Симбионты.
Бегство в другой мир.
Он забежал в священную рощу, скрываясь от врагов. Исчез под густыми кронами, словно под навесом водопада. И враги его потеряли, а роща, по мере того, как он шел по ней, стала странно меняться и наполнять его какой-то сладостной жутью. Он чувствовал, что кроме деревьев здесь находится кто-то еще и наблюдает за ним. И это было несомненно более могущественное существо, которое было везде вокруг. Он внушал себе спокойствие, так как не мог быть опасным и ощущал себя букашкой перед этой невидимой, подавляющей громадой. И все же встреча с неведомым наполняла его жутью. После обычной сосновой рощи, в которую он вошел полчаса назад, деревья здесь стали просто огромными и снизу вместо коры были покрыты ломатыми прядями мха. Лохмотья колыхались, как живые, при полном безветрии. С веток кроме цветов и листьев гроздьями свисали разноцветные пузыри, которых становилось все больше и они заполняли все пространство вокруг. Они лопались и заполняли все вокруг запахами — удивительными и меняющимися. Строгий хвойный аромат напоминал смолистый, пихтовый, но был резче и изысканней. Вдруг он сменялся бесстыдным, соблазняющим запахом даурской лилии. Затем вереницей проплывали дивные запахи лесных цветов, незнакомые, нежные и чуть слышные. Неясный звук давил на уши, и проникал внутрь тела так, что замирало сердце, а в голове появились звон и пустота. Собственные мысли в этой пустоте звучали громко, откликаясь эхом. Мысли отчуждались и дополнялись чьими-то еще:
Кто здесь может быть? Я чувствую, что здесь кто-то есть. И он знает обо мне и видит меня. Но почему я его не вижу? Где он?
Почему он? Это я. Давай на «ты».
О! Это ты? Но я не вижу тебя. Покажись, где ты?
Сейчас увидишь.
Почему ты говоришь в моей голове? Как ты это делаешь? Ведь я могу от этого с ума сойти.
Звук внутри головы исчез, и снаружи кто-то сказал:
— Вот я — и он увидел девушку, которая шла к нему меж деревьев. Ее платье было из странных, причесанных прядей этих деревьев, меняющих цвет.
— Ну, вот, теперь ты видишь меня — девушка с улыбкой, не двигая губами, молча двигалась к нему.
— Но как ты говоришь? Мысленно? И почему у тебя мужской голос? — голос тут же изменился и стал девичьим и звонким:
— Не обращай внимания. Расслабься — девушка говорила с ним уже напротив, заглядывая в глаза — я сделаю все, что ты пожелаешь. Ты мой повелитель. — Он не успевал осмысливать все, что с ним происходило. Всего полчаса назад он еле спасся от смерти, убегая от врагов, безоружный и беззащитный. Его брата пленили. И вот он укрылся в священной роще, говорил с кем-то потусторонним, и, наконец, встретил красивую девушку, которая увлекает его. У него притупились страх и настороженность. Это было опасно, но он отдавался этому без оглядки.
— Ты не бойся меня — сказала незнакомка — я тебя спасу от любых напастей. Ты будешь моим навсегда — он слушал ее чудный голос, любовался ею, как завороженный, и не мог уже ни о чем думать, кроме наслаждения быть рядом с ней. На него нахлынула волна невыразимо сильного влечения к ней, которое нарастало. Ее тело, голос, ее волосы, одежда, запах — все будило в нем звериный инстинкт к спариванию. Пах наливался теплом и тяжестью. Он чувствовал свое возбуждение через оттопыревшуюся одежду, но не стеснялся этого на виду у незнакомки, а напротив, тянулся к ней, и она нисколько не стыдилась этого, а обняла его, и прижалась всем телом. Это было сплетение молодых и горячих тел, рук и ног, слияние губ и глаз. Он потерял себя в ней, он растворился в ней. Он не чувствовал себя, не управлял собой, а только подчинялся животному влечению к зовущей женской красоте. Она манила его и дразнила, она открывалась ему и звала его. Он поднял ее, взяв раскинутые бедра руками, и прижал к дереву. Лохмотья мха укутывали их обоих, как покрывало, и он стал медленно опускать ее раздвинутую и влекущую промежность на свою вздыбленную плоть, он прижимал ее к стволу дерева, и натягивал на себя. Он дрожал от страсти и наслаждения. Он творил взаимный экстаз, раскачивая и вдавливая ее трепетное тело. В какой-то момент ему показалось, что обладает ею он не один, а еще кто-то живой внутри дерева ласкает эту нежность. И от этого он не испытал ревности и тревоги, а только нарастание экстаза. Он забыл про все. Он не помнил себя часы или дни? Он утопал в страсти. Он пил мед этой любви и не мог насытиться. Удивительные деревья, среди которых они отдавались друг другу, бережно укрывали их, дарили им запахи и чудные плоды, которые утоляли голод и жажду и восстанавливали силы.
Он пришел в себя внезапно, когда увидел, как она вошла в лохматую кору дерева и исчезла. Он испугался и бросился за ней. Свисающие прядями лохмотья он раздвинул руками в стороны, торопясь проникнуть внутрь. И над ним сомкнулась черная бездна. Он просто перестал себя ощущать. Тело исчезло, но оставались душа, разум, воля.
Где ты?
Я здесь, я с тобой. Ничего не бойся.
Но почему я не вижу тебя?
Потому что мы вместе. Теперь ты с нами. Теперь мы едины.
Кто это мы?
Ты, я и они. Их много, скоро увидишь — он услышал гул голосов, которые приближались к нему.
Чего ты хочешь больше всего? — спросил его один из голосов. Он растерялся, не зная, что ответить, т. к. вокруг оставались тьма и пустота, которые напрягали его. И все же он успокоился, собрался с силами и ответил:
Хочу спасти брата из плена.
Ты сделаешь это, если навсегда останешься с нами.
Я останусь.
Тогда знакомься с новой Родиной — черная пустота вспыхнула ярким светом. Пространство вокруг было беспредельным. Чудесные пейзажи с невиданной красоты растениями, водоемами, горами проплывали перед его взором. Животные самых необычайных форм и размеров двигались, летали и плавали. В небе перемещалисьстранные, изящные летающие объекты. Все это пространство было пронизано гигантскими деревьями, громадные стволы и ветви которых превращались в архитектурные творения: висящие между скал сады, дворцы, вздымающиеся выше облаков, водоемы в виде гигантских капель на листьях величиной с огромное поле. Были капли — водоемы безо всяких берегов, просто висящие в воздухе. Калейдоскоп образов завораживал. Появились звуки музыки, которой он никогда не слышал. Очарованный фантастическими пейзажами, он пришел в себя, когда увидел ее и сразу сказал:
Здесь чудесно, сказочная жизнь, но мне нужно спасти брата. Нужно торопиться, а то его увезут или убьют. У меня нет времени.
Можешь не бояться, теперь время будет подчиняться тебе. Ты будешь сам выбирать время и место. То самое, которое тебе нужно. Мы это умеем, благодаря нашим деревьям. Смотри вот на это окно — они уже были в просторном помещении, где в окне на всю стену появилась картина его мира, его горного селения, где брата захватили враги. Она продолжила:
Ты спасешь своего брата и его потомков трижды за 3 тысячи лет, не называя ему себя, и в другом облике. И трижды там посадишь семена вот этих деревьев, с которыми мы создали этот мир. И там вырастут такие же деревья и мир станет таким же прекрасным. В этом окне ты найдешь место и время, необходимые для освобождения брата. Обозначишь координаты. Затем ты войдешь в дерево и переместишься туда, куда тебе нужно. Но вначале ты должен пожить в нашем мире, многое узнать и многому научиться.
Прошло время. Он освоил новый мир, нашел свое место в нем. Но плен брата оставался раной в его сердце.

Первое спасение.
Друнц Стволлер изучал метаморфозы волнового фона аборигенов — своих бывших собратьев. На этапе рабовладения квантово-генетический фон разумной расы, населяющей планету, был удручающим. Преобладали коричнево-фиолетовые тона разложения до червячных ценностей. Рассадник этого разложения находился в правящей верхушке. «Вечная проблема с этими дегенератами — правителями» — размышлял про себя Друнц. Он уточнил пространственно — временные координаты пленения своего брата и обрыва здорового генетического посыла, чтобы затем предотвратить его, а значит и предотвратить порочный вариант развития цивилизации.
Отыскав место и время обрыва, он просматривал голографический видеоряд. Носители здорового генетического посыла простые люди — ремесленники, земледельцы, пастухи, жестоко угнетались своей паразитирующей властью, а затем пришли и завоеватели. Еще более кровожадные и жестокие. А ведь этот же ремесленник Легор — предупреждал своего правителя, что надо готовиться к войне, но развращенный роскошью и бездельем, он наказал его, посадив на цепь: «Ты — пыль на сапогах, еще смеешь учить меня?». Недолго он был прикован, прибежали слуги со страшной вестью, подтвердившей его предупреждения. Но было поздно. И вот он в плену. Его звал умирающий товарищ: «Легор, освободи мою душу!». По воинским обычаям эта была просьба об избавлении от страданий. Рана была смертельной. Надо было отворить вены. После этой мрачной, но избавляющей от мучений процедуры, Легор обратился к соплеменникам: «Нам суждено умереть, так давайте умрем достойно». Друнц наблюдал видеоряд с этой сценой, невольно проникаясь гордостью за своего брата. Вот он носитель здоровых генов и сильного духа. Обрыв этого здорового генетического посыла осуществлен двумя паразитирующими верхушками. Одна из них захватила другую. В какой из этих властей больше выродков? Какие дегенераты более опасны? Это не имело значения. Необходимо было вмешаться. Друнц направил свой астрал на место событий.

Зрелище.
В столице империи, на арене стадиона начиналось представление, в котором пленных отдавали на съедение диким зверям. Чтобы продлить зрелище, и насладиться борьбой, пленным мужчинам дали оружие. Обреченные готовились к неминуемой смерти. Женщины с детьми сбились в центр, вокруг которого мужчины поднимали брошенное к их ногам оружие: мечи, трезубцы. Вот на главной трибуне появился император, и затрубили горны, прославляя его и возвещая о начале жуткого действа. Охрана оттеснила пленных к центру, и быстро укрылась под трибунами, прячась от прожорливых хищников. Тут же с восточных ворот стадиона из клеток выпустили первую партию диких зверей. Они бросились к своей добыче. Среди пленных началось движение. Вооруженные мужчины образовали цепь вокруг женщин и детей, и повернулись к набегающим стаям гиен, волков. Изголодавшие хищники бросались даже на вооруженных людей. Некоторые из них с разбега прыгнули на стоящих по окружности мужчин, но были убиты кинжалами, и мечами. Хлынула кровь. Остальные звери тут же набросились на своих раненых и убитых сородичей, и стали их пожирать. Это жуткое зрелище, рычание, вой, и визги будоражили толпу зрителей, которая также по-звериному вопила, свистела, и рычала. Жертвы в центре стадиона получили небольшую передышку, рвали на себе одежду, и перевязывали раны от укусов и когтей. Но хищников было много, и они не насытились, сожрав нескольких убитых и раненых зверей. И вот они уже вновь подходят к людям, скалят зубы, и ищут незащищенное место в группе. Стоящий с краю старик с кинжалом, убивший гиену, был сильно покусан. Он слабел, и истекал кровью. У него кружилась голова, он пошатывался. Животные быстро это заметили. В какой-то момент старик качнулся, и на него тут же прыгнули несколько хищников, свалили, поволокли его в сторону от пленных. Он пытался наносить удары кинжалом, но руки уже не слушались его. Со страшным воем и рычанием звери стали терзать еще живого старика. Клыки вцепились в ослабевшие руки и в ноги, не давая возможности защищаться. Короткий, окровавленный меч выскользнул из рук. Вспарывался живот, пожирались внутренности. Тела гибнущего человека уже не было видно. Его облепила дикая свора и рвала на части. Один из вооруженных пленных бросился на эту свору, но его схватили за руки, и удержали остальные. Оставшиеся в живых люди получили еще одну страшную передышку. Трибуны ревели. Вооруженная охрана стадиона в доспехах кнутами, копьями, и факелами загнала насытившихся зверей в клетки, и выпустила следующую группу: тигров и львов. Огромные, рычащие хищники вырвались из тесных клеток на стадион, и побежали к обреченным людям. В сравнении с изможденными пленными хищники выглядели настоящими монстрами. Они окружили людей, и готовились нападать. Алчные глаза горели сатанинским огнем, оскаленные пасти изрыгали страшный рык. Вид и запах крови будоражил зверей. Вот один из тигров прыгнул на стоящего с краю мужчину. Тот пригнулся, и вонзил меч, вспарывая брюхо, но когти тигра зацепили его. Оба: и зверь, и человек упали. Схватка продолжалась на земле. У смертельно раненого животного вывалились внутренности. У мужчины тоже сочилась кровь из ран от когтей. Уже готовились к прыжку другие львы, и тигры. Они припадали к земле, скребли когтями землю, и рычали. И в этот момент все зрители вдруг отвлеклись от пленников, и зверей. На свободной площадке стадиона появился, словно ниоткуда, обнаженный человек. Он спокойно пошел к хищникам, которые тоже заметили его, и повернули к нему головы, как по команде. Стадион насторожился и затих, ожидая кровавое дополнение. Человек приближался к зверям. Те повернулись к очередной, одинокой жертве, приняв настороженные позы и ждали. Человек спокойно шел навстречу смертельной опасности. Звери не сводили глаз с идущего к ним навстречу. Кучка пленников, забыв свои страдания, расширенными глазами смотрела на безоружного собрата, который добровольно шел на съедение к зверям. Стадион молчал, не понимая, что происходит. Какую роль в представлении отвели этому человеку? И откуда он взялся? Вооруженные охранники тоже недоуменно пялились на него, и оглядывались на распорядителя, ожидая команды: что же делать с этим, невесть откуда взявшимся безумцем? Распорядитель оглянулся на императора, и увидел поданный ему знак – «подождите, не вмешивайтесь». И приказал воинам подождать. Все замерли, ожидая дальнейшего развития событий. А человек остановился в нескольких шагах от рычащих зверей, поднял руку, и издал шипящий звук. Все звери, как по команде, поджали хвосты, и приняли подчиненную позу. Человек взмахнул сверкающим бичом, который взлохматился искрами, и опоясал хищников одним ударом. Звери застыли, и затравленно смотрели на укротителя, ожидая его команды. На стадионе стало так тихо, что было слышно прерывистое дыхание хищников. В это время император пришел в себя. Никому не позволено портить зрелище, предназначенное для народа, и императора. А появившийся ниоткуда укротитель портил все. Император сделал знак распорядителю, требуя схватить и привезти к нему этого смельчака. Распорядитель дал команду воинам. Воины двинулись к укротителю, наставили на него копья. Мужчина поднял руки, и взмахнул ими. Воины упали, как подкошенные. Остальные воины, наблюдавшее это, замерли. Всем зрителям стало ясно, что они видят великого колдуна. Такого удивительного зрелища не ожидал никто. Тысячи глаз следили за голым человеком. Напряжение на стадионе нарастало. А повелитель зверей повернулся в сторону императорской ложи, и направил туда руку. Хищники очнулись от ступора, зарычали, оскалили зубы. Пришелец указывал зверям цель. Он натравливал их на того, кто получал наслаждение от чужих страданий и смертей. Он еще раз взмахнул сверкающим многохвостым бичом, подгоняя хищников. Звери огромными прыжками кинулись к императорской трибуне. Вот они уже прыгают через ограждение и приближаются к тому, которого все считали богочеловеком. Безуспешно некоторые слуги пытаются остановить диких зверей, меча в них дротики, и копья. В большинстве слуги прячутся, убегают. Через минуту львы уже набросились на императора, и его окружение. На трибунах — паника и бегство. И только пленные, чудом спасенные от смерти, с благоговением смотрели на своего избавителя. Он подошел к ним, и обратился к Легору: «Возьми это — он дал ему мешочек с семенами — Лагерь разбей на холме, за городом. Там же посеешь эти семена. Всходы защитят твой лагерь. Затем ты наймешь судно, на котором доберешься с соплеменниками в свою северную страну, захватив с собой побеги этих растений». Легор внимательно выслушал своего избавителя и ответил: «Ты спас наши жизни. Наша благодарность тебе не знает границ. Чем мы заслужили твою милость, и чем можем отплатить?». Сошедший с небес произнес: «Продолжай свой род и занимайся своим делом. Я встречусь с твоими потомками. Я — дух растения, которое передаю тебе. Все твои потомки должны помнить, что твою семью и твое племя спасло это небесное растение. Твои потомки вырастят эти деревья и, соединившись с ними, сами станут богами. Будешь передавать по наследству — вот это». Он дал Легору металлическую пластинку с силуэтом дерева, сливающегося с фигурой человека.

***

С этого дня жизнь в метрополии замерла. Люди забились по домам, и боялись выходить на улицы, опасаясь колдуна, и диких зверей, которые были выпущены в город. По слухам пожирали они только свободных граждан, и не трогали рабов и пленных, которые были освобождены из своих подвалов и тюрем, и ушли следом за колдуном за город. Там, на высоком холме они разбили свой лагерь, распахали землю и что-то посадили. Горожане подглядывали за ними. Колдун жил на холме, среди рабов, и пленных. Они посадили семена, которые удивительно быстро взошли и выросли в кусты, окружившие, словно стеной, лагерь пленных.
Император, и его окружение были растерзаны львами. Деморализованное войско разбрелось, и если бы не боязнь колдуна, то начались бы грабежи и насилия. Казалось, что жизнь в городе прекратилась. Все жили, как в осаде, ожидая конца света. Прятались за крепкими дверьми, и старались не выходить на улицу. Среди горожан прошел слух, что колдун выполняет волю разгневанных богов, и скоро полностью уничтожит свободных граждан, а в городе будут жить только дикие звери и рабы. Но прошло некоторое время, и надежные люди сообщили, что колдун покинул лагерь рабов, и столица империи стала просыпаться ото сна. В нее возвращался с границ империи легион, возглавляемый сыном императора. Он был в бешенстве от несуразных слухов, и торопился наказать взбунтовавшихся рабов. Наследник был уверен в заговоре против императора, и стремился найти этому подтверждения. Высланные вперед его войска разведчики, подтвердили дурацкие сплетни про какого-то укротителя, натравившего диких зверей на императора, и его окружение, и освободившего рабов. «Изменники, которые ложью пытаются скрыть свой заговор» — думал сын императора. Приблизившись к городу, наследник увидел на холме поселение сбежавших рабов, окруженное зарослями. Военачальник тут же дал приказ войску сходу захватить лагерь рабов. Войско, в котором было немало тех, родственников которых пожрали дикие звери, ослепленное жаждой мести, бросилось в атаку. Они рвались отомстить презренным рабам за смерть своих близких. Эти воины были закалены в дальних походах, в сражениях с варварами, и не верили в колдовские чары, а верили только в силу оружия. Но всадникам не удалось прорваться через заросли кустов. Лошади почему-то шарахались от них, дико пугаясь и сбрасывая седоков. Попробовали пройти сквозь заросли пешим строем, но заросли были непроходимо густыми, покрытыми плесенью, с невыносимым, дурманным запахом, от которого воины пьянели и становились безумными. Целые сутки после такого отравления воины не узнавали окружающих, то плача, то смеясь, выкрикивая несвязные слова. После этого наследник императора отвел войско подальше от зловредного места, т. к. войско было поколеблено, оно утратило агрессивность, а воины стали шептаться о колдовстве, и о наказании богов. Наследник преодолел обуревавшую его злость, и решил для начала навести порядок в городе. Он выступил в сенате, стал восстанавливать жизнь. Но жизнь в городе не возобновлялась. Не было рабов, а горожане давно обленились, да к тому же были запуганы и не хотели ничего делать. А между тем необычные растения разрастались, пленные и рабы чуствовали себя уверенно, и готовились возвращаться в родные края. Сын императора отправил переговорщиков к поселению рабов, которые приняли их и сообщили следующее. Пришел конец этой империи и всей прежней жизни. Теперь не будет войн, а значит, не будет пленных и рабов. Все люди будут свободными и равными. Все будут жить счастливо, и дружно, будут трудиться, и жить в достатке, и благополучии. Все люди – братья. Молодой император слушал безумные речи, и не знал, что делать. А ему продолжали говорить о том, что чудесные растения ниспосланы богами с неба на землю, чтобы обеспечить райскую жизнь. Если бы эти слова новый император услышал год назад, во время похода в провинцию, то он бы не поверил в эту чушь, и наказал бы тех, кто его дурачит. Но после смерти своего отца, и возникновения неуязвимого поселения освободившихся рабов с дурманными зарослями, император вновь собрал приближенных, и задал те же вопросы:
— Как нам поступить с нашествием этих дурманных растений? Что нам делать со взбунтовавшимися рабами?
Никто уже не предлагал простых решений – наказывать, убивать, вырубать любыми способами было невозможно. Предлагали искать новые земли, или уйти в земли варваров.
— Если мы останемся здесь, то станем вечными рабами этих деревьев. Твоя империя рушится опасными растениями, посланными небом.
— А спасемся ли мы в другом месте от этого нашествия? – спросил император. Ответом было обреченное молчание.
— Рано или поздно эти деревья распространятся по всем известным землям. Появятся новые государства, в которых божествами будут деревья. Появится новая порода людей – рабов деревьев. Поэтому я предлагаю каждому действовать, следуя своему сердцу. Кто хочет – пусть остается садовником для этих деревьев, кто хочет – пусть уезжает восвояси.
— А что будешь делать ты, о, повелитель? – спросил самый молодой из его окружения.
— Я уже сделал свой выбор. Но вы узнаете его после того, как сами сделаете свой.
После этого все приближенные разделились на три группы. Треть присутствующих, не выпуская оружия, пошептавшись между собой, отошла к правой руке императора, а их предводитель произнес:
— Мы будем защищать тебя, и нашу жизнь, какой мы жили доселе. Мы будем бороться. Но вначале мы уйдем в безопасное место, соберемся с силами, и найдем способ борьбы с этим колдовством.
Вторая треть, недолго посовещавшись, сложила доспехи и оружие, отошла в левую сторону от императора, и один из них сказал:
— Мы останемся жить на этой земле, с теми людьми, которые останутся здесь с новыми деревьями, ведь это наша родина. А деревья ниспосланы нам богом и мы должны подчиниться.
А последние из окружения императора так и стояли возле него на одном месте. Один из них заявил:
— Мы пойдем за тобой, повелитель, какое бы ты решения не принял.
Император поднялся со своего трона, в задумчивости обошел все три группы, и сказал тем, что не бросили оружия, и стояли справа:
— Вы смелые и неукротимые воины. Собирайте преданных мне людей, и готовьтесь в далекий путь. Завтра вы построите войско на площади и пройдете последним маршем по улицам города. Но обещайте никогда не поднимать свое оружие на тех своих собратьев, которые остались с деревьями – он сделал небольшую паузу, подошел ко второй группе и продолжил:
— Вы добрые и кроткие люди. Вы будете садовниками, идите к горожанам, и собирайте тех, кто согласен жить по-новому, и служить небесным деревьям. Но обещайте никогда не вредить тем, кто покинул вас.
Обе группы приближенных повторили приказ императора, и ушли. Император подошел к третьей группе и сказал:
— Вы – самые преданные мне. Вы будете моими ушами и глазами.
***

Много ли прошло времени – кто знает? Но бывшая империи исчезла. Небесные деревья разрастались везде. Люди перестали воевать и убивать друг друга. От деревьев они брали всего вдоволь – и пищи и одежды. Легор с соплеменниками на корабле возвратился в свои северные края, взяв с собой и эти растения.

***
Осколок империи.
И только в одном, самом трудно доступном уголке земли – на цепи скалистых островов, отделенных бушующим морем, в высоких горах, остались прежние люди, которые жили там в поселениях, развивали ремесла, занимались скотоводством. На этих островах жили полудикие племена, которые пришлось потеснить. Изгнанники со своим императором нашли надежное пристанище в этих суровых местах. Когда они жили в мире, они готовились к войне. Когда воевали, мечтали о мире.
У костра на сторожевом подступе к городу сидели воины. Блики огня играли на их обветренных лицах. Звезды загадочно мерцали из темной бездны. Граэн рассказывал про давние времена, когда боги превратили людей в муравьев, и они с тех пор ползают по деревьям, поедая тлю: «У них шесть пар ног, а вместо рук у них щупальца, говорят они на своем стрекочущем языке. Ходить не умеют, только ползают. От деревьев боятся отползать». Один из слушателей спросил: «А откуда тогда известно, что это люди? Может они всегда были муравьями?». Граэн ответил:
— Много лет назад, когда наши прадеды жили там, на большой земле, в городе, который был крупнее нашего во много раз, к ним прилетел колдун. Он убил императора, посадил колдовские деревья, и превратил людей в муравьев. И только горстка людей ушла на эти острова с сыном императора. И мы живем здесь до сих пор по нашим обычаям.

***
Император со своими приближенными жил на самой вершине горы, и отправлял своих подданных в разведку на материк в полнолуние весной и осенью. Его разведчики докладывали, что по мере разрастания деревьев, людей становилось все меньше видно. Они все больше времени проводили возле деревьев и внутри них. Как-то они там прятались и полностью исчезали из вида. Люди стали другими, никогда друг с другом не ссорились и не воевали. У них не стало домов, они жили внутри деревьев, они не готовили пищу, т.к. плодов было всегда в избытке. Они никого не боялись, и спокойно говорили с разведчиками о своей жизни. Они были довольны и счастливы, всегда сыты, и одеты. Они никого не боялись, т.к. никто не мог им причинить зла – они были защищены колдовскими деревьями. Они звали своих собратьев присоединиться к ним, бросить императора и жить с деревьями. Постепенно под власть деревьев попали все известные племена и народы. Снизу у деревьев была какая-то странная, лохматая кора, словно деревья были покрыты шкурой мамонта. Кто-то видел вместо цветов на деревьях странные пузыри. В это время деревья испускали такой колдовской, дурманящий аромат, что, если человек начинал вдыхать его, то он уже не в силах был отойти от дерева, и становился его пленником, и рабом, и навсегда оставался с ним. Несколько разведчиков императора попали под чары деревьев, и остались с ними. Вызволить и возвратить их не удалось. Те люди, что жили с деревьями, и соглашались с разведчиками общаться, были странными, и было похоже, что они забывают человеческий язык. Между собой они общались, вероятно, мысленно.

***
Император отправлял своих разведчиков в родные края, чтобы узнать, как идет жизнь на материке. Разведчики доставляли также ветки этих деревьев, и их семена для совершения обрядов. Жрец коптил их, и в полнолуние проводил с ними обряд вызывания духов. Он пытался вызвать духа этих деревьев и запугать его, или вызвать духа пожирателя этих деревьев, чтобы уничтожить их. Но за долгие годы регулярных обрядов ничего не удалось добиться. И вот в очередную ночь полнолуния в сентябре жрец вновь приступил к обряду. У священной пещеры он развел костер, бил в бубен, выкрикивал заклинания. Затем, по знаку жреца палач отрубил голову пленному и кровь потоком хлынула на ветви и семена. Ветви стали извиваться и шипеть, а семена набухать и лопаться. Жрец от неожиданности отпрянул, но тут же взял себя в руки, и с новой силой стал выкрикивать заклинания и бить в бубен. Каменная стена, на которую падали отблески костра, вдруг стала оживать и мерцать каким-то своим внутренним светом. На ней замелькали изображения невиданных миров. Они путались. Затем вдруг появилось лицо, которое завораживало медным блеском кожи и пульсирующими зрачками. Жрец упал на колени перед этим лицом и еще пуще стал вопить заклинания. Лицо с каменной стены говорило с ним на непонятном языке, а затем выдохнуло пар изо рта, который оказался уже здесь, перед каменной стеной. Пар повис в воздухе и стал превращаться в роящихся насекомых. Насекомые садились на ветви колдовского дерева и пожирали его. От ветвей и семян шел скрип и писк, как от живых существ. Затем все исчезло, кроме насекомых, которые маленьким облачком полетели на материк. Ветви колдовского дерева были съедены. В следующее полнолуние император отправил разведчиков на материк через пролив. Там они увидели картину пожирания колдовских деревьев прилетевшими с неба насекомыми. Деревья стонали и скрипели, а насекомые стрекотали и чавкали, пожирая ветви, листья и корни. Насекомых становилось все больше, они плодились неимоверно быстро,как саранча, выводили личинок на земле среди корней деревьев. Черви пожирали корни и сами деревья, как и роящиеся мотыльки. Полуголые люди — садовники выскакивали из стволов, пытались убивать червей и мотыльков, которые только яростней грызли растения и кусали людей. Картина пожирания колдовских деревьев была мерзкой, но это был добрый знак для изгнанников и императора. Не прошло и года, как прежняя территория империи освободилась от колдовской напасти. Император возвратился со своими подданными на родину, и его империя постепенно стала возрождаться. И никто не видел, как к императору прилетал вожак небесных насекомых. Это произошло ночью, когда император отдыхал. Ужасное, огромное чудовище с червеобразным туловищем и змеиной головой уселось на балконе и стало издавать стрекочущие звуки, которые скоро прозвучали в переводе: «Мы избавили тебя и твой народ от колдовских деревьев, за это в каждое полнолуние сентября ты будешь отдавать нам своего последнего родившегося младенца».
***
Червелизация — цивилизация червей.
Империя возрождалась, насекомые — союзники постепенно распространились везде, где были необычные деревья. Они пожирали только их. Земные растения они не трогали. Люди — садовники разбегались от своих деревьев. Никто не следил за тем, где жили эти прилетевшие с неба мотыльки и сколько их наплодилось на земле. А это были несметные тучи насекомых, пожравших огромную массу небесных деревьев. Все эти тучи насытившихся насекомых слетались в пустынные места, зарывались глубоко в землю и там погибали, образуя подземные черные озера.
И только прорицательница говорила о новой, еще более страшной опасности для империи. «Это будет страшнее чумы, и вся империя погибнет». Император последний месяц стал уединяться, избегал даже своих придворных, и общался только с самыми близкими. Он говорил о мрачном предчувствии, которое должно сбыться. Уже несколько лет он отдавал в каждое полнолуние сентября новорожденного младенца прилетающему монстру. При этом все эти годы он жертвовал не своего младенца, а тайно забирал его из семей простолюдинов в далеких селениях. Родители этих младенцев считали, что их ребенку уготована сладкая жизнь во дворце императора. Откуда им было знать, что младенец станет жертвой? Чудовище, которое забирало младенца, не могло отличить, чей это был ребенок, какая разница людоеду, кого пожирать? А император не мог вынести даже мысли, чтобы его дитя досталось ужасной твари. Но обман обернулся против него самого.

***

Легор.
Легор встал, как всегда, до восхода. Он собрал плоды, вычесал лохматую кору, и вернулся в дом. Жена уже хлопотала возле печи, дети спали, кроме старшего сына, который ушел на охоту. С того времени, как они чудом спаслись из плена, пролетело 12 лет. Чудесные деревья не только спасли их от сына императора, но и обеспечили безбедную жизнь в суровых северных краях. В зимнее время листва с деревьев опадала, и они замирали. Приходилось больше охотиться, добывать зверя, птицу. Летом ухаживали за деревьями, собирали плоды, заготавливали на зиму.
Старого вождя убили во время того самого набега иноземцев, а новый вождь — его сын относился к Легору с уважением. Приглашал его для бесед. Слушал его советы. Новый вождь также вырастил небесное дерево во дворе и собирал урожай.
В этот день, в самую жару, Легор вдруг услышал странное жужжание, а затем шелест, словно несметное количество листьев падало на землю. Дочка закричала во дворе: «Папа, смотри, сколько бабочек к нам прилетело!». Легор вышел из дома и увидел, что дерево облеплено тучей насекомых. Тут же он услышал скрип и стоны дерева, которое пожирала эта саранча. Он быстро разжег костер, и стал окуривать деревья и опрыскивать их едкой смолой. Насекомые разлетались на время и тут же вновь вгрызались в нежные ветви деревьев. Скоро все было кончено. Полчища паразитов поднялись в воздух и улетели.Несколько дней Легор скорбел по изъеденному и погибшему дереву, как по человеку. Он пытался вылечить и восстановить рост дерева, но все было тщетно. Даже корни были пожраны личинками этих мотыльков. Дерево трещало и ломалось на ветру. Наконец он вынужден был спилить голые стволы. Нашествие насекомых погубило все деревья округе, привезеные Легором из плена. И с того времени жизнь вновь стала сплошной борьбой за выживание.
***
Император.
Император проснулся с тревожным предчувствием беды. Всю ночь его мучил кошмар — тот самый ужасный мотыль вырывает у него сердце. Слуги принесли ему одежду, воды для омовения, горячий утренний напиток дымился паром на изящном столике. Из распахнутого окна неслись птичьи трели, яркий солнечный свет наполнял комнату, дымчатые шторы колыхались от легкого ветерка. Вдруг на подоконник с шумом опустился предводитель насекомых, сложив шелестящие крылья. И вновь, как много лет назад, вначале раздалось стрекотание, а затем перевод: «Ты давал мне младенцев все эти годы, но не своих — ты обманывал меня, ничтожный смертный. Теперь новыми господами этого мира станут не твои дети, а они. Посмотри в окно». Ватными ногами император подошел к окну и увидел насекомых — чудовищ. Они заползали в дворцовые комнаты, и пожирали его детей и жен. После пожирания у них вырастали человеческие части тела. Ужас, застывший на лице и в воздухе, переливался из черепной коробки императора вместе с дымящейся кровью, которую сосал червь. Пожрав императора, его семью и все его окружение, черви и мотыли обрели облик всех тех, кого они пожрали. С тех пор империей стали править перерожденные в людей чудовища, которые скрывали свое настоящее происхождение, и только тайно, ночами поедали детей своих подданных и высасывали из них кровь.
***
Летели века над землей, новые поколения познавали мир вокруг себя, свое место в нем, но среди них остались жить потомки людей — насекомых, которые, обладая внешностью людей, оставались червями по сути. Эти люди-черви унаследовали титулы императоров, и главных священников. Они сжигали тех, кто был им неугоден, кто пытался проникнуть в их тайны, и мог свободно мыслить. Сжигали на кострах, обвиняя в ереси — попытке подорвать святость церкви. Со временем эти монстры захватили финансы, завладели деньгами всего мира и подчинили себе правителей почти всех стран, жестоко угнетая остальное человечество. Ведь почти все правители продажны, потому что молятся только на свои богатства. И, когда им предлагают новые богатства только за то, что они предают свой народ, они с радостью делают это. Люди-черви убивают людей в братоубийственных войнах, травят ядовитыми продуктами и загрязненной атмосферой.

***
Друнц уже знал, что первая патрикула — рассада космических деревьев была уничтожена цивилизацией космических насекомых. Эти вековечные враги симбионтов съели
деревья, а затем избавились и от своего союзника — императора и приобрели после этого его облик и облик его близких. Таким образом, они проникли во все властные кланы и, по сути колонизировали планету. Но этот вариант развития событий предусматривался симбионтами заранее. Это была продуманная жертва в большой игре. Друнц вновь готовился высадить рассаду, но теперь она была совместимой только с геномом потомка Легора. Поэтому выживание семьи Легора стало необходимым условием второй посадки деревьев.
Через два тысячелетия вновь пришли завоеватели, которые убивали все потомство Легора.

Второе спасение.
Друнц изучал видеоряд, в котором Легор со всем своим потомством погибал от новых завоевателей.
Безмятежно пели птицы, благоухали деревья и цветы, беззаботно бегали по саду дети. Загудел мотор подъезжающей машины. К деревенскому домишке на окраине подъехала машина, из которой выпрыгнули несколько человек с повязанными лицами. Услышав доносившуюся из домика русскую речь, старший группы, коверкая слова, произнес: «Кто не скачьет, тот москаль», и стал ритмично взмахивать стеком, похлопывая по голенищу. Следуя этому ритму, как приказу, солдаты начали подпрыгивать и приближаться к людям, которые вышли из дома. Несколько взрослых настороженно вглядывались в прыгающих со спрятанными лицами. Дети выглядывали из- за спин родителей. Хозяин дома, обращаясь к подъехавшим, спросил: «Что вам нужно?». Но солдаты продолжали подпрыгивать с дьявольским припевом: «Кто не скачет тот москаль». Бесовскими прыжками они приближались к семейству, которое, увидев угрозу, пятилось к дому. Дальнейшие события превратились в кошмар наяву. Хозяина убивали тут же, на глазах жены, детей и внуков. Кровавая лужа растекалась от его поваленного тела. Женщин, бросившихся помогать умирающему, тут же валили на землю, и насиловали на глазах детей, затем вспарывали животы, отрезали головы, и принимались насиловать детей и вспарывать им животы. Особенно жуткое надругательство было совершено над беременной женщиной. Затем солдаты подожгли дом с криками: «Колорадо, жареное колорадо!». Старший группы, говоривший с английским акцентом, бубнил: «Гуд, гуд, гарно, гарно».
Астрал Друнца, просмотревшего этот видеоряд, мерцал от ужаса. Квантово-генетический посыл его избранника — Легора обрывался жутким образом именно здесь, в этом домишке, растерзанный и сожженный зверьми в человечьем обличье. Друнц понимал, что предотвратить этот страшный сценарий можно только жертвой семян патрикулы. И он начал действовать. Он проявился в доме Легора за полчаса до начала трагедии. Легор опешил, увидев полупрозрачную фигуру, говорившую человеческим голосом: «Иди встречать незванных гостей». Легор прошел во двор сопровождаемый астралом Друнца. Также безмятежно пели птицы, благоухали деревья и цветы, также беззаботно бегали по саду дети. И вновь загудел мотор той же подъезжающей машины. Друнц разбил о землю светящийся шар с семенами, которые издавали писк, как живые существа и таяли в голубоватых языках пламени. Свечение этого пламени окутало куполом дом и сад. Друнц слился с цветущей яблоней, которая тут же превратилась в обугленную головешку, тлеющую на ветру. Черные, как смоль ствол, ветви, плоды и листья пугали своим мрачным видом. Вместо цветов алели язычки пламени, как от углей и капли крови с них капали на землю. Картина черной яблони с кровавыми цветами, была, словно знамение с того света. Подъехавшая машина остановилась, из откинутого полога показались головы, замотанные в тряпки. С испугом смотрели они на черное дерево, как на страшное знамение. Дерево наблюдал и старший группы из кабины. Водитель прошептал: «Мне снилось, что я умру под черным деревом», и резко дал газу. Машина понеслась дальше. Все осталось по-прежнему, смертельная опасность миновала. Друнц вышел из яблони, и подошел к хозяину. Легор настороженно всматривался в полупрозрачное существо, вышедшее из дерева. Друнц, избегая показывать всю картину гибели семьи, которая была непереносимо страшной и которая должна была произойти, показал лишь фрагменты несбышегося видеоряда и сказал: «Это то, что должно было произойти с тобой. За что пришельцы так ненавидят тебя и тебе подобных?». Хозяин, очнувшись от шока после увиденных картин, и, опознав карателей, ответил: «Это жидобандеры и правосеки, они пришли убивать нас за то, что мы не отказались от своего языка, за то, что не отреклись от своей веры. Им нужна наша земля. Вернее, их хозяевам нужна наша земля».
А кто их хозяева?
Они живут за океаном.
Уходи отсюда, спасай себя и свою семью — Друнц растаял в воздухе.

@
Третье спасение.
Ботаники.
Из бесконечного космоса – в обозримой истории не было прецедента – к планете, медленно теряя скорость, приблизился астероид, и вошел в ее орбиту. Он был размером с крупную космическую станцию. На астероиде обнаружили капсулу, созданную разумными существами, в которой, помимо послания, нашли семена. Перевод текста от далеких собратьев по разуму был многозначен: «Семена это — знания, пища и универсальное оружие». Даже ребенку было понятно, что это троянский конь. Поэтому астероид был демонстративно взорван, а содержимое капсулы начали исследовать. В условиях особой секретности выращивались эти семена на закрытом военном полигоне. Ботаники, ухаживавшие за деревьями, поклонялись космическому подарку. Деревья росли, плодоносили. Плоды, разнообразные по вкусу и форме, были необычайно питательными. Ботаники отказались от любой другой пищи, кроме плодов деревьев. Стали одеваться только в одежду, изготовленную из смолы и коры этих деревьев. У них менялись обмен веществ и психика. Они стали избегать общения с любыми другими людьми, кроме тех, кто был, как и они, связан с этими деревьями. Более того, они стали исчезать непонятно куда. Как выяснилось, они освоили способ срастаться деревьями, и подолгу оставаться в таком состоянии. Они стали высказывать крамольные мысли отказа от армии, полиции и от государства, как такового. Такие настроения не могли остаться незамеченными службой безопасности, и поступил приказ арестовать ботаников. Но они легко спрятались внутрь деревьев. Тогда было приказано спилить деревья, и достать спрятавшихся туда «отщепенцев». Ботаники, словно прочитав эти мысли, тут же сами явились для переговоров. Они предложили военным, замыслившим уничтожить деревья, направить свои радары в сторону рощи из этих деревьев. И на экранах радаров вместо рощи военные увидели антенны, и гигантские статуи, невидимые в дневном свете, и приняли испускаемый ими сигнал: «Опасно вредить деревьям!». И тут же на экранах появились видеозаписи последних самых секретных заседаний генштаба и эпизоды из личной жизни самых недоступных слежке государственных персон: президента и его окружения. Это был сплошной компромат на власть предержащих. Тем временем сведения о тайных опытах с растениями уже просочились в СМИ. Разошлись слухи о том, что военные прячут на полигоне чудесные деревья, которые приносят райские плоды, способные вернуть молодость, и дающие бессмертие. Страна бурлила, начались стихийные выступления. Вокруг засекреченной территории стали собираться группы граждан, которые пытались проникнуть внутрь. Под давлением общественного мнения состоялись переговоры президента и ботаников с трансляцией в прямом эфире. Ботаники рассказали, что эти деревья — решат извечные проблемы цивилизации: экологически чистой энергии и обеспечения питанием любого количества людей. Что и было написано в послании, скрытом от мира. Прекратятся войны. Исчезнет наркомания, коррупция. Любые болезни исцеляются этими чудо — деревьями. Возраст существования цивилизации космических деревьев — миллиарды лет. Ботаники показывали диковинные плоды, удивительно красивые ткани, с невероятными свойствами. Выслушав заманчивые предложения, президент, как защитник свободы и демократии, а точнее, интересов крупных кампаний, сказал: «Во всей этой истории с космическими семенами мы столкнулись с изощренной контрабандой, и не убереглись от троянского коня. Ведь если будут новые, да еще и неисчерпаемые источники питания и энергии, то, что тогда будет с теми кампаниями, которые сейчас уже производят все это? Они обречены на банкротство. Это уже вопросы политики и государственной безопасности. Но мы — свободная нация, и должны иметь право выбора: жить с инопланетными неведомыми растениями, или сохранять старые традиции, и привычные растения». На это ботаники ответили: «Каждый свободный человек в демократическом государстве должен иметь право выбора, право ознакомиться с новой породой деревьев, приобрести их семена, вырастить, и вкусить их плоды. Мы просим только о создании хотя бы одного открытого дендропарка этих инопланетных деревьев в нашей стране, и о праве граждан на приобретение семян». Консерваторы, и крайне правые стали требовать запрета на свободное выращивание деревьев, называли их источником нового, самого опасного и еще не изученного наркотика. Настаивали на проведении карантинных мероприятий, и на повторном, подробном изучении этих растений. На это ботаники ответили, что карантинные мероприятия проводятся с этими деревьями уже более 25 лет. И они являются наглядным примером того, что никакого наркотика в этих растениях нет, и никакого вреда здоровью они не несут, а напротив, улучшают и продлевают жизнь. Действительно, кроме всего прочего, можно было заметить, что ботаники, посвятившие себя этим деревьям, выглядели очень молодо, и совершенно не постарели за эти годы. Было решено провести опрос населения, обсудить этот вопрос в парламенте. И затем принимать решение. При этом военная верхушка получила тайный приказ уничтожить деревья, инсценировав их гибель от неизвестной болезни. Надо было сохранить только несколько экземпляров для членов правительства и парламента. Для решения этой задачи военные подвозили с тайных складов к полигону с деревьями самые ядовитые вещества, только от запаха которых погибало все живое и свермощные огнеметы. Несмотря на бурные протесты консерваторов, которые говорили уже об оккупации страны инопланетянами, среди населения возник ажиотажный спрос на семена. И тут вдруг выяснилось, что за все эти годы в разных уголках страны уже растут инопланетные деревья в частных владениях. Оказывается за это время, ботаники, работавшие с инопланетными деревьями, умудрились тайно распространить их семена. Как это было сделано при строжайшем, карантинном режиме, осталось неясно. Обсуждение в парламенте завершилось победой приверженцев деревьев, но военные готовились к выполнению тайного приказа президента по уничтожению деревьев. Открыто в СМИ было объявлено о том, что семена готовят к продаже. А недовольные слабостью президента и затягиванием решения этой проблемы, военные совершили переворот. Они захватили власть, заняли дворец президента, арестовали ботаников, и взяли под контроль СМИ. Тут же по всем каналам стали транслироваться передачи про новый наркотик, якобы, обнаруженный в космических деревьях, про его особую опасность. Показывали ужасных монстров, которые вылупляются на инопланетных деревьях и пожирают людей. Общественное мнение разворачивалось против ботаников и деревьев.
***

***
Именно в это время Друнц Стволлер в третий раз прибыл на планету, на которой дважды не удалось основать патрикулу. Под угрозой была третья попытка, т.к. астероид с капсулой был взорван.
***

Друнц высадился в тот момент, когда все ботаники обманным путем были схвачены и брошены за решетку. Среди них находился и потомок Легора. Носитель здоровых генов Легор поддерживал своих товарищей в плену, как много веков тому назад его пращур. Изнуренные побоями и пытками, они пали духом и готовились принять мученическую смерть. Друнц проявился в камере неожиданно, туманным силуэтом: Он передал измученным людям живые семена деревьев. Зажав в ладонях светящиеся семена, узники подошли к астралу Стволлера и приникли к нему, вытянув руки в стороны. Тела людей тут же начали менять свои цвет и форму, приобретая вид дерева. Привлеченные необычными звуками, охранники по одному стали подходить к камере. Они увидели исчезающих у них на глазах арестантов, которые превращались в громадное дерево. Дерево прорастало сквозь стены и решетки, его ветви рвались наружу, разрывая железобетон. Листья закрывали все вокруг. Был подан сигнал тревоги, на который к камере сбежались охрана и администрация тюрьмы. Все глядели в ужасе, как гигантское дерево, словно монстр, прорастало и разрушало их тюрьму. Стены и решетки разваливались, как карточный домик. Потолки падали, все было завалено обломками, затянуто пылью, арестантов давно уже не было видно, а невероятное дерево рвалось к солнцу. Шорох листьев, грохот обрушающегося здания, треск ломающихся решеток сопровождали этот непостижимый акт. Остолбеневшие охранники пятились в уцелевшие углы здания, и вопросительно смотрели на начальство. Наконец очнувшийся начальник тюрьмы приказал — «Стрелять из всех видов оружия!». И застрекотали автоматы и пистолеты. Но после выстрелов пули рикошетили от дерева и попадали в стрелявших, которые с воплями бросали оружие и падали. Вся рота охраны и администрация лежали ранеными — люди стонали, не видя при этом никакого противника, кроме дерева. А огромное дерево вырвалось, наконец, наружу, и стало наполнять все пространство тюремного двора, вздымаясь над кварталом многоэтажных домов. Люди и машины останавливались посреди улиц, наблюдая невероятное событие. К тюрьме подтягивались войска, бронетехника, а едва выбравшиеся наружу из развалин здания начальник и приближенные, только и успели предупредить: «Не стрелять! Не стрелять!». Подкрепление с раширенными глазами наблюдало, как на месте тюрьмы прорастало дерево невероятных размеров и медленно таяло на глазах, расплываясь на несколько туманных частей. Наконец они исчезли. Из военных кто-то тер глаза, кто-то молился, кто-то прикладывался к заветной фляжке. «Что это было, дружище?» — спросил подъехавший на машине мужчина у офицера, и сам ответил вопросом — «Наведенные галлюцинации?» — офицер, не отрываясь смотрел на развалины тюрьмы и добавил: «А развалины тоже галлюцинации?». Из пыли и обломков выползали раненые охранники.
Несмотря на необъяснимое освобождение ботаников из тюрьмы, ответные действия хунты не отличались разнообразием. Военные умеют использовать только силу. И хунта начала атаку на космический дендропарк. Туда полетели самолеты с ядохимикатаим, пошли бронемашины с огнеметами, чтобы сжечь, отравить и сравнять с землей эти рассадники «инопланетной оккупации». Но ни самолеты, ни танки не сумели приблизиться к дендропарку. Приборы всей этой воинской техники вдруг отказали, и управление было потеряно. Самолеты падали, а танки упирались в невидимые препятствия. А вся хунта в полном составе после попытки этой атаки неведомым образом оказалась на лужайке перед президентским дворцом в ужасающем положении. Головы офицеров торчали из грядок, как тыквы, на длинных, стеблевидных шеях. Непонятным образом эти люди вросли в землю. Удивительно, но они при этом оставались живыми. Туловища и конечности превратились в стебли и корни. Нарядные мундиры и погоны со звездами аккуратно лежали, как клумбы, обрамляя каждую голову — растение. Сквозь фуражки на головах вместо волос прорастали листья. Несколько дней «черные полковники» оставались живыми на грядках, вселяя ужас и смех в толпы граждан, пришедших поглазеть на невиданное зрелище. Несколько дней они оставались живыми. Головы вертелись, отдавали команды, делали страшные глаза, угрожали, вызывая дикий хохот. Но постепенно головы обрастали мхом, пока не остались висеть на стеблях, сгнившие, издавая смрад. Умирали они медленно, одновременно в жутком и карикатурном виде, как на выставке. Из гнилых останков этих растений выползали отвратительные и огромные гусеницы, которые нападали на людей.
***
Деревья стали быстро распространяться по стране и по всему миру. Прежняя, техногенная червелизация умирала. На смену ей пришла цивилизация симбионтов.

Прокомментировать через Facebook или ВКонтакте

Добавить комментарий