его проблема? Его талант никто не признает. Направление его живописи никто не понимает. Тот рисует сугубо прагматичные вещи, которые перетекают в фантасмагорию, а это сегодня никому не нужно. Например, нарезанный хлеб стекает на потолок со стола. Картина с непонятным название, «о краткости бытия».
Они с соседом долго спорят о пустяках, Люси пьет свою «колу», её присутствие вызывает раздражение у пожилого бармена.
-«Ей тут не место!»
Они видят, что он может вызвать полицию. Вот они, наконец – то выходят, гуляют по ночному городу, оказалось, что это не безопасно.
Тут их пытаются ограбить, и даже избивают.
Боря пока в силе и может изменить положение, он спасает друзей. Грабители видят в нём тех, кого когда – то в жизни бросили. Один — свою беременную жену, другой — избитого соседа, который сегодня попался под горячую руку. Им становится страшно, стыдно. Они убегают. Художник не понимает, почему их перестали бить, но его хмель бесследно проходит.
Дальше они решили проводить девушку домой, ведь уже поздно. По пути заходят в студию Майкла, смотрят на его картины. Художник давно в долгах, от него даже ушла его подруга.
-«Чем он может ему помочь?»
Боря понимает, что картины нужно продать, самое простое это внушить владельцу галереи, что такие работы имеют будущее. На это надо время. И это будет обман. Боря понимает, что это не выход. Тогда он идет к телефонному автомату, звонит в долг, то есть в кредит знакомому старику, и просит приехать. Дон Педро крайне раздражен и недоволен, но он находится у него в долгу. А раздражение – это его постоянное старческое состояние.
Шикарная машина привозит старика в этот район, он сам появляется в грязной студии. Они отошли в сторону.
-«Чем – то нужно помочь, может быть, возьмёте на комиссию пару картин, и скажете что – то хорошее этому художнику.»
Боря даже ничего не внушает. Старик отходит. Он сначала был крайне недоволен, а потом поднимает с пола картину, где изображена девушка у забора, правильно переворачивает её, потом долго, молча, на неё смотрит. Держит на вытянутых руках. Его глаза старчески слезятся.
Она напоминает ему его жену, мать сына. Сказал, что это купит сам, а остальное, наверное, заберет его друг. Тот коллекционер, и помешан на таких вещах, чтобы было с элементами фантасмагории. Он тут же звонит, ходит по грязной студии, долго разговаривает по мобильному телефону с невидимым собеседником. Тот, не смотря на поздний вечер, находится где – то рядом, в городе.
Приезжает пожилой коллекционер, у него тоже шикарная машина, но совсем другого цвета. И теперь в переулке стоит две дорогие тачки с личными водителями. Они друг друга знают, тихо переговариваются, угощают сигаретами. Художник показывает картины, коллекционер и старик молча смотрят. Оба лезут за своими чековыми книжками. Боря видит, что третье имя в его списке вспыхнуло и исчезло.
Пора кое — кому отправляться домой. Старик сделал им одолжение, довёз их до дома девушки. Потом возвращается к сыну, в больничную палату.
Они прощаются. Оказывается, что у девушки новая мачеха. Они давно не ладят, просто дочь не может забыть свою мать.
-«Хочешь, я на миг стану матерью, и ты сможешь поговорить с ней?»
-«Нет, но всё равно, спасибо тебе! Ты классный, когда не пытаешься обмануть других людей! Спасибо!»
Она целует его в щеку. Оказывается, что мачеха и отец целый день ждут её. Они долго её искали, и волновались. А Боря предстал перед ними в образе полицейского, или они сами его за него приняли. Но всё обернулось, как нельзя лучше.
Имя четвертое. Сани.
Следующее имя маленького мальчика. Он болеет и скоро умрёт. Боится, что оставит свою семью в большом горе. Боря нашёл его сразу, и предстал в образе сестры милосердия. Но чем он может ему помочь? Его пока никто не учил делать чудеса, или лечить тяжелобольных. Поэтому он просто слушает его. Оказалось, что у мальчика была подруга. Она была старше его, жила в соседней квартире, но недавно они поссорились из – за пустяка. Тут Боря начинает падать. Сначала вывалился из многоэтажки, потом оказался на улице.
-«Опять, эти непростые отношения!»
Сердится Боря, и уходит в асфальт ногами по колено. Все проходят мимо, словно не замечают его. Погружение медленно продолжается. Он барахтается, словно тонет в настоящей воде.
-«Ты слишком много переживаешь!»
Слышит он над собой голос. Он отвлекается, поднимает свою голову. Машет приветливо рукой. В какой – то момент понимает, что выглядит более чем нелепо.
-«Меня зовут Боря!»
-«Вижу, что не Мигель! Давай руку! И как только тебя такого в эту программу взяли?»
Перед ним стоял статный, пожилой мужчина в черном пальто. И если провести аналогию с персонажем какого – нибудь голливудского фильма, то он был похож на шофера из «Крестного отца -2». Молчаливый помощник, ломающий всем челюсти. Конечно, он таким не был, просто похож.
Почему – то этот парень так не менялся, как это случается с Бориславом.
Он помог ему выбраться из мягкого, почти жидкого асфальта. Самого звали Габриелем, с этим именем его крестили, поэтому после смерти он его и получил. Он не тот самый, что архангел.
-«Ты слишком много думаешь, как человек! Много сердишься! Поэтому много делаешь лишнего, и твои силы на исходе, а нужно ещё полсписка сделать. Ты можешь не успеть!»
Это он заглянул куда – то, и увидел весь его список. Даже это было ему подвластно.
-«А как мне быть?»
-«Очень просто, находишь иминната, читаешь молитву, человеку станет лучше, и он сам всё для себя сделает правильно, нужны только твои светлые помыслы!»
Они расстались, дальше Габриель словно испарился. Но через несколько минут на Борю падает тело человека с крыши. Он падал с улыбкой на лице.
-«Ничего себе, светлые помыслы! Надо поспешить!»
Подумал Боря, вылезая теперь из — под тела этого типа, ему самому ничего особенного не было, повылезали только острые прутья, напоминающие ребра, сломалась рука, выпал куда – то глаз. Оказывается, что у него тоже были ребра!
Прыгуна уже увезла карета «скорой помощи», а Боря спрятался в толпе, и никто понять не мог, как это произошло, куда делось второе тело, которое тут должно быть. Борю все видели иначе. Он быстро поправил на себе суставы и кости, но глаз так и не смог правильно настроить.
-«Это было не совсем то, что требовалось!»
Подумал Боря. Он успокоил первую девушку, как только смог, не осознавая, что она хочет видеть в нем, прежде всего женщину, соседку по дому, с которой у неё много связывает. Оказывается, что раньше она сама не отвечала ей взаимностью.
-«А случай с отцом и сыном?»
Тут ему стало жалко обоих, он сам рано потерял родителей, поэтому понимал их, как нельзя лучше.
Было еще далеко не утро. Соседскую девочку он нашел случайно. Она вошла в ночной магазин, куда ходила за хлебом, и стояла у кассового аппарата.

Как он понял, что это она? Заглянул в мысли мальчика, увидел нечто вроде следа, образа. Увидел — запомнил, протянул что – то, словно невидимую нить, никогда так не делал. Но все оказалось очень просто, попробовал, и это получилось.
Теперь следовало её как — то уговорить. Но как?
Он подошёл к ней. Какой он ей кажется? Об этом он пока даже не догадывался! Ну, не умел он управлять такими вещами, и никто его этому не научил. Главное, что он её нашел.
Когда он заговорил, то понял, что найти было не главное. Она оглянулась, и слегка от него попятилась. Не ожидала, что высокий пожарный инспектор обратится именно к ней. Пока Боря понял, что происходит, то успел наделать массу ошибок. Он уже знал, как зовут эту девочку, откуда она родом.
Но, как объяснить, что он делает поздно ночью тут, в дежурном магазине в форме пожарного? Он вдруг почувствовал себя крайне неудобно, тяжелая огнеупорная куртка почти не дышала, каска на голове буквально мешала ему видеть все вокруг, толстый ремень плотно стягивал пояс. За спиной видел неудобный баллон с кислородной смесью.
Откуда он все это знал? Он затрудняется сказать, но пришлось придумать целую историю, чтобы оправдаться. Это было бессмысленно, девочка смотрела на него с почтением, почти с испугом. Потом случилось что – то непредвиденное, она заплатила за продукты, и бросилась из магазина прочь.
Он вышел за ней, почувствовал, что меняется. За спиной появились крылья, его кожа вдруг потемнела, взмах, и он поднялся над землей.
Такого эффекта от себя он не ожидал, нет, все дело в девушке. Эта она его таким видит, но почему?

Так он её потерял. Способность кого – то найти, она распространялась только на человека из списка, а остальные люди требовали больше времени, некоторых сил и внимания. Бежать за ней он не мог, его крылья буквально двумя взмахами подняли его высоко в небо. Плотный воздух охватил его, газопотоки, словно эфир, заполняли его легкие. Легкость открывало дыхание, хотелось петь.
И тут приземленная мысль все испортила, он подумал, очень скверно о чём – то подумал, и полетел камнем вниз. Лететь можно было долго, но получалось стремительно и неумолимо. Как падение.
О чем он смог подумать в эту минуту? Точно, он попытался вспомнить, как он умер, и не смог. Вот это означало его падение.
Потом он попытался вспомнить свою фамилию, и не смог. Но в конце списка стояло имя девушки, «Алекс Восжана». Значить, его фамилия всё — таки «Восжанский», а зовут Борислав. Он католик, ещё он поляк! А вот и нет, он, наверное, литовец! Вот, тебе раз, Борислав забыл свою национальность. Что это? Неужели это началось, и память потихоньку покидает его? Нет, только не сейчас, он не успел.
Вот падение прекратилось.

Имя пятое. Диас.
Что – то произошло, пока Боря мог только догадываться, может быть, тот мальчик Сани уже умер. Появилось пятое имя. Некто Диас. Боря представил себе его. Тот находился в четырех кварталах от того места, где он только что находился. Благо остались крылья, ему пришлось подумать о чем – то светлом, большом, чистом. Взмах, и он оказался выше стоящего рядом здания. Теперь, если просто спикировать, можно добраться до этого самого Дона Диаса. Полный, высокий тип из мексиканской диаспоры. Дорогая без вкуса подобранная одежда, высокие кожаные сапоги, широкополая шляпа, золотая цепь и крест на шее, точно такое же дорогое украшение на запястье руки, поэтому золотой крест не редко был сжатым в его кулаке. Остальное он рассмотреть не успел.
-«Почему они все время носят шляпы?»
Опять стал падать.
-«Хоть вообще ни о чем не думай. Ладно, придется идти пешком, тут осталось совсем немного, за углом нужное здание, третий этаж, дверь по коридору направо.»

Здание было не в самом хорошем состоянии, консьерж только поднял голову, и утвердительно мотнул челюстью.
-«Что он интересно увидел?»
-«Ты поможешь мне?»
Оказалось, что служащий тяжело ранен, и истекал кровью. Этого Боря понять сразу не мог, просто его поразила, что этот человек сейчас умрет, а он его так видит. Жизнь уходит из него, словно тепло. Службу «скорой помощи» ему никто не вызвал.
Наверху явно что — то происходило. Оттуда послышались многочисленные выстрелы. Если он хочет успеть, то нужно поторопиться. Но Борис протянул руку к умирающему человеку, и как – то облегчил его боль, взяв все на себя. Сначала это его сильно обожгло, руки, словно обагрились чужой кровью. Капля за каплей его заполнило нечто чужое, теплое, можно сказать, что живое.
Потом умирающий консьерж перестал хрипеть, облегченно вздохнул и безвольно застыл.
-«Что с ним делать? Я, конечно не падре, но умереть так, без причастия, это грех. Впрочем, столько людей сегодня умирают вот так, без причастия, и ничего. Опять богохульство. Прости меня господи! Что делать с его душой, как её отпустить?»
Боря понял, что впустил в себя нечто такое, что можно было назвать чужой душой. Что ему делать? Он не собирался быть «душехранилищем» чужих оболочек!
Ему нужно было спешить наверх. Он стал подниматься по лестнице, когда увидел впереди отвратительную старуху. Длинные, косматые волосы болтались с разных сторон. Тонкие губы, длинный хищный нос. Она шла ему навстречу. На ней болтался нелепый балдахин, такое темное одеяние, в руках деревянная рукоятка от косы. Но самого лезвия орудия не было видно.
Старуха сразу преградила ему дорогу. Выжидающе уставилась на него, пытаясь понять, что это тут происходит. Ей самой нужно было срочно оказаться внизу, потом опять спешить наверх. Кто – то успел перехватить душу, и этот кто – то теперь стоял напротив неё, и всем своим видом напрашивался на большие неприятности.
Увидев Смерть, а это конечно могла быть только она, Боря попятился, стал молиться. Прочитав три раза молитву «пречистой деве Марии», он так ничего и не изменил. Старуха продолжала стоять, устало глядя на него.
-«И долго это будет продолжаться? Твои молитвы уже слышаны, верни мне моё!»
Боря озадаченно стал озираться, он решительно не знал, что делать дальше.
–«Ну, забрал я чужую душу, но это произошло случайно. Что делать дальше? Как мне быть?»
Тогда старуха дотронулась до него своей палкой. В месте соприкосновения появился свет. Теперь рукоятка стала настоящей косой. И это острое лезвие вытянулось из ниоткуда. Оно высосало чужую вещь из субстанции, которую представлял собой Боря.
Нельзя было сказать, что ему стало легко, но эту потерю он как – нибудь переживет. Старуха уже не выглядела такой безобразной и страшной, какой появилась, теперь это была настоящая дама в драповом пальто. Она взмахнула рукояткой косы, и та обернулась длинным зонтом. Теперь ей тут делать было нечего, она поспешила наверх, к следующей своей жертве.
Как поспешила? Ну, во всяком случае, не улетела на своем зонтике, воспользовалась лестницей, как все простые смертные люди.
Боря поправил свое тело, раны нигде видно не было, странный укол прошел почти незамеченным. Но крылья за его спиной исчезли. Ему нужно было найти этого Диаса, пока его не опередили.
Он стал медленно подниматься по лестнице, потом понял, что может сократить путь, вошел в стенку и вышел уже на самом верхнем этаже. Теперь следовало спуститься на целый этаж, он ещё раз проделал этот фокус.
Стена, словно плотная, густая масса, пропустила его через себя. Бетон был словно жидкий, одно усилие, и тело преодолело его. Он не видел пока нигде препятствий, даже элементы железных конструкций казались ему пластичными и нестойкими. Ему нужно было только не задерживаться. Движение, если его не завершить, было бесполезным. Самое главное, это представить себе конечную цель, Боря еще немного ошибался в расчетах, поэтому часто промахивался.
На третьем этаже уже давно перестали стрелять. Это был простой голый коридор, который имел несколько дверей по обе стороны. Вокруг в воздухе стояли плотные пороховые газы.
Нужно было найти этого Дона Диаса. Дверь в нужную комнату была выбита, внутри помещения на полу уже лежало несколько человек. Очевидно, эти люди были нападавшие. Видимо, что они так и не смогли добраться до своей цели. Стояла какая – то пыльная занавеса, везде лежали ошметки от штукатурки, дешевых обоев. Где – то, очевидно за стеной орало радио, рок – н — рол жив!
Кругом валялось автоматическое оружие, его было достаточно, чтобы держать длительную оборону, но оно не помогло никому выжить. Некоторые автоматы Боря видел в кино, там они назывались не иначе, как «узи».
Дон Диас лежал спиной на полу там же, в самом центре этой некогда живой кучи. Рядом валялась его шляпа. Его простреленная рука висела плетью, кто – то успел наложить на неё жгут. Но кровь все равно сочилась по рубашке, еще капала со лба. Нет, оказалось, что это был совсем не жгут, а золотая цепочка от украшения, пригодилась. Сам он был ещё живой. Где – то в районе груди была свежее ранение, ему не помог даже бронежилет.
Человек был ещё в сознании, потому что сразу поднял голову.
-«Что тут произошло?»
Об этом Боре было трудно судить, но он представил, как эти шесть человек сломали двери, и ворвались в комнату. Два человека внутри отчаянно защищались, открыли огонь сразу, через дверь. Но это не помогло остановить нападавших людей. Несмотря на свое численное превосходство, их атака захлебнулась.
Дон Диас и напарник стреляли с положения, лёжа, по ногам вошедших людей. Это их спасло, но ненадолго. Оставшиеся в живых нападавшие люди перегруппировались, и снова атаковали. Потом стрельба прекратилась.
Теперь Дон Диас таращил свои глаза вокруг, смотрел на Борислава, молился, призывая всех святых спасти ребенка, он сам никого уже не видел. Боря огляделся, там действительно была колыбель, и маленький ребенок. Он лежал среди груды пакетов со смертельным грузом. Наркотики! Многие пакеты были проткнуты, порошок высыпался. Ребенок перебирал испачканными руками, уже распеленался.
Борисав схватил в руки голого ребенка. Тот был мокрый и сильно орал. Как он мог его не слышать? За спиной открылась дверь, он оглянулся, так и есть, женщина уже была тут. Но ее не интересовал маленький ребенок, она стала тыкать всех подряд своим ужасным зонтиком и закончила с Доном Диасом. Тот так и не оправился.
-«Посторонись, вечно вы мешаетесь под ногами!»
Что она имела под местоимением вы, это осталось непонятным. Очевидно, что таких, как он, в этом районе было немало. Борислав скомкал со стола чистую скатерть, и вышел с ребенком.
-«Матка Борза! Да, какой ты тяжелый! Что мне с тобой делать?»
И мысль быстро материализовалась в знакомый образ здания. Приют для детей, это почти рядом. Можно было дойти пешком. Где – то выла сирена, следовало спеленать мальчика, но как? Боря вышел в другую комнату. Там тоже были трупы. Повернулся, прижал ребенка к груди и двинулся прочь. Лестница вывела его на улицу.
Имя шестое. Бруно.
Как только сгорело пятое имя, появилось следующее. Некто Бруно.
Борислав представил себе этого человека. Это был ещё молодой человек, который находился сейчас в самом центре города, мчался в скоростном лифте огромного небоскреба. Следовало поторопиться, это место было очень далеко от того района меблированных комнат, где сейчас находился Боря. Ребенок на руках долго не мог успокоиться. Борислав понимает, что так никуда не успеет, но бросить дитя не может.
Впрочем, есть выход, к зданию подъехала карета «скорой помощи», люди выскочили с носилками, когда они вернутся, то обнаружат малыша в салоне машины. Это было единственное, правильное решение, которое пришло в голову, странно, но образ приюта погас, как только Боря увидел машины. На него опять никто не обратил внимание. Он незаметно перешел улицу, пора было найти своего Бруно, пока он не передумал мечтать.

Так оно и случилось. Бруно давно вышел из здания, и направился куда – то, наверное, по своим делам. Информация шла широким потоком. Его сексуальные наклонности, его детство. Потом появились сведения о его работе, оказалось, что он музыкант в оркестре.
Вчера был концерт, там во время него что – то произошло, что – то случилось. А сейчас он возвращался со свидания. Маленький человек в большом городе. Сейчас он поймает такси, и уедет. Следовало что – то предпринять, но что? Боря посторонился.
Внезапно шестое имя исчезло с бумаги. Это могло обозначать лишь одно – у него нет больше срочных желаний, ради которых следовало тревожить небесную общину. Боря повернулся к нему спиной, и зашагал к себе домой.

Имя седьмое. Алекс.
Следующим и последним в этом списке именем было Алекс. В том, что это его дочь он даже не сомневался.
Но что это? Как только Боря представил себе седьмого человека, то понял, что глубоко ошибся. Алекс Восжана оказалась его далекой родственницей, скорей всего двоюродной племянницей. Они с его дочерью были погодки, имели одинаковые имена и фамилии. Родители этой Алекс были почти коренными американцами, то есть жили тут давно. В отличие от них, родители Борислава были иммигрантами. Родственники были самые, что ни на есть дальние, почти чужие.
Как он мог так ошибиться? Просто он думал именно о дочери, а размытый образ в конце списка явно ввел его в заблуждение. Что это меняет? Он по-прежнему должен всем помогать, выполнить свою миссию, чтобы вернуться. Но он ждал встречи именно с дочерью! Такое разочарование, он почти все сделал, но так и не сможет увидеть «свою» Алекс.
Он вдруг вспомнил тот последний день своей жизни, когда ему нужно было куда – то успеть. Он переходил дорогу в неположенном месте. И внезапно остановился. Дальше картинка пропала. Но что – то очевидно случилось, потому что некоторые вещи он видел, но откуда – то со стороны или свысока. Движение автомобилей давно встало. Подъехала карета скорой помощи, вокруг тела засуетились люди. Знакомая уже фигура женщины промелькнула возле врача, но не остановилась, прошла дальше, не заинтересованно. Потом опять туман. Видение исчезло.
Последний человек обозначился четким контуром, где – то на торговой улице, на заднем дворике. Боря преодолел несколько кварталов, оказывается, что ещё недавно он проходил это место несколько раз, но ничего особенного тут не было. Впрочем, не было и сейчас. Это было последнее испытание. Его задание, последние свидание с этим миром, и следовало поторопиться.

Он нашёл её в цветочной оранжерее, где она работала с раннего утра до обеда. Девушка сидела на коленях и тщательно утрамбовывала землю в горшке небольшой лопаткой. Одета она была в рабочий, просторный комбинезон, в обычную клетчатую рубашку, обута в резиновые сапоги, на голове волосы перевязаны темным платком. Увидев постороннего человека, Алек поднялась с колен, выпрямилась, и направилась к нему.
-«Должно быть вы за цветами для мисс Ллойд! Они уже готовы, следует переложить все в тележку, но это только до машины. Я уже все подготовила, пошлите, покажу, где стоит рассада.»
Она повела Борю в другой павильон, где должна была выдать клиенту несколько ящиков с рассадой для зимнего сада какой – то мисс Ллойд. Боря поплелся за ней. Вернее ему казалось, что он плетётся, на самом деле, его тело двигалось низко над землей, но никто этого почему – то не замечал. Девушка была занята своими заботами, а Боря – своими проблемами.
Он решительно не понимал, какие у этой девушки могут быть проблемы, и чем он может ей помочь. Нужно было найти точку соприкосновения, чтобы контакт был полный, иначе все было бы напрасно. Но это не обозначает, что достаточно взять её за руку и тогда он все поймет. Следует порыться в её голове, или вызвать на откровенный разговор. И судя по тому, что произошло, она приняла его за рядового посетителя.
В других случаях, его миссия была бы удачней, а тут следовало поработать мозгами, нарыть нужную информацию, чтобы не ошибиться.

Так и есть, вот стол с ящиками, вот тележка. Но если продолжать в том же духе, то все это куда – то следует увезти, а машины у Бори не было. Время шло, а он так ничего и не придумал.
-«Машина подъедет чуть позже, я просто зашел проверить, готов ли заказ. Мне ещё нужно отлучиться, очевидно, что мой напарник приедет быстрее меня. Я вижу, тут все в порядке.»
Он уже дотронулся до руки девушки, но ничего не произошло, с ним ничего не случилось, нужную информацию он так и не получил.
Всё что ему удалось считать с её ладони, никакого существенного тревожного сигнала не несло. Родители девушки находились ещё «в полном здравии», постоянная работа в павильоне и в цветочной лавке, учеба на вечерних курсах, ещё ранее отмечались встречи с молодым человеком.
Но ничего странного, тревожного или угнетающего. Он ничего не видел, а это обозначало одно – он должен ждать. С девушкой могло случиться нечто такое, что не было связанно с ней ранее.
Времени у него не было. Тот период, что ему отпустили, он бесследно прошел, сейчас все исчезнет, он просто не успел. Но странное дело, ничего не исчезло. Никто никуда его не торопил.
К зданию подъехала машина с фургоном, постояла, потом вышел высокий сутулый мужчина. Очевидно служащий, который должен доставить заказ той самой мисс Ллойд.
Тут неожиданно Боря почувствовал временное онемение в конечностях, это наступал момент его распада. Скорей всего сейчас его тело рассыпайся, а он сам предстанет перед своим строгим Консультантом. Именно в этот миг он видит грузчика, который возвращается с плотным огромным пакетом в руках.
-«Не может быть! Ведь он несет завернутое в полиэтилен тело девушки. Следует что – то предпринять!»
Но его время куда – то бесследно ушло. Он ничем не может помочь бедной девушке. Грузчик оказался серийным маньяком, который прятал тела своих жертв в хозяйском саду. Его очередная жертва была эта самая Алекс Восжана, которая до этого момента ни о чем не подозревала.
Мужчина кинул тело в фургон, и вернулся за рассадой, он отсутствовал несколько минут. Единственное, что Боря смог сделать, он рванулся к фургону, но грубая материя собственного тела ему больше не подчинялась. Не было даже сил, чтобы дёрнуть ручку, и открыть дверь. Спасти!
Он беспомощно огляделся, рядом с кабиной стояла длинная лестница. Она имела выгнутые вперед фиксаторы, которые именно сейчас были направлены внутрь. Боря вспомнил, что выходя, он случайно опрокинул эту лестницы, и когда она поползла вниз, просто придержал ее, но не поправил. Теперь этот незначительный факт поможет ему.
Он всем своим телом бросился на эту самую лестницу, и смог сбить ее с места. Она медленно сползает, опрокидывается, с грохотом падает, и двумя штырями разбивает лобовое стекло грузовика. Мужчина еще не знает, что произошло на улице. Но в конце улице появился полицейский патрульный, который услышал звон разбитого стекла. Он медленно направляется к машине. Вот — вот, что – то произойдет, но Боря ничего этого уже не видит, его вызвали в совершенно другое место.
Пре
Перемотка.
Он приготовился увидеть Консультанта, но когда открыл глаза, то с изумлением понял, что находится в здании знакомого уже городского госпиталя.
Сам Боря лежал на больничной койке, и целая система проводов и трубок обволакивала его тело. Где – то мигала сигнальная лампа, было слышно, как капает вода в кране, шорох шагов за дверью. Это был далекий фон.
Итак, вместо знакомого Консультанта он увидел лицо незнакомого ему доктора. Тот показывал ему свои пальцы и медленно что – то говорил, или о чем – то спрашивал. Но именно эти звуки он никак не понимал.
-«Семь. Их было всего семь!»
Пытался сказать Борислав, но не смог.
Врач, обращаясь к кому – то, сообщил, что так иногда бывает, если человек вышел из комы, то он не сразу сможет осознать происходящее. Проверил его рефлексы. Посветил фонариком в глаз. Что – то стало проясняться.
-«Очевидно, что нашему пациенту еще повезло, сильных нарушений у него не обнаружено.»
Боря резко повернул голову, рядом с врачом находилась его жена и дочь. Они втроем заполнили всю видимую им картинку, потом его глаза закрылись, изображение частично сложилось, потом еще раз несколько свернулось, и он провалился в совершенно другой свой сон.
Консультант монотонно читал молитву, перебирал деревянные четки. Борислав стоял рядом. Но ничего сказать тут было невозможно, оставалось только слушать.
Тот сообщил, что, так как Боря не успел выполнить до конца все свои задания, его решено было оставить в «запасной лиге».
-«Но вакантных мест в «лиге» пока нет, и учитывая некоторые ваши личные заслуги, вам предлагают вернуться на исходную точку»
Тут его лоб поморщился. Видимо, это было коллективное решение, но никого рядом не оказалось.
-«Зачем? Чтобы начать всё сначала. Это называется перемотка.»
Что – то вокруг стало усиленно происходить, действуя, словно в обратном порядке. Боря уже давно ничего не контролировал, просто ждал.
Утро.
Это было то самое знакомое утро, когда для Борислава все решительно изменилось. Утро, когда он стоял на тротуаре, и уже сделал свой последний шаг. Но вместо удара, послышался скрип колес. Машина, которая должна была его сбить, остановилась. Гневный водитель — таксист выскочил из кабины и стал размахивать своими руками. Боря элегантно поправил свое пальто, и взмахнул своими невидимыми крыльями, оказался где — то позади. Позади на несколько минут.
Теперь недоумение и гнев шофера выразилось другими отчаянными ругательствами, но уже по совершенно иному поводу.
На тротуаре беззащитно сидел рыжий щенок. Боря стоял на улице, и видел все это. И тут он что – то вспомнил. Это было некое знание того, что еще не случилось, чего с ним пока не произошло.
Тогда он решительно перешагнул через бордюр и нагнулся. Подхватил пса, и ринулся обратно. Шофер уже садился в салон машины, чтобы продолжить свой путь. За его машиной отчаянно сигналили другие нетерпеливые водители в своих машинах. Это Нью-Йорк!
Щенок был рыжий. Какой породы? Возможно, что сеттер. Информация об этом объекте шла сплошным потоком. Грамоты с печатями, родословная.
Где – то, в соседнем доме Боря представил себе картонную коробку с такими вот одинаковыми щенками. Лаки, хозяин продавал их по газетному объявлению. С ним связывались по телефону, потом подъезжали на угол этой улицы, где Лаки забирал свои деньги, и отдавал проданного им щенка.
-«Зачем мне нужен телефон Лаки? Я совершенно не собираюсь ему звонить!»
Этот пес случайно выпал из салона машины, которая давно уже отсюда отъехала. Боря знал, кому он подарит этого щенка.
Как он найдет адрес?
-«Тут нет ничего проще.»
Просто он вспомнил отрывок своего пока не случившегося сна.
-«Что? Приятно, почувствовать себя ангелом?»
На этаж он поднялся немного запыхавшись. Дверь в нужную квартиру оказалась открытой. Рядом в коридоре стояла уже знакомая девочка, которая сама не решалась зайти. Увидев мужчину с собакой на руках, она сначала посторонилась. Он вошел внутрь квартиры, но дверь за собой не закрыл. Девочка зашла следом. Боря вошел в комнату.
Мальчик по имени Сани лежал одетый на заправленной постели, и смотрел куда – то в окно. На посторонний звук он медленно повернул голову.
Кажется, что появление в комнате незнакомца с пушистым маленьким комочком на руках не вызвало его недоумения. Оказывается, что он все время кого – то ждал. Боря протянул щенка, и положил его ему на колени. Сани взял пса за передние лапы, тот успел его атаковать, лизнуть в щеку.
-«Как! Как его зовут?»
-«Наверное, Сантьяго! Накорми его.»
Он повернулся к двери, которая уже отворилась, и на пороге показалась соседская девочка.
-«Я пойду, сегодня особенный день, и мне много нужно успеть!»
Борислав вышел из комнаты, и уже в коридоре разминулся с хозяйкой дома. Она посмотрела на незнакомца, но он вышел раньше, чем она появилась на этом этаже.
На улице было тихо. Боря прошел в телефонную будку и по памяти набрал нужный номер. Очень долго пришлось ждать, пока старик поднимет телефонную трубку. Он живо себе это представлял, и нисколько не торопил своего абонента. Послышался ворчливый голос.
-«Дон Педро? Это Бруно Феррари. Я — сотрудник детективного агентства, которое по вашей просьбе занимается розыском вашего сына. Да! Мы его нашли, запишите адрес. Номер палаты тоже запишите. Оплату данной услуги прошу сделать на имя Бруно Феррари, запишите данные.»
Встреча отца и сына происходила в больничной палате. Старик стоял возле кровати, и держал своего сына за руку. Но тот пока никак не реагировал. Одетый в халат Борислав тихо сказал, что на это нужно некоторое время.
-«Теперь, когда все позади, он обязательно поправится.»
И протянул свою визитную карточку. Дон Педро не глядя сунул ее в карман. Это была карточка малоизвестного художника, галерею которого Боря успел найти по пути сразу после звонка.
Майкл. Имя этого человека ничего не говорило старику, но он еще успеет побывать днем на его экспозиции, где увидит картину с изображением молодой девушки, которая была похожа на его жену. Эту картину он непременно купит.
Лауру он увидел издалека. Она уже зашла в знакомый ему подъезд дома. Он даже подумал, что опоздал. Словно бонус возникли в уме номера нужных для этого случая абонентов. Между сердечным другом и подругой, выбор пал не на парня! Соседка Лауры подняла трубку, и услышала, что ее ждут срочно на крыше дома по следующему адресу.
-«Поторопитесь!»
Боря подождал немного, и когда мимо пробежала знакомая фигура, он отметил, что очевидно соседка действительно того стоила.
Следующий клиент был Дон Диас. Анонимную информацию о возможном заложнике получила экстренная «служба 911». Звонок поступил из здания, где проживал подозреваемый. Консьерж только отлучился на минутку, но именно ему потом припишут этот телефонный звонок.
Полицейский наряд прибыл неожиданно, арестованных успели вывести из здания и поместить в полицейский фургон. Их увезли, когда туда подъехали соглядатаи, очевидно, люди из преступного синдиката.
-«Клиент жив. Оружие и наркотики конфисковали. Остальное было не моего ума дело!»
Решил Боря, когда младенца забирали сотрудники органов опеки.
Был еще Бруно и Алекс. Следующий анонимный звонок он сделал из другой телефонной будки. Маньяка взяли в тот момент, когда он пытался избавиться от улик. Потом Боря вскользь посмотрел телевизионный репортаж криминальной хроники. Про следующую жертву было только сказано, что преступник собирался ее похитить. Имелись лишь фотографии этой девушки.
-«Все успешно складывается!»
Когда Бруно получил по почте банковский чек, то очень обрадовался. Происхождение денег его пока не интересовало, он сразу оплатил долги своего друга. Вечером у них был концерт, который прошел в этот раз удачно.

Эпилог.

Художник его так и не узнал. Боря потом посещал его персональные выставки. Положение этого человека улучшилось, его картины покупали так быстро, что казалось, он и нарисовать не успевает, а они уже были проданы. Правда, был среди его экспозиции небольшой эскиз, где он очевидно на память кого – то пытался нарисовать, но видимо, ничего так и не получилось. Эскиз он никому так и не продал, хотя знакомый теперь ему коллекционер пытался дать за него хорошую цену.
Борислав появился незаметно, но спрятаться среди толпы ему так и не удалось. При первой встречи, мастер ещё пытался вспомнить, где он мог видеть этого человека, то это у него так и не получилось. Он издалека смотрел на Борю. Но память так и не пришла ему на помощь. Боря помахал рукой, как это было изображено на картине. И просто так улыбнулся, сказав, что, да, его часто с кем — то путают.
Их встречу, которая изменила всю его жизнь, художник тоже, так и не припомнил. Наверное, потому что она так и не случилась.
Потом был еще поход на концерты, где играл на скрипке его знакомый Бруно. Борислав сидел с женой. А в антракте столкнулся с ним в баре. Бруно непонимающе прошел мимо, потом зачем – то оглянулся.
Борислав стал ходить в костел по воскресеньям, брал с собой обоих девочек. Они заново подружились. В храме все внимательно выслушивали речь преподобного отца, и мило переглядывались, как это было раньше, в далеком детстве.
Борислав смотрел куда – то вверх, на разноцветную мозаику, стараясь увидеть то место, где он, кажется, уже побывал, но так и не подошел для работы.
-«Очевидно, что там что – то есть!»
Он при этой мысли ещё крестился, читал молитву и уходил, так и не исповедовавшись.
Дать короткие описания всем персонажам. Перечень всех участвующих лиц.
Боря, Борислав Восжанский, стажер – ангел, в прошлом типичный американец во втором поколении. Католик, литовец или поляк, это пока не точно. После сорока умер по неизвестной пока причине, диагноз тоже не понятен. Рост 172 см, вес 76 килограмм.
Алекс Восжана, его дочь.
Алекс Восжана, седьмое имя, возможно это его двоюродная племянница, дальняя родственница. Девушка из цветочного салона, одетая в просторный комбинезон.
Люси, девушка, подросток, которая видит Борю таким, какой он есть.
Майкл, третье имя. Он – художник.
Коллекционер, друг дона Педро.
Сын Дона Педро.
Девушка – панк, случайная прохожая на улице, обета в старую джинсовую одежду, штаны перевязаны гитарными струнами, покрытые ржавчиной.
Консультант – чиновник из небесной канцелярии. Его временный пастырь. Образ размыт, ничем особенно не отмечен. Просто выделялся поведением.
Лаура – первое имя. Это девушка, красивая молодая мексиканка, много училась, работает.
Женщина — подруга Лауры, соседка.
Дон Педро — второе имя, богатый, пожилой мужчина, который утратил смысл жизни, последние время проводит в спальне. После ссоры лишился сына.
Сани, третье имя, тяжелобольной мальчик.
Девочка – соседка Сани.
Дон Диас – пятое имя. Полный тип из мексиканской диаспоры. Дорогая, без особого вкуса одежда, высокие кожаные сапоги, широкополая шляпа, несколько золотых цепей и крестов на шее, на запястье.
Бруно Феррари – шестое имя, молодой человек. Вторая скрипка в оркестре.
Консьерж, случайный свидетель.
Старуха с палкой. Женщина с косой. Непостоянный образ собирательницы чужих душ, возможно, что это была сама Смерть, или нечто работающее на неё.
Сантьяго – рыжий щенок.
Лаки — продавец щенков, сосед Борислава.
Водитель грузовика. Подозреваемый.

Прокомментировать через Facebook или ВКонтакте

Добавить комментарий