Насекомые и цветок
Мы восхищаемся огромным разнообразием цветов – их чудесными формами, красками и ароматом. Однако немногие знают, что всем этим мы обязаны существованию насекомых. Эти слова принадлежат замечательному английскому ученому Чарльзу Дарвину.
Причем здесь насекомые! Разве цветы созданы не для человека? Думаю, большинство людей, или, по крайней мере, значительная их часть, так считают. Такая красота и создана только для насекомых! Это задевает наше самолюбие. Однако, как бы то ни было, это так. Цветок появился в качестве одного из приспособлений для переноса пыльцы с одного растения на другое. Притом, в его создании принимали участие не только растения, но и насекомые: они совместно «ваяли» их.
Чтобы разобраться в этом, давайте мысленно перенесемся на 300-400 миллионов лет назад. В глубокой древности леса были совершенно непохожие на современные – в природе господствовали споровые растения. Древовидные плауны достигали 30-метровой высоты. Могучие хвощи (не чета современным) поднимались десятиметровой стеной. Затем появились папоротники и первые, пока еще немногочисленные, хвойные. Многие из них живут и поныне. Эти растения принимали участие в образовании каменного угля. Благодаря ним, мы и сейчас чувствуем тепло лучей Солнца, которые достигали Земли в те далекие времена. Это удивительно, посредством этого полезного ископаемого растения смогли создать систему аккумуляции солнечной энергии.
Современные покрытосеменные (растения с оформленным цветком) тогда отсутствовали. Они еще не появились на нашей планете. Представьте, лес, луг, поляну без цветов. Грустно и неуютно в таком лесу. Природе пришлось ждать еще 100-200 млн. лет пока появились первые покрытосеменные. Прошло еще несколько десятков миллионов лет, и в мрачных хвощево-плауновых и хвойных лесах стали благоухать цветы. Это произошло около 130 млн. лет назад.
Древние растения имели большие органы плодоношения, которые вырабатывали огромное количество спор и пыльцы. Их было настолько много, что покрывали толстым слоем землю. Об этом свидетельствует микроскопический анализ каменного угля (в частности антрацита); в нем рассеяна масса спор. Современные голосеменные (а это в большинстве хвойные) и сейчас вырабатывают большое количество пыльцы. Во время их цветения трава, почва, листья деревьев сплошь покрываются желтым налетом. Особенно хорошо это заметно в лужах, куда пыльца сдувается ветром или смывается дождем.
Леса в те далекие времена были населены насекомыми, которые, так же как и растения, очень сильно отличались от современных. Ученые установили, насекомые произошли от древних кольчатых червей, поэтому в то время они имели много черт своих предков. Это произошло около 400 млн. лет назад. Большинство насекомых ползали по земле или растениям; летать они пока что еще не могли.
Летающие насекомые появились значительно позже, 300-320 млн. лет назад. Они опровергли известную поговорку о том, что рожденный ползать – летать не может. Лишь спустя 150 млн. лет после этого появились летающие ящеры, а затем и птицы. Так что, насекомые были первые, кто покорил воздушную среду нашей планеты.
Насекомые, так же как и их предки – черви, питались отмершими растениями, пыльцой, спорами или поедали своих собратьев. Несомненно, пыльца им нравилась, ведь – это питательный и калорийный продукт. Недаром многие современные насекомые питаются ею, или выкармливают своих личинок, ведь пыльца содержит весь комплекс витаминов, аминокислот и ферментов, необходимых организму. Человек тоже не отстает от насекомых, потребляет пыльцу и пергу, собираемые и приготавливаемые пчелами.
У древних растений (да и современных голосеменных тоже) перенос пыльцы с одного генеративного органа на другой осуществлялся ветром. Ученые этот процесс называют анемофилией (от греч. анемо – ветер, филос – люблю).
Древние насекомые вначале поедали пыльцу на земле, ведь они пока что не могли летать. Затем они перешли к ее потреблению на растениях, где пыльцы было значительно больше. Переползая с одного генеративного органа на другой, эти насекомые попутно осуществляли перекрестное опыление. Здесь так и хочется сказать «переползали с одного цветка на другой», однако это неверно. Цветов (в том понимании, какой мы вкладываем в настоящий цветок) в то время еще не было.
Питание пыльцой являлось начальным этапом опыления растений с участием насекомых. Этот процесс называется энтомофилией (от греч. энтомо – насекомое, филос – люблю) и сложился он при питании на голосеменных. Произошло это около 250-300 млн. лет назад. В это время уже сформировалась группа насекомых, которая постоянно питалась пыльцой. Переползая с одного генеративного органа на другой, они попутно осуществляли перекрестное опыление. Когда в природе появились покрытосеменные растения, к тому времени в природе уже существовали примитивные насекомые-опылители.
Условием для возникновения энтомофилии (т.е. опыление с участием насекомых), вероятнее всего, явилась обоеполость генеративных органов, тем более что она была основой в эволюции покрытосеменных. Обоеполость означает нахождение женских и мужских органов на одном цветке (в данном случае – на одном генеративном органе).
Вероятность опыления насекомыми раздельнополых шишек (когда женские и мужские органы находятся отдельно друг от друга) сильно уменьшается, особенно в случае двудомности, когда генеративные органы находятся на разных растениях. Это связано с тем, что насекомые-потребители пыльцы должны постоянно посещать только мужские шишки, где имеется пыльца. Посещаемость женских шишек должна осуществляться в меньшей степени, так как пыльцу они не вырабатывали. Одновременное посещение мужских и женских шишек могло происходить лишь в том случае, если бы последние чем-то привлекали насекомых, например, содержанием нектара. Однако в те далекие времена еще не было ни шишек, выделяющих нектар, ни насекомых, питающихся им. Нектар и его потребители появились значительно позже. Выделение нектара – это уже второй этап эволюции энтомофилии, когда наряду с пыльцой растения стали дополнительно вырабатывать для привлечения насекомых сладкий и ароматный продукт.
Давайте представим, что произойдет с растением, если оно будет опыляться одним только ветром. Анемофилия в своем развитии ведет к появлению раздельнополых генеративных органов, так как разделение полов является наилучшей гарантией перекрестного опыления. Это наблюдается у хвойных, которые опыляются ветром, а также у современных покрытосеменных, перешедших к анемофилии. У ветроопыляемых покрытосеменных (злаков, орешника, осины, облепихи) цветков много, однако все они мелкие и лишены запаха. Многие из них собраны в соцветие или вовсе пропали из-за отсутствия в их необходимости. Околоцветник у них сильно редуцирован или вовсе отсутствует. В них созревает множество сухой порошкообразной пыльцы. Нередко цветки (например, сережки орешника) подвешены так, чтобы малейшее дуновение ветра встряхивало их и уносило пыльцу с собой. У многих (в частности, у злаков) тычинки так же прикреплены подвижно.
Переход цветковых растений к опылению ветром осуществлялся в ландшафтах, где мало насекомых-опылителей (например, в степях), а также у тех, которые цветут ранней весной, когда опять же мало насекомых. Это свидетельствует о первичности энтомофилии и вторичности анемофилии у покрытосеменных.
Энтомофилия, в отличие от анемофилии, является более прогрессивным способом перекрестного опыления растений с обоеполыми генеративными органами, каковыми являются покрытосеменные. Это привело к тому, что более 80% видов высших (цветковых растений) (а это около 200 тысяч видов) не могут существовать без насекомых опылителей. Сюда относятся все наши плодовые, ягодные, огородные и кормовые культуры. А это наши поля, луга, сады и огороды.
При ветроопылении эволюционирует только одна сторона – растение, так как ветер является величиной неизменной. При энтомофилии эволюционируют как растения, так и насекомые. По мере эволюции насекомых-опылителей перед растениями ставились все новые задачи, на которые растения отвечали дальнейшими приспособительными изменениями. Энтомофилия создала предпосылки для изменения и совершенствования, как опылителей, так и растений (а так же их органов – цветов), что привело к установлению чрезвычайного разнообразия способов опыления. Это, в первую очередь, способствовало дифференциации и видообразованию, как среди насекомых, так и среди покрытосеменных.
За счет питания нектаром у перепончатокрылых (в частности, пчел, шмелей), чешуекрылых (бабочек) и отчасти у двукрылых (мух) произошло изменение ротового аппарата – возник хоботок. Появление крыльев у насекомых способствовало еще большему сближению растений и насекомых-опылителей, так как в этом случае интенсивность посещения цветков резко возрастает. Насекомые-опылители, осуществляя перекрестное опыление, приносят пользу растениям, ведь при перекрестном опылении резко возрастает качество семян.
Только на этой основе впоследствии возникли приспособления для привлечения насекомых – окрашенный венчик, аромат и нектар.
Растения были заинтересовано в привлечении насекомых. Они «оптической рекламой», то есть ярко окрашенным венчиком привлекали к генеративным органам опылителей, которые должны были переносить цветочную пыльцу с одного цветка на другой. Чтобы положительная реакция у насекомых на яркий цветок не ослабевала, растения должны были вырабатывать нечто вкусное и полезное, в частности нектар.
Так что цветы представляют собой зрительные объекты для привлечения насекомых. Эта оптическая реклама усиливается манящим ароматом и нектаром. Все приспособления цветка нацелены на одно, опыление их насекомыми. Даже пыльца и та покрыта клейким веществом, всевозможными шипами, чтобы лучше держаться на волосках насекомых. У ветроопыляемых растений пыльца, наоборот, более мелкая, порошкообразная, сухая и гладкая, чтобы она могла легко выдуваться их пыльников и переноситься на большие расстояния.
Окраска цветов рассчитана на возможности зрения опылителей. В северном умеренном климате многие растения опыляются в основном насекомыми. Насекомые не различают красного цвета, поэтому растений с красными цветами здесь крайне мало. Наоборот, в тропиках, многие цветы опыляются питающимися нектаром птицами (в частности, колибриями), воспринимающими красный цвет. Поэтому многие опыляемые ими цветы имеют красную и оранжевую окраску.
Не только окраска цветов, но и зачастую рисунок на их лепестках (пятна, точки, черточки) приспособлен к физиологическим возможностям органов чувств опылителей. Эти узоры действуют на насекомых подобно дорожным знакам, указывающим путь к нектару.
Аналогичные взаимоотношения возникают и при восприятии запахов цветов. Опыляемые птицами цветы не пахнут. Это связано с тем, что у птиц плохое обоняние. Напротив, опыляемые мухами цветы, испускают зловоние, присущее гниющему мясу или другим разлагающимся органическим веществам. Тропические цветы, опыляемые летучими мышами, пахнут плесенью или гниющими фруктами. Это связано с тем, что эти летучие мыши питаются плодами растений и этот запах привлекает их. У цветов, опыляемых насекомыми, таких неприятных запахов не встречается.
Нектар и пыльца являются не единственным продуктом, который растения предлагают своим опылителям. Так, цветы некоторых тропических растений выделяют вместо нектара жидкие масла и воск. Масло используется в качестве корма для личинок, а воск – для строительства гнезд. Некоторые растения (в частности, орхидеи) пошли дальше, их цветы по форме напоминают самих насекомых. Самцы последних прилетают к цветку в поисках не только нектара, но и брачных партнеров.
В этой небольшой статье мы попытались рассказать, почему и как появились цветы, и кто в большей степени способствовал их эволюции. Цветы появились для насекомых, и только для них, как бы то ни было обидно нам. Однако и человек тоже «приложил» руку к совершенствованию цветка. В результате селекции были выведены цветы (к примеру, махровые), которые в природе не встречаются и без участия человека не могут размножаться посредством семян.
Рано утром на рассвете
Умываются мышата,
И котята, и утята,
И жучки, и паучки.
К.Чуковский
Чистота – залог здоровья!
Что касается котят, утят, мышат – это мы знаем, видели много раз, а умываются ли жучки, паучки и другие насекомые? Да и вообще, знают ли они, что по утрам (а может быть не только утром) необходимо приводить себя в порядок? Нас этому учат с самого раннего детства. Вначале родители моют и купают своих детей, потом обучение продолжается в детском садике, школе. В результате – гигиенические нормы становятся само собой разумеющимися. Конечно, есть и такие ребята, у которых «на шее вакса, а под носом клякса», однако, думаю, их значительно меньше.
Оказывается, тезис «чистота – залог здоровья» исповедуют большинство животных, относящихся к совершенно к разным систематическим группам. В этом рассказе мы и расскажем о некоторых из них. Только для начала давайте дадим определение понятию «умывание». Под этим мы чаще всего понимаем мытье водой лица и рук, а для животных оно значительно шире, ведь у них нет рук для мытья лица (или морды), да и воду они не всегда используют.
Многие животные для «мытья» тела применяют слюну, тщательно вылизывая свою шерстку. Кошка, к примеру, всегда опрятная, а ее шесть так и лоснится. Однако, если кошка, заболевает и перестает вылизывать шерсть, она становится тусклой и блеклой. Другие, чтобы очиститься от паразитов, «купаются» в земле (многие птицы, в том числе куры), третьи – в лужах (голуби, воробьи). Слоны для этой цели используют пыль, тщательно посыпая ею свое тело, буйволы купаются в грязи. Некоторые птицы для дезинфекции тела используют муравьев, вернее муравьиную кислоту, которую те выделяют. У обезьян существует правило вычесывания друг у друга паразитов.
Главное, чтобы тело было чистое. Для этого используют все, что способствует чистоте тела, детеныша, жилища. Последнее необходимо рассмотреть отдельно, так как многие животные для этой цели используют специальных «домработников», которые убирают отходы жизнедеятельность своих хозяев.
Животным необходимо следить за своей мордой, где находятся важнейшие органы – зрения, обоняния, вкуса. У многих животных есть усы. Они им служат не для красоты. Это тактильные органы; с их помощью они ощупывают предметы. Если, к примеру, кошке сбрить усы, она превратится в беспомощное существо, будет, как слепой котенок, тыкаться в миску.
Животным необходимо постоянно следить за шерстью, а птицам – за перьями, которые для них являются одеждой. В ней, как и во всякой одежде, заводятся паразиты, так как шерсть и перья для многих паразитов являются надежным укрытием. Почти, как теплый дом, да и еда всегда рядом. Проколи кожу и пей кровь в свое удовольствие. Им необходимо следить за чистотой кожи, периодически массировать ее, ведь она очень уязвима. Ко всему прочему кожа должны постоянно быть эластичной, ведь она продуцирует шерсть и перья.
Еще одна деликатная тема – это туалет. Нам с вами достаточно просто, зашли в туалет, нажали на рычажок и забыли об этом. А как быть животным, особенно тем, которые обитают в норах, дуплах? Куда все это девать? А малышам что делать? У них ведь нет подгузников и памперсов. Так что видите, сколько у животных проблем по сравнению с цивилизованным человеком. А всем им необходимо быть чистыми, чтобы не стать убежищем для всевозможных паразитов. Давайте рассмотрим некоторые из этих проблем более подробно.
Чего только не придумывают животные, чтобы быть чистыми. Поэтому с многих из них могут брать пример некоторые не совсем аккуратные ребята.
Мух знают все. Они обитают повсеместно, посещают туалеты, где обитает огромное количество микроорганизмов, опасных не только для человека, но и для самих мух. Поэтому мухи после приема пищи сразу же принимаются за свой туалет. Они, прежде всего, своими передними лапками чистит голову, протирает глаза, короткие усики. Потом они вытягивают свой хоботок с большой подушечкой на кончике, и тщательно протирают его передними лапками. Затем муха принимается за тело. Вход идут задние ноги. Ими она протирает грудь, брюшко. Затем осторожно поглаживает свои крылья, смахивая сверху и снизу пылинки. Летательный аппарат всегда должен быть готов к полету, ведь от этого зависит жизнь насекомого. В заключении муха потирает друг о друга передние и задние ноги. На них расположено много щетинок, они тоже должны быть чистые.
Тело мух (и других насекомых) покрыто волосками и щетинками, между которыми скапливаются различные бактерии, остатки пищи, мусор, пыльца растений, споры грибов и многое из того, что опасно для здоровья и жизни насекомых. Если все это не убирать, то тело рано или поздно превратится в рассадник болезнетворных бактерий.
У многих насекомых (пчел, ос, муравьев) на передних ножках расположены специальные щеточки для чистки усиков и глаз. Ими насекомые постоянно пользуются в гигиенических целях. А чтобы и они были чистые, периодически облизывают, очищают от грязи. Насекомые в течение дня треть времени заняты тем, что чистят свое тело и, прежде всего, усики. Они являются органами обоняния, которые у насекомых являются одними из важнейших. Особенно усиленно насекомые занимаются «умыванием» после дождя. Вода, как известно, способствует росту бактерий и микроскопических грибов на поверхности насекомых. Поэтому очистка тела от воды и мусора улучшает состояние здоровья.
Пчелы, шмели, бабочки являются прекрасными опылителями растений. Этим они приносят большую пользу. Однако пыльца на теле насекомых не должна долго задерживаться. Старая пыльца быстро портится и становится субстратом для развития паразитов. Поэтому пчелы постоянно очищают тело от пыльцы, используя ее в качестве пищи. Растениям от этого тоже большая польза, так как «старая» пыльца бесполезна для оплодотворения цветков.
Все кузнечики и сверчки постоянно облизывают свои усики и лапки, которые имеют для этих насекомых особое значение. Это не удивительно, так как на усиках находятся органы обоняния, а на передних ножках – органы слуха.
Даже хорошо знакомый нам таракан является ярым последователем идей Мойдодыра. Вот как описывают энтомологи процесс «умывания» у этого нежелательного квартиранта наших жилищ. Когда таракан занимается своим туалетом, он чем-то напоминает кошку. Вытягивает насколько это возможно голову в желаемом направлении и пропускает через рот лапки и усики, очищая их от грязи. Чешет лапками, на которых находятся шипики, другие части тела. При этом он вытягивается, чтобы достичь самых отдаленных участков тела.
Животные очень тщательно следят за чистотой своих жилищ, особенно общественные насекомые, – пчелы, муравьи, осы, термиты. Погибших особей они выносят наружу, причем часто подальше от гнезда. Ведь погибшие насекомые часто умирают от различных заболеваний. Всевозможный мусор так же удаляется из гнезда или складывается в отдельные отнорки. Животные испражняются только в отведенных для этой цели местах или же продукты жизнедеятельности выносятся наружу. Крупных животных, которые проникают в улей, пчелы убивают и «замуровывают» прополисом.
Пчелы, к примеру, никогда не испражняются в улье. Это они делают вне своего жилища. После зимовки, в оттепель, пчелы покидают улей и совершают вокруг него, так называемый, очистительный облет, освобождая кишечник от продуктов пищеварения. То же самое наблюдается и у муравьев. Они, так же как и пчелы, освобождают кишечник за пределами муравейника. Однако некоторые виды муравьев используют экскременты с пользой, в качестве связывающего материала при укреплении земляных стенок галерей или в качестве «удобрения» при выращивании грибов.
Люди тоже используют экскременты животных с большой пользой для себя. К примеру, в безлесных местах Украины, юга России, Казахстане высохшие «лепешки» коров (кизяки) использовались в качестве топлива. В некоторых районах даже лепили специальные кирпичики, сушили и топили ими большие русские печи. Еда, которая готовилась на них, была намного вкуснее, чем при использовании дров. Дым, которых выходил из печных труб, был голубоватого цвета и имел приятный запах.
«Солнце, воздух и воды – наши лучшие друзья!» Это животные хорошо знают. Животные в профилактических целях используют солнечные ванны, купаются в талой воде, принимают грязевые ванны, поедают рвотные и слабительные растения. Животные, больные кожными заболеваниями, с удовольствием купаются в озерах с соленой водой. Насекомые большое внимание уделяют чистоте воздуха, поддержанию влажности на комфортном уровне. Затхлый воздух губителен для личинок и молоди, а высокая влажность способствует развитию плесени и многих болезнетворных бактерий.
Муравьи-древоточцы устраивают в отмершей древесине специальные вентиляционные камеры, которые позволяют поддерживать в жилище комфортные условия. Большое внимание уделяют чистоте воздуха пчелы в ульях или иных помещениях. Возле летка, поочередно сменяя друг друга, дежурят специальные «работницы». Быстро работая крыльями, они гонят воздух в свое жилище не хуже электрических вентиляторов. Подобные живые вентиляторы дежурят у входа в жилище шмелей и ос–шершней.
Солнце – враг заразных болезней. Оно убивает болезнетворных бактерий, вирусы и различные грибки. Поэтому муравьи трупы погибших собратьев складывают на открытых солнечных участках. Под яркими солнечными лучами трупы стерилизуются и перестают быть опасными для окружающих. Кроме того, многие животные – птицы, млекопитающие часто принимают солнечные ванны. Таким способом они дезинфицируют свой мех и перья.
Оригинально решают проблему чистоты своего жилища осы, которые строят гнезда в дуплах деревьев. Все отходы (остатки еды, испражнения личинок, погибшие особи) падают вниз на дно дупла, где они уничтожаются жуками-ассенизаторами. Жуки не только сами питаются отходами ос, но и кормят ими своих личинок. Эти жуки испокон веков жили совместно с осами, в качестве своеобразного симбиоза. Осы своих сожителей не трогают, тогда как проникших в дупло других насекомых безжалостно уничтожают.
Аналогичное наблюдается и у птиц-носорогов. Самки этих птиц, отложив в дупло яйца, замуровывают себя прочной глиняной пробкой; оставляют только небольшое отверстие, через которое самец кормит ее и птенцов плодами растений. Самка вместе с птенцами покидает гнездо только через 3-4 месяца. В таких дуплах «уборкой» помещения от экскрементов занимается огромное количество ассенизаторов – червей, клещей, жуков и их личинок. Наличие большого количества пищи, благоприятные условия для жизни способствуют высокой скорости размножения этих организмов, что обеспечивает хозяевам сносные гигиенические условия. Квалифицированная работа ассенизаторов способствует тому, что птицы-носороги используют одни и те же дупла много лет подряд.
Все, конечно, видели, как тщательно вылизывают кошки и собаки своих детенышей. Что это, наведение красоты и чистоты? Нет, дело не только в гигиене. Оказывается, вылизывание детенышей имеет и другое значение. Дело в том, что слепые детеныши не способны самостоятельно освобождать от содержимого мочевой пузырь и прямую кишку. Вылизывая, мать массирует своим языком нижнюю часть живота и область паха. Это рефлекторно вызывает расслабление запирающих мускулов, и прямая кишка и мочевой пузырь освобождаются от содержимого. Все что выделяет малыш, в конечном счете, оказывается в желудке у мамы, чтобы у малышей постоянно чистой была подстилка.
Нельзя не отметить и другое. Вылизывание новорожденных крупных видов животных (коров, лошадей, оленей и др.) имеет и другое значение. Они не только очищают тело малыша от родовой слизи, но и за счет массажа повышают мышечный тонус. Благодаря этому уже через 15-20 минут новорожденные встают на ножки и начинают сосать мать. Если же по какой-то причине мать не вылизала своего новорожденного, мышечный тонус у него выражен слабо. Он встает на ножки только через 1,5-2 часа после рождения, да и то стоит не очень устойчиво. У него и сосательный рефлекс ослаблен.
Большое значение в жизни животных имеет утренняя физкультура. На примере собак, кошек, лошадей видно, что после пробуждения они обязательно проводят 1-2-минутную физзарядку: потягиваются, многократно отряхиваются, часто вздрагивают, привскакивают, глубоко вздыхают, фыркают, иногда валяются на полу. Потом начинают отряхивать и вылизывать себя. Если животное (корова, лошадь) содержится вместе с малышом, то, поднимаясь, мать побуждает дитя встать, облизывает его, заставляет немного походить, а то и попрыгать.
На первый взгляд может показаться, что такая кратковременная процедура животному ничего не дает. Однако, если его лишить утренней гимнастики и туалета, то это может привести к различного рода заболеваниям.
Желание размяться, встряхнуться постоянно возникает у животных в течение дня. Лошади после тяжелой работы с удовольствием катаются по земле. Затем животные опорожняют мочевой пузырь и кишечник. Лошади, коровы, кролики испражняются всегда в одном месте. Дикие кролики, к примеру, никогда не испражняются в норе. Коровы оберегают подстилку для новорожденного теленка от различного рода загрязнений.
Обязательным условием утренних гигиенических процедур является зализывание (массирование) некоторых участков тела, особенно, где есть синяки, ушибы или открытые раны. В этом случае заживление ран и повреждений кожи происходит значительно быстрее и без нагноений. Этому способствует слюна, в которой имеется специальное вещество лизоцим, которое разрушающе действует на микроорганизмы.
Иногда животные «просят» своих товарищей оказать ему такую услугу. Часто можно наблюдать, как коровы, лошади почесывают, покусывают и вылизывают друг друга.
Весной во время линьки животные с удовольствием чешутся о заборы, столбы, деревья к большому удовольствию пернатых. Оставшаяся на них шерсть служит птицам для утепления гнезд.
Так что все животные, большие, и маленькие, постоянно следят за чистотой тела. С многих из них даже можно брать пример. Без соблюдения строгих гигиенических правил сама возможность существования многих животных невозможна.

Лиса в курятнике
Занималась она там не воровством кур, а, скорее всего их охраной. Странно, не правда ли? Однако и не такое в жизни бывает.
Мне как-то пришлось по делам побывать на одной из птицефабрик. Перед тем как зайти в контору решил осмотреть хозяйство. Беленькие курочки суетливо бегали внутри огороженного сеткой загона, а среди них не спеша трусила лисица. Рыжая лиса на фоне белых курочек выделялась очень ярко.
Лиса в курятнике! Так она от кур один только пух и перья оставит. Надо спасать их. С криком «Лиса на ферме!» вбежал в контору. Однако сотрудники хозяйства очень спокойно отнеслись к моему сообщению.
Выяснилось, ферму посещает старый лис. Живет он недалеко в овраге и каждое утро прибегает на ферму. Кур он не трогает, да и они к нему привыкли. Когда лис, не спеша, бегает среди кур, те нехотя уступают ему дорогу. Только петухи иногда задираются. Людей он тоже не боится. Ест он в основном мышей и крыс, подъедает павших кур, объедки. Других лисиц на ферму он не пускает, понимает, что за их проделки ему придется отвечать. Гоняет хорьков, которые норовят поживиться в курятнике. С тех пор как на ферме появился лис, количество пропаж кур резко сократилось. Так что работники фермы получили в помощь добровольного помощника. За это его иногда подкармливают, оставляют объедки.
На птицеферме есть кошки, собака, однако они чаще всего промышляют возле конторы. Кошки в основном ловят мышей. Крыс ловят реже, так как с ними не всякая кошка может справиться. А хорьков они боятся. Собака тоже не такая проворная, как лисица. Лисица обладает большей многофункциональностью, чем кошка и собака. Кроме того, она охотится не только на территории фермы, но и за ее пределами.
Такое взаимоотношение между организмами называется симбиозом, то есть совместным сожительством, когда все участники получают взаимную выгоду. Старый лис уже не может в полной мере охотиться в природных условиях – вот он и нашел себе место, где всегда в достаточном количестве есть еда. А для того, чтобы его никто не трогал, он должен выполнять определенные требования, полезные и необходимые другой стороне. Что он и делает.

Ласточка-касаточка
Ласточка – давний спутник человека. Она практически не боится людей и строит свои гнезда под карнизами домов, в сараях и даже внутри жилых помещений. Гнездо ласточки имеет вид открытого кошелька прилепленного к стене, поэтому нуждается в укрытии от дождя. Когда-то в далекие времена ласточки лепили свои гнезда под выступами скал, а сейчас гнездятся на человеческих постройках. Свои гнезда ласточки лепят из комочков грязи, скрепляя их липкой слюной. Такие гнезда, армированные травинками, очень прочные и могут служить их хозяевам несколько лет.
У многих народов считается, что поселившаяся под крышей дома ласточка приносит ее обитателям счастье и удачу. На Руси существует поверье: – «Если разорить гнездо ласточки, то коровы будут давать плохое молоко». В этом нет ничего удивительного. Ведь ласточка уничтожает огромное количество насекомых – комаров, мух, оводов, слепней, которые досаждают животным. За лето ласточки успевают дважды отложить яйца и вывести потомство. А в каждой кладке до 5-6 яиц. Чтобы прокормить такую ораву ласточкам приходится ловить огромное количество насекомых, большинство которых являются вредителями. За один день каждая ласточка до 300 раз посещает гнездо. Так что теперь понятно, почему корова будет давать мало молока, если разорить гнездо ласточек. Все эти кровососы разом накинутся на нее. Какое после этого молоко!
По полету ласточек судят о предполагаемой погоде. В теплый день ласточки летают высоко над землей, а в ненастье – почти у самой земли, легко увертываясь от препятствий. Очень часто ласточки сопровождают стадо коров, питаясь спугнутыми насекомыми. А все это очень просто можно объяснить. В теплую погоду воздух хорошо прогрет, и насекомые высоко поднимаются над землей, а ласточки – следом за ними. В холодную погоду насекомые держатся ближе к земле. Здесь их и ловят эти стремительные и маневренные птицы.
У деревенской ласточки хвост в виде вилочки, похожий на две косицы. За это ее и прозвали касаткой, или косаткой, как говорили и писали раньше. Люди любят ласточку за ее красоту, веселый щебет и неугомонный характер и, называя ее касаткой, имеют ввиду не длинные косицы, а совсем иное.
Благодаря ласточке это слово приобрело совсем иной смысл. Недаром хорошую девушку ласково зовут касаткой и совсем не за ее длинные косы.
Если бы человек и к другим птицам относился с такой же любовью и уважением, как к ласточке-касаточке, в нашем лексиконе, возможно, было бы значительно больше ласковых слов.

ЛЮБИТЕЛИ ШПРОТ
Я жил на биостанции в небольшом домике. Весь день работал в лаборатории, а к себе в комнату приходил только, чтобы поесть и поспать. Как-то обратил внимание, в мое отсутствие кто-то шарит по моим припасам.
«Неужели мыши?» – мелькнула мысль. Однако на происки грызунов что-то не похоже. По-видимому, кто-то другой хозяйничал в комнате во время моего отсутствия.
Как-то оставил на столе открытую консервную банку со шпротами. Возвращаюсь, а на столе рядом с банкой лежит скелетик рыбки. Мясо съедено, а косточки остались. На мышей не похоже: те такую рыбку съедают вместе с косточками.
Кто же это? Может быть птицы, ведь форточка в моей комнате чуть-чуть приоткрыта. И я решил выяснить, кто же это такой любитель шпротов выискался. Спрятался в шкаф и замер. Воришка не заставил себя долго ждать. В открытую форточку одна за другой влетели синицы и начали пировать. Ловко достали из банки рыбку и стали с ней аккуратно расправляться. Через несколько минут от рыбки одни только косточки остались. Вот так я и выяснил причину беспорядка в моей комнате.
Оказывается, синицы любят не только гусениц, семечки, сало, но и шпроты.

МЕДВЕЖЬЯ УСЛУГА
Во время студенческой практики нам предоставили жилье на чердаке лабораторного корпуса. Работы было много, и мы целыми днями пропадали в лаборатории. Возвращались в комнату поздно вечером, перед сном.
Уголок стекла был отбит, и через это отверстие в комнату залетали птицы – мухоловки, синицы, трясогузки, ласточки. Их привлекали крупные и жирные мухи, которые роем вились у закрытого окна. Мух в том году почему-то было много. Они скапливались у окна, жужжали, а догадаться вылететь наружу не могли.
Птиц никто не тревожил. Если они и заставали кого-то из нас в комнате, не особенно беспокоились. Садились и ждали, когда комната освободится, и можно будет продолжать лакомиться насекомыми.
Ласточки, чтобы далеко не летать за кормом, даже свили гнездо в нашей комнате. Мы впервые обратили на него внимание, когда оно было наполовину готово. Чтобы не беспокоить птиц, старались в комнате бывать еще реже. А если и приходили, делали вид, что не замечаем наших квартирантов. Ласточки тоже не обращали на нас внимания, продолжали усиленно заниматься строительством.
Наконец-то птицы достроили гнездо и приступили к насиживанию яиц. Прошло около двух недель, и из гнезда послышался писк, появились малыши – голые и слепые. Они постоянно спали, тесно прижавшись друг к другу. Однако стоило им услышать шум крыльев, как сразу же поднимали головки, широко раскрывали рты, и начинали громко кричать, требуя еды. Голодный птенец орет громче других и шире разевает рот. Мама знает, что его и надо кормить в первую очередь. Наестся птенец, опустит головку и спит до очередного прилета мамы и папы. Те с раннего утра и до позднего вечера трудятся, чтобы прокормить своих ненасытных деток.
Когда в комнате было много мух, ласточки здесь же их и ловили. Причем очень ловко это у них получалось. Подлетит птица к окну, повиснет в воздухе трепеща крыльями, и через несколько секунд – полный рот насекомых. Метнется к гнезду, накормит деток и опять за работу. А те только и делают, что спят и орут.
Стоило нам пройти мимо гнезда, как птенцы, принимая нас за родителей, поднимали крик. Они, глупенькие, в первую очередь реагировали на производимый нами шум.
Кто-то из ребят сжалился над птенцами и решил подкормить их. Рассуждения были вполне логичны. Птенцы постоянно орут, значит, родители не успевают их кормить. Поэтому ласточкам надо помочь.
Вооружившись энтомологическим сачком, наловили разных насекомых: бабочек, жуков, гусениц, стрекоз, кузнечиков. Чтобы птенцы начали брать корм, к пинцету приделали черный шарик, наподобие головки ласточки с бусинками черных, как у родителей, глаз. Однако из полдюжины птенцов только один оказался смелым и начал есть предлагаемый корм. Остальные испуганно затихали в гнезде.
Вначале мы радовались, что наш птенец быстро растет. Однако, как потом выяснилось, мы оказали ему медвежью услугу, которая его и погубила. За счет дополнительного корма он быстро рос, быстрее оперился и раньше вылетел из гнезда. Родителям приходилось разрываться – кормить птенцов в гнезде и следить за слетком.
Вылетевшие из гнезда птенцы первое время не могут обеспечить себя кормом, поэтому родители их подкармливают. Кроме того, надо учить их летать, ловить насекомых, прятаться от хищников. А здесь еще целый выводок в гнезде. Поэтому родители должны были принять какое-то решение, что они и сделали. Они не стали кормить первенца. Вскоре мы нашли его мертвым недалеко от нашего окна, из-за чего очень расстроились. Ведь в его смерти была значительная доля нашей вины.
Птенцы в гнезде должны развиваться равномерно, чтобы одновременно вылететь из гнезда. Тогда родители смогут следить за ними, подкармливать, учить всевозможным птичьим хитростям. А мы вмешались в этот процесс, что привело к гибели птенца.
НЕ КЛЮЙ ЧУЖОЙ ЯЧМЕНЬ
Мне как-то пришлось побывать на зерновом складе, где хранился ячмень. Оттуда его развозили на пивоваренные заводы. Возле таких мест всегда много птиц, которых привлекает рассыпанное зерно. Корм там имеется в достатке, поэтому никакие невзгоды птицам не страшны.
Зима в тот год была морозная, и возле склада я нашел большое количество мертвых воробьев. О том, что они отравились, не могло быть и речи, так как пищевое зерно ядами не обрабатывается. С другой стороны, множество других воробьев чувствовали себя прекрасно. Несмотря на холод, они весело чирикали, прыгали, ссорились, чаще всего без видимой причины. То есть занимались своими обычными воробьиными делами.
Я обратил внимание, у всех мертвых птиц были сильно раздуты зобики, что, по-видимому, послужило причиной их гибели. В чем причина такого мора птиц? Ответить на этот вопрос помог мне сторож этого склада.
Оказывается, ячмень, попав в зоб птиц, сильно разбухает, поэтому местные птицы едят его понемногу. Когда же наступают холода, из-за бескормицы на зерновой склад прилетает большое количество птиц из окрестных мест. Эти птицы, по-видимому, не знают коварного свойства ячменя. Наевшись с голодухи зерна, некоторые из них гибнут из-за повреждения зоба. Сторож сказал: «Гибнут в основном чужие птицы, своих я по облику знаю».
По его словам, это случается довольно часто, притом в сильные морозы и снегопады, когда на склад прилетает много чужих птиц. Так что наблюдательность сторожа помогла раскрыть причину гибели птиц.

СОРОЧЬЯ КРЕПОСТЬ
Кто не знает вездесущую сороку? Она привлекает внимание не только пестротой оперения, но и неугомонным стрекотанием. Где сорока, там и шум. Эта черта ее характера даже вошла в поговорку: «Болтлив, как сорока».
Сороку можно услышать везде, однако возле гнезда держится очень тихо, чтобы не выдать его хищникам. Само гнездо скрывает в густых ветвях дерева или кустарника. В отличие от гнезд многих птиц, оно у сороки сверху покрыто специальной крышей из веток, защищающей птенцов от хищников. Вход в гнездо находится сбоку.
В лесу сорока, как и все птицы, стоит гнезда из веток, а в городах – использует материал иного рода. В дело идут провода, куски металлической проволоки, а в качестве подстилки – тряпки, бумага, полиэтиленовая пленка. Если в гнезде есть шерсть, то исключительно собачья, других животных в городе найти трудно.
На одном из деревьев недалеко от велотрека в Крылатском нашел гнездо, изготовленное из кусков колючей проволоки. В гнезде не только основание, но и крыша были сделаны их этого «стратегического» материала. Не гнездо, а крепость. Оно находилось в трех метрах от земли, однако, думаю, никакой хищник не сможет добраться до его обитателей. Вот какая умница оказалась сорока.
ГНЕЗДО ВОРОНЫ
В студенческие годы один из моих друзей – аспирант-орнитолог попросил помочь ему в проведении научных исследований. Я тогда был студентом первого курса, и такое предложение льстило моему самолюбию. Тема его научной работы была связана с изучением гнездовий городских птиц – ворон, галок, сорок, грачей, воробьев и других крылатых москвичей.
С того времени прошло много лет. Совсем недавно, перебирая бумаги, нашел старые записи, которые показались мне довольно забавными. С некоторыми из них я и хочу познакомить читателя.
Как вам известно, в природных условиях птицы для строительства гнезд используют веточки деревьев, травинки, листья, лубяное волокно, глину и многое другое, все, что можно найти в лесу или в поле. Выстилают их пухом ивы, осины, шерстью диких животных, перьями. Такие гнезда встречаются не только в лесу, но и в парках, где нет недостатка в подобного рода стройматериалах.
А из чего птицы строят гнезда в городах, где не так уж много природного сырья? Зато на каждом шагу встречаются предметы хозяйственной деятельности человека. Оказывается, птицы в городах быстро приспособились к новым для них условиям – при строительстве гнезд используют имеющийся в наличии подручный материал. Все зависит от мест гнездовий.
В парках, к примеру, основную часть гнезда строят из веточек преобладающих пород деревьев – березы, ивы, осины. Переплетают их травинками или лубяным волокном. Такие гнезда очень прочные и служат хозяевам много лет. Мы попытались разобрать одно из таких гнезд, однако это удалось сделать лишь с помощью ножа и ножниц. Так что птицы очень серьезно относятся к строительству домиков для своих детей.
Вблизи заводов, свалок металлолома в гнездах встречаются техногенные предметы – алюминиевая, медная и железная проволока, куски пластика, резиновый шланг и даже металлическая стружка. Каркас некоторых гнезд практически полностью состоял из этого отнюдь не птичьего материала. Интересно, куски проволоки были изогнуты, чтобы придать гнезду округлую форму. Одно из гнезд сороки, которое удалось найти, было даже изготовлено из кусков колючей проволоки. Мама-сорока может быть спокойна за своих малышей, никакой хищник не сможет добраться до них.
Такие гнезда вечные – могут служить не одному поколению птиц, если, конечно, кому-нибудь не придет в голову мысль сдать их в пункт приема цветных металлов.1)
Металлические предметы в таких гнездах переплетены не травинками, а материалом иного рода – изоляционной лентой, синтетической бечевкой и полиэтиленовой пленкой. В одном из гнезд, которое нашел совсем недавно, веточки были переплетены не травинками, как обычно, а кусками магнитофонной ленты.
Чем же выстилают птицы свои гнезда? Для этого чаще всего используют мягкие травинки, пух тополя, ивы, шерсть, перья. Однако, встречается и не совсем привычный материал, – обрывки бумаги, автобусные билетики, куски пленки, войлок, пакля, обтирочный материал, шерсть собак, нитки, стекловолокно и даже окурки, в основном «гильзы» папирос. По форме и размеру они больше всего походили на «беломор», который во времена моей молодости был наиболее популярен у курильщиков.
Нашли гнездо, в котором «перина» была набита волосами людей. Оказалось, в сотне метров от гнезда находилась парикмахерская, которая и обеспечивала птиц необходимым материалом. Одно из гнезд сороки было выстлано лоскутками яркой ткани. Каких только расцветок там не было. Когда разложили их, оказалось самое настоящее лоскутное одеяло. По-видимому, где-то рядом находилась пошивочная мастерская, которая выбрасывала в мусорный ящик эти лоскутки. А птицы использовали их по назначению.
В трещине между железобетонными блоками нашли гнездо воробья, в котором, вместе с травинками находилась вата. Мы пинцетом вытащили ее и взвесили. Оказалось, воробьи натаскали в свое жилище около двухсот граммов этого пушистого материала. Они забили ватой все пустое пространство ниши, оставив себе необходимую «кубатуру», которая соответствует их санитарным нормам.
Больше всего меня поразило старое гнездо вороны, которое птицы (по всей видимости, сороки) использовали в качестве складского помещения. Оно почти доверху было наполнено блестящими предметами. Чего только там не было – монеты разного достоинства, стеклышки, пуговицы, запонки, значки и другая мелочь.
Денег хватило на покупку мороженого. Не надо завидовать нашему счастью. В те времена на один рубль можно было купить до десяти брикетов мороженого. Так что птицы могли без особых усилий накопить такую сумму.
Из этой небольшой статьи видно, что птицы быстро приспосабливаются к городской жизни, при необходимости используют для строительства гнезд имеющийся в наличии подручный материал. Другого – ведь в городе нет.
______________________________________________________
1) В газете «Известия» (19.03.2001 г.) уже появилось сообщение, что в одном из сел Ульяновской области отмечены случаи разорения гнезд ворон и галок сборщиками цветных металлов.

БЕГЛЕЦ
На биостанцию для научных исследований привезли несколько пингвинов. Загородили сеткой небольшой пруд, куда и поместили их. Конечно, подмосковный прудик – это не океан, однако ничего лучшего не нашлось. Как говорится в известной пословице: – «На безрыбье и рак – рыба». Пруд зарос ряской и для купания пингвинов совершенно не был приспособлен. Однако птицы время от времени ныряли в него, а потом облепленные растениями стояли у ограды и тоскливо смотрели на людей. В таких условиях проводить эксперименты нельзя, поэтому птиц вскоре передали в зоопарк.
Однако за время их пребывания на биостанции произошел смешной случай. Кто-то забыл запереть дверцу изгороди, и пингвины разбежались. Одни остались на территории станции, где их быстро поймали, а двое – исчезли. Как потом выяснилось, они прямиком направились к реке и поплыли вниз по течению. Одна птица, доплыв до ближайшего населенного пункта, отправилась бродить по улицам, вызвав всеобщий переполох. Население деревни еще долго обсуждало этот случай, придумывали невероятные легенды о существах, обитающих на биостанции.
Другой пингвин продолжал плыть вниз по течению, предполагая, что река рано или поздно приведет его к морю. За много километров от биостанции его, наконец, поймали, попал в расставленные рыболовами сети.
Через несколько дней после побега пингвина привез милиционер. Птицу посадили в мотоциклетную коляску и пристегнули фартуком. Они въехали на территорию биостанции: за рулем мотоцикла сидел гордый милиционер, а рядом – понуро опустив голову – наш беглец.

СТАЯ
«В стае легче выжить» – гласит известная истина. Однако не все понимают, в чем это выражается. Говоря о стае чаще всего вспоминают, к примеру, волков, которые зимой сообща охотятся на крупных животных. Или птиц, осуществляющих стаями осенние и весенние перелеты. Однако, многие птицы, рыбы, некоторые копытные сбиваются в стаи не только для какой-то совместной деятельности, но и для защиты от нападения хищников.
Оказывается, объединенные в стаю животные менее уязвимы от нападения хищников, чем одиночные особи. Когда стая (или стадо) отдыхает, некоторые ее представители выполняют охранную функцию и заранее предупреждают остальных об опасности. Когда стая движется (к примеру, рыбы) хищнику не так просто ориентироваться среди мелькающих тел. Кроме того, хищнику необходимо быть предельно осторожным, чтобы на большой скорости не попасть в стаю и самому не получить повреждение.
Я как-то наблюдал захватывающее зрелище, как стая скворцов спасалась от нападения ястреба. Это было в августе, когда молодые птицы окрепли и вместе с взрослыми летали на кормежку. Мимо нашего лагеря время от времени пролетали небольшие стаи скворцов. Птицы в них летели на довольно большом расстоянии друг от друга. Вдруг откуда ни возьмись, появился ястреб. Птицы в стае в мгновение ока сбились в плотный комок и бросками из стороны в сторону стали уходить от преследования хищника. Несмотря на то, что скорость полета стаи резко возросла, птицы в ней выполняли все движения синхронно, как по команде.
Ястреб носился вокруг стаи, совершал резкие броски в ее сторону. Скорее всего, имитировал нападение, так как из такого плотного скопления тел не так-то просто выхватить птицу.
Наконец от стаи отбился один из скворцов, и тогда все внимание хищника переключилось на эту птицу. Он начал гоняться за ней, а стая с шумом нырнула в крону дерева и затихла.
Ястреб заставил отбившегося от стаи скворца подняться высоко в воздух подальше от спасительной земли, потом резким броском сшиб перепуганную насмерть птицу. Раздался предсмертный ее крик и воздух наполнился хлопьями падающих перьев. А спасшаяся стая молча наблюдала за происходящим.
Эта история с трагичным концом. Однако в другой ситуации стая скворцов выбрала иной способ защиты от нападения ястреба. Когда в воздухе находится стая ворон, скворцы при малейшей опасности «ныряют» в нее и продолжают свой путь без особых приключений. Ястреб кружится возле ворон, не решаясь, напасть на пичужек. А вороны недовольно каркали, как бы говоря этим: – «Отстань, надоел уже!»
Так что у птиц существуют разные способы защиты от нападения хищников.
АИСТЫ НА КРЫШЕ
Аист у многих народов считается птицей, приносящей счастье, поэтому он пользуется особым покровительством у людей. По старинному поверью, аист в селе – к счастью и благополучию. Разорить гнездо аиста, – значит, принести несчастье дому, на крыше которого он поселился. Вот почему ни у кого рука не поднимается убить эту величественную птицу. Чтобы привлечь птиц, люди иногда помогают строить им гнезда: на высоких столбах или крышах домов устанавливают специальные приспособления – подставки или колеса от телеги, чтобы птицам было удобнее строить гнезда.
С аистом связано много легенд. Ему приписывают возможность приносить в клюве младенцев. В отместку за разорение гнезда он может поджечь дом. У аистов, так же как и у людей, существуют «суды», где разбираются «дела» провинившихся птиц. Таких примеров можно привести еще несколько. Почему к аисту такое уважение и с чем связаны эти легенды и поверья?
Давайте попытаемся ответить на некоторые из них, исходя из знаний поведения и образа жизни этих птиц.
Люди наделяли аиста многими качествами, которые им больше всего импонируют. Тем более что эта птица имеет много черт, присущих людям и это их как бы сближает. Аисты – красивые и гордые птицы. Супружеские пары у них постоянные и сохраняются в течение всей жизни. Это вызывает уважение и симпатию.
Аисты много лет пользуются одним и тем же гнездом. Самец обычно прилетает раньше самки и первым делом принимается за его починку. Подновит немного гнездо и начинает самозабвенно звать самку: стоит в гнезде, запрокинув шею так, что затылок касается спины и издает характерный треск клювом. Аист – птица безголосая, вот он и придумал способ привлечения самок. В такой позе есть величие и гордость. Разве эти качества не вызывают уважение?
Вскоре появляется самка. Ритуал ухаживания таков: самец важно вышагивает по гнезду и клювом ощупывает его ветки, как бы показывая этим своей подруге добротность и надежность постройки. Самка проделывает то же самое, на деле проверяя сказанное. Почти как у людей. Какая женщина выйдет замуж, заранее не проверив материальное положение своего избранника.
Наконец брачный союз заключен, и обе птицы начинают достраивать гнездо. Таскают ветки, уминают их, выстилают середину мягкой соломой, травой, тряпками, перьями, готовя его для будущих деток. Аисты так увлекаются своей работой, что, не разбирая, хватают все, что ни попадя. Даже могут выхватить из костра тлеющую ветку. Особенно спешат, когда по какой-то причине гнездо оказалось разрушенным. Разве не отсюда происхождение легенды о поджоге дома при разрушении гнезда. В давние времена крыши домов были соломенные. На ветру крыша и гнездо быстро высыхают. Достаточно небольшой искры, чтобы все это вспыхнуло ярким пламенем.
Вскоре в гнезде появляется несколько беленьких яичек, которые попеременно насиживают самка и самец – мама днем, а папа – ночью. Такая взаимопомощь тоже вызывает уважение. Наконец, вылупляются аистята. Родители кормят их лягушками, ящерицами, змеями, мышами, саранчой. Опять же пользу приносят. Пока птенцы малы, один из родителей (это чаще всего самка) постоянно находится в гнезде, защищая их от непогоды. Птица раскрывает над гнездом крылья, словно зонт, защищает своих птенцов от дождя или палящих лучей солнца. Гнездо птенцы покидают только через два месяца.
Белые аисты не боятся людей. Иногда можно наблюдать, как выводок аистят во главе с родителями вышагивает по деревенским улицам. Собаки держатся подальше от них, не хотят отведать удара острым клювом.
Аист, как гостеприимный хозяин, предоставляет свое гнездо мелким птицам. В «куче хвороста» (гнездо может достигать полутора метров в диаметре) поселяются воробьи, скворцы, трясогузки и другие птицы.
Аисты осенью перед отлетом иногда проводят «чистку своих рядов», забивают насмерть слабых птиц, неспособных к перелету. Такие птицы будут мешать стае в трудном пути. По-видимому, это послужило основанием легенды о наличии «судов» у белых аистов, которые заканчиваются смертной казнью «провинившейся» птицы. Разве у людей по-иному происходит?
Аист приносит в клюве детей. Если кому и поручить эту деликатную миссию, так кроме аистов больше и некому это сделать. Большая, сильная, благородная птица с мощным клювом – разве неспособна принести такую крохотулю. Это, конечно, шутка. На самом деле все значительно сложнее.
В далекие времена на юге России, Украине, Белоруссии дома в селах были саманные, из необожженного кирпича, а крыши – соломенные. Такие дома требовали постоянного ухода. Ежегодно наружные стены обмазывали глиной, а крыши подновляли. Без присмотра такие дома быстро разрушались. Только молодая и дружная семья могла достаточно долго содержать в должном порядке такой дом, потенциальное место гнездовья аистов. А там, где любовь и лад – всегда много детей. Кроме того, существует поверье: аисты избегают дома, в которых нередки семейные ссоры. Это еще раз подтверждает сказанное.
И второе, количество детей в семье определяется не только рождаемостью, но и их смертностью. А в те далекие времена она была высокой. Поэтому, у большой работящей семьи всегда достаточно средств, чтобы иметь много детей, хороший дом, на котором может поселиться аист. Отсюда до легенды – всего один шаг.
Аисты селятся в основном в южный районах, однако в последнее время этот вид стал постепенно расширять область обитания. Их можно встретить значительно севернее, вплоть до Вологодской области. А в Московской области они уже стали вполне обычной птицей, приносящей в дом счастье, благополучие и удачу.

ВОРОНА И КОТ
В городах птицы кормятся у мусорных баков. Чего только не перепадает им со стола человека. Сыр не является исключением. Много разных птиц можно увидеть там, особенно в морозные и снежные дни. Однако среди основных посетителей своеобразных «кормушек» выделяются постоянные спутники человека – воробьи, голуби и конечно … вороны.
Возле столь непривлекательных мест можно наблюдать забавные ситуации, воскрешающие в памяти сюжеты некоторых литературных произведений. Видел как-то ворону, восседающую на дереве с кусочком сыра в клюве. Почти как в той самой басне о вороне и лисице. В то же время обыденность ситуации и городская обстановка настолько отличаются от классического стиля басни, что вызывают новые ассоциации.
Сидит на дереве ворона с сыром в клюве и флегматично смотрит по сторонам. Она, по-видимому, наелась и не могла решить, что делать с этим продуктом. Можно, конечно, припрятать про запас, однако, когда желудок сыт, хочется чего-то и для души.
Сидит она и ждет свою «лисицу». Кто не хочет услышать комплимент в свой адрес. Ведь это самая что ни на есть естественная потребность людей – больших и маленьких, женщин и мужчин, богатых и бедных, начальников и подчиненных. Это только ее крайняя форма – лесть – «гнусна и вредна», как говорится в басне. Однако кто может установить грань между похвалой и лестью? Это вопрос риторический.
Сидит ворона и рассуждает. Конечно, она не жар-птица и не соловей, однако каждый по-своему хорош, и каждый поет свою песню. Разве ворона-девушка не млеет, когда перед ней вышагивает черно-серый красавец? Разве сладостно не замирает у нее сердце, когда карканьем распевает серенады ее обожатель? Да, она не первая певунья, однако и ей чего-то хорошее хочется услышать. За это не жалко и кусочек сыра отдать.
Наблюдал как-то и другой эпизод на эту же тему. На дереве сидит ворона с сыром в клюве, а внизу кот – не мигая, уставился на нее. Сыр, оказывается, любят не только лисицы, но и коты. Ворона вертит головой, смотрит на кота то одним глазом, то другим, сыр мешает. Наверное, ждет от него приятных речей, а кот не понимает – сидит и гипнотизирует крылатую. Решил иным, чем лисица, способом заполучить сыр, хотя более надежного и проверенного еще не придумали.
Так что мусорная свалка тоже может быть источником вдохновения. Необходимо только внимательно посмотреть кругом, увидеть во всем этом только приятное, и немного пофантазировать.

ПТИЧЬЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ
Ученые утверждают, животные не могут мыслить. Возможно это и так. Однако, то, что приходится наблюдать в природе позволяет усомниться в этом. Скептики припишут это нашему воображению. Ведь в зависимости от настроения и фантазии один и тот же объект может иметь совершенно разные оттенки. Луна, к примеру, будет выглядеть банальным фонарем, смеющейся рожицей или источником вдохновения поэтов. Так что не будем придираться к ученым и наделим героя нашего рассказа некоторыми человеческими качествами.
На заборе сидела ворона с куском хлеба, а внизу прыгали воробьи. Они склевывали падающие крошки. Было холодно, хлеб замерз, и ворона с трудом расправлялась с ним. Она придерживала хлеб лапой, и не спеша «откусывала» от него. Оторвет кусочек и наблюдает за воробьями, которые беспрерывно ссорились из-за каждой крошки. Иногда ворона роняла хлеб, и тогда воробьи устраивали настоящую потасовку. А она с любопытством и в то же время с хитрецой посматривала на них.
Наконец, ворона перестала есть. Она стала кормить воробьев. Оторвет кусочек и бросает его к великой радости драчунов. И так много раз. Воробьи добросовестно отрабатывали свой «хлеб», перья так и летели в разные стороны.
Со стороны казалось, что ворона провоцировала их на драку. Возможно это и так, однако, все же хотелось, что такая подкормка была не платой за «зрелище», а бескорыстной благотворительностью.

ВОРОНА – ЛОГОПЕД
У нашего сына в детстве были проблемы с произношением буквы «р». Специалисты пытались исправить его речь, однако особого прогресса в этом не наблюдалось.
Однажды мы с сыном отправились гулять в парк. Было раннее воскресное утро, поэтому людей было немного. Только отдельные «собачатники» выгуливали своих питомцев.
Погода была прекрасная – светило солнце, кругом искрился снег, а тишина и легкий морозец придавали всему этому особую прелесть. Снег выпал ночью, и шапками лежал на деревьях и кустах. Стоило прикоснуться к ним, как лавина снега обрушивалась вниз. Ветки обнажались, и вся эта красота сразу же куда-то улетучивалась.
Тишину нарушали в основном птицы. Одни из них весело посвистывали, перелетая с ветки на ветку, другие (вороны) ворчливо покрикивали на бегающих собак, которым, по их мнению, здесь было не место. Остальные звуки в этом сказочном месте куда-то пропадали, – растворялись в воздухе, или же их поглощал снег.
Мы осторожно ступали по дорожке, боясь спугнуть эту красоту. Ведь малейшее дуновение ветерка обнажит деревья и сказка исчезнет.
В этом необычном месте не хватало только сказочного персонажа. И вот он появился. На дереве, чуть сгорбившись, сидела ворона. Такая поза придавала ей философское выражение.
Когда мы приблизились, она громко каркнула, потом посмотрела на нас с высоты дерева и еще раз каркнула. Казалось, она хотела нам что-то сказать. В этом даже и не было сомнения. Необычность окружающей обстановки убеждали нас в этом.
Ребенок с удивлением уставился на нее: «Что это она сказала нам?» Я ответил: «Она поздоровалась с тобой». «Здравствуйте, уважаемая ворона» – сказал малыш. Он понимал, к сказочной вороне именно так и надо обращаться. Ворона сидела на дереве и вопросительно смотрела на нас. Я подсказал сыну: «Она тебя не понимает, поздоровайся с ней на ее родном языке».
Мы долго стояли под деревом, пытаясь поприветствовать птицу на вороньем языке. Малыш издавал всевозможные звуки, а необходимые у него так и не получались.
Ворона оказалась терпеливым учителем. Она внимательно слушала, поворачивая в нашу сторону то одно, то другое ухо, и периодически поправляла малыша: «Кар-р, кар-р». Ученик прилежно копировал ее произношение, ведь со сказочной вороной нельзя было шутить.
Наконец, с губ ребенка слетело уже нечто похожее на «кар-р-р». Ворона удовлетворенно прокричала: – «Молодец!» – и улетела.
С этого дня мы на прогулках постоянно здоровались со всеми встречными воронами. Многие из них были весьма довольны произношением и вежливо отвечали на наше приветствие. Так что ворона-логопед быстро научила малыша правильно произносить трудную букву алфавита.
Удивительно, малыш, подражая птице, научился правильно произносить букву, слог. А если бы он, к примеру, не мог произносить многие буквы, смогли бы птицы обучить его? Стоп! А как же начали говорить наши далекие предки, которые в те времена пока еще были бессловесными?
Для начала давайте немного отвлечемся и вспомним всеми любимую сказочную повесть «Маугли», в которой воспитанный волками мальчик свободно разговаривал с животными и людьми. С животными он, возможно, и умел разговаривать (так как вырос среди них), а вот с людьми – вряд ли. Человек в отличие от зверей и птиц, рождается бессловесным. Он учится говорить, только находясь в обществе себе подобных. Если человек, к примеру, рождается глухим и не слышит речь людей, он вряд ли сможет научиться разговаривать.
Древний человек жил среди зверей и птиц. На одних животных он охотился, от других – спасался. Для этого ему необходимо было знать их повадки и интонацию голоса. А это как раз и является «языком джунглей», с помощью которого «разговаривают» звери и птицы в природе. Чтобы быть своим среди чужих ему, так же как и Маугли, приходилось поведением и интонацией голоса показывать окружающим его животным, что он «одной с ними крови».
Древнему человеку необходимо было не только запоминать голоса животных, но и уметь воспроизводить их. Это позволяло подманивать их и, в конечном счете, добывать. Ученые полагают, что в те далекие времена наши предки умели подражать голосу зверей и птиц, как это делают, к примеру, попугаи или другие «говорящие» птицы.
В природе, несомненно, самыми голосистыми являются птицы, обладающие богатой палитрой звуков. Звери на их фоне почти «безголосые». Птицы звуками предупреждают об опасности, они подобно сорокам и мелким птицам, с криком сопровождают хищника, сообщают, подобно зябликам, об изменении погоды, песней привлекают самок и защищают территорию.
Человек подражал крику и пению не только тех птиц, на которых он охотился, но и которых ему были приятно слушать (так же как и современному человеку).
Существует несколько гипотез, объясняющих возникновение речи. Согласно одной из них в основу языка легли звуки, которые произносил человек, подражая пению и крику птиц. К примеру, первичное слово «опасность» скорее всего, было похоже на крик какой-то полюбившейся птицы (конечно, с учетом голосовых возможностей человека). И сейчас разведчики в лесу «разговаривают» между собой свистом, то есть на «птичьем» языке.
Таким образом, путем подражания птичьему голосу формировались первичные компоненты так называемого «птичьего» языка древних людей. Конечно, такой язык был очень прост, содержал небольшой запас слов, однако на том этапе этого было вполне достаточно. В дальнейшем звукоподражающие слова изменялись, и постепенно становились уже «человеческими». Так с помощью птиц появился язык людей во всем его разнообразии.
Если мы согласимся с такой точкой зрения ученых, и будем считать, что птицы научили человека говорить, то не удивительно, что мудрая ворона смогла обучить мальчика правильно произносить трудную для него букву алфавита.
ВЕЗУЧИЙ ВОРОНЕНОК
Одним людям все сходит с рук, зато другим – за малейшую провинность попадает сполна. Есть категория людей, с которыми постоянно что-то случается, даже если они и стремятся избежать неприятностей. Однако о счастливчиках писать намного приятнее, чем о неудачниках.
Несмотря на такую преамбулу этот рассказ не о человеке, а о птенце, которому на удивление везло в его пока еще короткой жизни.
Итак, жил-был вороненок. Он, как и всякая птица, появился на свет в гнезде, высоко над землей. Находясь на вершине дерева необходимо быть крайне осторожным, чтобы не свалиться оттуда. Однако наш малыш был непоседа, ни минуты не сидел спокойно. Он постоянно выглядывал из гнезда, несмотря на запрет родителей. Когда вороненок немного подрос, стал залезать на его край, что было очень опасно. Он спешил стать взрослым, а, как говорится, всему свое время. Наконец, случилось то, что и должно было случиться. Птенец выпал из гнезда.
Однако, как уже говорилось выше, вороненок был везучий. Другой не умеющий летать птенец обязательно разбился о землю, а наш вороненок угодил в ванну. Воды в ней было столько, что он мог стоять на дне, можно сказать, на цыпочках, вытянув вверх шею. Если бы воды было немного больше, птенец сразу же захлебнулся.
Ванна служила для полива деревьев. Ее периодически заполняли водой, которую использовали по мере надобности. Как раз накануне этого события воду из ванны вычерпали. Если бы вороненок выпал из гнезда днем раньше, его вряд ли что-то могло спасти.
В тот злополучный (для вороненка, конечно) день мы не собирались ехать на дачу. Однако дела сами собой рассосались, и мы решили отправиться подальше от городского шума. В холодной воде птица вряд ли сможет долго продержаться, так что помощь подоспела вовремя. Опять повезло!
Мы вытащили птенца из воды. Он настолько обессилил, что закрыл глаза и повалился набок. Наверное, от холода и перенапряжения лишился чувств.
Над нами летали вороны и злобно каркали. Некоторые из них даже пытались пикировать на нас. Это была своеобразная психическая атака. Они подозревали нас в дурных намерениях.
Мы высушили птицу сухим полотенцем, накрыли тряпицей и оставили в саду на виду у родителей, которые продолжали летать над нами. Брать птенца в дом не рискнули. Родители, потеряв его из виду, сразу же откажутся от него, а так, возможно, окажут ему помощь.
Утром птенца на месте не оказалось. Мы надеялись, что родители увели его (летать он ведь не мог) в безопасное место. В то же время сверлила мысль, что с вороненком могли расправиться кошки и собаки, которых в этих местах было предостаточно. Они жили на других дачных участках, однако предпочитали держаться вблизи нашего дома, где их постоянно подкармливали. В обеденное время все они располагались возле двери и терпеливо ожидали, когда вынесут еду.
Днем, когда все кошачье – собачье племя собралось на своем обычном месте, среди них увидели вороненка. Он, как и все, ожидал еду.
Одним птицам стоит немного зазеваться, как сразу же оказываются в чьем-то желудке, а нашего вороненка никто почему-то не трогал. Возможно, у нашего крыльца было объявлено своеобразное «перемирие», как это уже было описано в прекрасном произведении «Маугли». Во время засухи звери у водопоев объявляли «водопойное перемирие», которое по законам джунглей никто не смел нарушать. А в нашем случае, по-видимому, было объявлено «кормовое перемирие».
Вороненку везло в этой жизни. Сколько таких же, как и он, птенцов скрасили жизнь кошкам, а ему везло. Упал в ванну и не захлебнулся, вовремя вытащили, подружился с кошками. Сколько везучих случайностей!
Мы начали подкармливать вороненка. Когда птенец был голоден, он требовал еду своеобразным способом, клевал на ноге большой палец. Жил он на крылечке среди кошек и собак, а ел, можно сказать, вместе с ними. Так он прожил у нас около месяца, пока не научился летать и самостоятельно добывать себе корм.

Заботливый кот
У кошек воспитанием детей занимаются только мамы. Они своих детей выкармливают молоком, а в последующем – мышками. Постоянно вылизывают котят, чтобы те всегда были чистые. Если у малыша бывает проблема с животиком, кошка массирует его своим носом или языком. У хорошей кошки котята всегда накормлены и умыты. Почти как у людей.
Когда котята подрастают, мама приносит им мышку или птичку; вначале только для знакомства с потенциальной дичью, а уже потом – для игры и еды. Как бы нам ни жалко сереньких мышек, однако, кошка – хищник и ей для нормального развития необходимо мясо. Это в городе кошек держат в основном «для души» и кормят их всякими деликатесами. В деревне – кошка работник, сама себе добывает пропитание.
У нас в деревне мыши и крысы в отсутствии кошки чувствовали настолько привольно, что воровали продукты буквально среди белого дня. Мыши, так те круглосуточно что-то грызли по всем углам. Это только в мультфильмах Микки-маусы – симпатичные зверюшки. А на самом деле они злостные вредители и с ними постоянно ведут беспощадную борьбу. Кошка в этом деле первый помощник. Хорошая кошка быстро наводит порядок в доме. С ее появлением все эти мышиные безобразия быстро прекращаются.
Отец-кот обычно не принимает участия в воспитании детей. Он делает вид, что не имеет к ним никакого отношения. В лучшем случае подойдет к гнезду, равнодушно посмотрит на продолжателей своего рода и отойдет. Кошка-мать всегда рядом, не доверяет отцу. Кто знает, что на уме у нерадивого папаши.
Однако бывают и исключения из правил. У моих друзей был кот, который постоянно наведывался к своим детям. Кошка с котятами жила в другом доме и отец через лаз пробирался к ним. Хозяйка кошки не препятствовала таким визитам, понимала, что детям нужен отец.
В отсутствии матери кот забирался в гнездо и согревал котят. Когда же малыши (две симпатичные кошечки) подросли, они ползали по нему, а тот лежал и млел от удовольствия. Кошка, как гостеприимная хозяйка, постоянно оставляла для супруга в миске немного еды.
Другой знакомый кот, как самый настоящий любящий отец, материально поддерживал семью. Когда кошка родила котят, он принес ей в подарок мышку. Первое время кошка неотлучно находилась возле котят и не могла много времени уделять охоте. Кот-отец несколько раз на день приносил ей еду – то мышкой угостит, то крысой, а иногда и деликатесом – птичку притащит. Однако такие отцы – исключение из правил. Кошки-матери, в отличие от людей, самостоятельно справляются с выкармливанием и воспитанием детей.
Увиденное заставляет задуматься. Котам законы природы разрешают уклоняться от отцовских обязанностей, однако, они, вопреки всему, выполняют их. Люди, которым и законы природы, и законы общества предписывают заботиться о детях, не всегда это делают. В обоих случаях – это исключения из правил, хотя в одном – хорошее, а в другом – плохое.

Мохнатый баловник
У писателя Николая Носова есть замечательный рассказ о котенке, которого случайно накрыла упавшая со шкафа шляпа. Эта «живая шляпа» напугала двух симпатичных мальчиков.
А эта история о нашем котенке, который постоянно устраивал нам аналогичные сцены.
Котенок любил прятаться, чтобы потом неожиданно выскочить из засады и напугать присутствующих. Если ему удавалось это сделать, на радостях начинал метаться по квартире. Забирался по ковру до самого потолка и оттуда прыгал на штору. Выделывал и акробатические номера – прыгал на стену, отталкивался от нее всеми четырьмя лапами и с переворотом приземлялся на пол. Или, выкатив глаза и прижав к голове уши, взбирался вверх по дверному косяку. В этот момент он становился совершенно неуправляемым и не реагировал на крики и угрозы в свой адрес.
Иногда котенок засовывал голову в тапочек и, как на самокате, носился по квартире: головы не видно, только тапочек с торчащим хвостом скользил по паркету. Успевай только отскакивать, чтобы он не налетел на тебя.
Утром во время уборки кровати котенок забирался под простыню, распластывался на матраце и затихал. Старался, чтобы его там не было видно. Мы подыгрывали ему. Делали вид, что не замечаем этого притворщика и наваливали на него одеяло и подушки. Котенок некоторое время лежал без движения и только потом потихоньку вылезал из своего укрытия. Высунет голову и наблюдает – какой эффект вызвало его появление. Любил, чтобы на лицах был испуг или удивление.
Вечером он незаметно залезал под одеяло и ожидал, когда кто-то уляжется в кровать. Тогда начинал метаться, вызывая тем самым соответствующий переполох.
Любил прятаться в лежащий на полу полиэтиленовый пакет или сумку. Не успеешь отвернуться, он уже там сидит. Мешок с котенком носили по квартире, а он сидел в нем без признаков жизни. Незаметно забирался и в школьный рюкзак. Как-то раз котенок по своему обыкновению залез в рюкзак, и его обнаружили только на улице по пути в школу. Еще немного и он в школе очутился. Вот был бы переполох в классе к великому удовольствию ребят.
Так что наш котенок был большим проказником, чем его собрат из рассказа Н.Носова.

Зеркало кошкиной души
Наша кошка Анфиска часто ловила крыс. Иногда приносила их домой, чтобы продемонстрировать свои охотничьи трофеи. Кошка терлась о ноги, мурлыкала, потом подходила к лежащей крысе и опять терлась. Этим она как бы показывала, что этот экземпляр поймала специально для нас. Угощайтесь, дескать. Крысу брезгливо выбрасывали во двор, а кошку хвалили, ласкали. Давали ей сметану, молоко, ведь любое хорошее дело должно поощряться.
В том году крыс развелось много, они бегали буквально под ногами, приводя в ужас все наше женское население. Гнезда свои они устроили в поленице, откуда делали набеги на кормушки животных. Из кучи дров постоянно раздавался писк крысят. Это не удивительно, так как крысы способны приносить до 6 пометов в год, а в каждом выводке до 7-10 малышей. Так что пищевые ресурсы для кошки были неисчерпаемы.
Когда женщины отправлялись доить корову, всегда брали с собой кошку, чтобы она хотя бы своим видом отпугивала крыс. В отсутствии кошки из коровника постоянно раздавался визг, так как крысы, не обращая внимания на людей, шныряли под ногами. За такую помощь кошка всегда получала что-нибудь в подарок.
Когда родились котята, кошка стала еще более активно ловить всякую живность. Котят ведь надо хорошо кормить, чтобы росли крепкими и здоровыми. Охотилась она в основном на мелких крыс. Молодые животные были менее опытные, да и справиться с ними было проще, чем с взрослыми.
Я часто наблюдал, как она охотилась на крыс. Ложилась возле поленицы и ждала. Лежала открыто, не таясь. Крысы на виду у кошки выбегали из своих убежищ и собирали из кормушек остатки корма. Схватит кусок – и бежит обратно в норку.
Кошка лежала неподалеку и наблюдала. Взрослые крысы занимались своими делами, не обращая на нее внимания. Та лениво следила за происходящим. Глаза, движение головы, уши, поза – все как бы говорило, что кошка находится здесь любопытства ради. Один только кончик хвоста выдавал ее волнение. Он так и ходил из стороны в сторону. По нему было видно, что кошка находится в томительном ожидании, а ее мышцы сжаты в тугую пружину, готовую в любую секунду стремительно распрямиться.
Вдруг из норы вылез небольшой крысенок. Не успел он сделать несколько шагов, как пружина распрямилась. Раздался писк, и все стихло. Кошка с добычей в зубах сделала несколько прыжков и скрылась с глаз.
Я сидел неподалеку, надеясь проследить за броском кошки. Однако все произошло настолько быстро, что увидел только убегающую кошку с добычей в зубах. Кстати, реакция у кошек феноменальная. Мне приходилось наблюдать за ловлей кошками летающих стрекоз; бросок, и стрекоза бьется в зубах у кошки.
Кошка пробежала еще с десяток метров и только после этого остановилась. Ее хвост все еще продолжал нервно ходить из стороны в сторону. Когда же он успокоился, кошка выпустила изо рта крысенка. Он был еще жив.
И тут начались кошачьи игры с добычей. Крысенок и не пытался убежать, настолько перепуган был. А кошка развлекалась: подбрасывала его, ловила, подталкивала лапой, побуждая к побегу. Однако стоило тому решиться на это, как когтистая лапа сразу же сгребала его. В тот момент она и мне позволила «поиграть» своей игрушкой.
Постепенно кошачий хвост стал переходить в возбужденное состояние. Вначале он вздрагивал, затем стал ходить из стороны в сторону, а потом уже нервно хлестал кошку по бокам. И только после этого кошка недовольно заурчала на меня, не желая делиться с добычей. Да, «смешны кошке мышкины слезки»…
Говорят, глаза – зеркало души человека, а у кошки – им, скорее всего, является хвост.

Кошка Маруська
У нас долгое время жила хорошая кошка. Она прекрасно справлялась со своими обязанностями, и все ею были довольны. Однако, случилось так, что она куда-то запропастилась. В деревнях с кошками это часто случается. Итак, мы остались без кошки. Через некоторое время на подворье развелось столько грызущей живности, что житья от них не стало. Грызуны быстро узнают, где нет их злейшего врага, и появляются невесть откуда.
Кошка в доме – это почти как скромный и трудолюбивый работник в учреждении. Его работа незаметна, а стоит ему заболеть или уйти в отпуск, как сразу же ощущается его отсутствие. С кошкой то же самое. Поймает раз в какое-то время мышку, а в основном крутится под ногами или спит. Из-за этого создается видимость ее никчемности. Однако, ее отсутствие сразу же сказывается на количестве грызунов в доме.
Мы забили тревогу. Нужна кошка, которая способна навести порядок. Наконец, кто-то из знакомых принес нам такую. Это была взрослая кошка, со всеми приобретенными в течение жизни добродетелями и пороками. В дом обычно берут молодых животных, однако у нас не было выбора.
Взрослые кошки часто возвращаются на старое место жительства, а этой наш дом понравился. Она выпила молоко, которое ей предварительно налили, обследовала все закоулки и, по-видимому, осталась довольна новым для нее жильем. Скорее всего, ее привлекло обилие мышей, а может и теплый прием, который ей оказали.
Нашу новую кошку звали Маруськой. Имя в таком звучании несет пренебрежительный оттенок, поэтому пытались называть ее Машей, Марией. Однако новые имена почему-то не приживались. Так она и осталась Маруськой.
Маруську все полюбили. Это было красивое и ласковое животное. Самое главное – она быстро навела порядок в доме. Количество мышей резко сократилось, они уже не так бесчинствовали, как ранее.
Вскоре мы убедились, что бог не обделил ее и пороками. Как потом выяснилось, – это была хитрая и вороватая кошка. Однако она хорошо понимала, где можно этим заниматься, а где и нет. Воровала она в основном у соседей. Все, что находилось у нас во дворе, было для нее неприкосновенно.
Вывесят, бывало, соседи сушить рыбу, сразу же она начинает потихоньку пропадать. В этом грехе подозревали всех, только не Маруську. Больше всего доставалось соседским мальчишкам, на которых чаще всего падало подозрение. У нас во дворе тоже висела рыба, однако, свою она не трогала.
У соседской курицы вывелись цыплята. Опять та же проблема – то один пропадет, то другой. Подозрение падало на крыс, хорьков или ястреба, который периодически парил в воздухе, – высматривая добычу. Мы же во всех этих грехах подозревали Маруську, однако, как говорится: – «Не пойман – не вор».
Вскоре и у нашей курицы появились малыши. Одновременно купили и инкубаторных цыплят. Так что возле курицы копошились десятка три пушистых комочка. Все они под курицей не умещались, поэтому забирались под крылышки мамы по очереди: одни грелись, другие ожидали своей очереди.
Курица просыпалась рано и сразу же приступала к обучению цыплят куриным премудростям. Вы думаете, только девочек и мальчиков обучают в школе читать, писать, считать? Куры тоже учат своих детей грамоте, только куриной. Курам чтение и письмо ни к чему, однако, им хорошо надо знать, как и где искать червячков, жуков, зернышки, какую травку можно есть, а какую нет. Куры должны знать, какие растения являются лекарственными (они ведь тоже болеют), какие – ядовитые. Среди насекомых тоже есть несъедобные виды. Их надо остерегаться. Несмотря на то, что куры живут среди людей, однако и им необходимо знать, как избегать общения с хищниками. Любителей полакомиться деликатесным мясом всегда достаточно. Всем этим жизненным премудростям и учат цыплят в куриной школе.
Так что нерадивые мальчики и девочки могут быть удовлетворены тем, что не только их одних «мучают», заставляя учиться в школе. К жизни готовят всех – люди своих детей, а животные – своих. Без этого им трудно будет в жизни – одним достичь успеха, другим – выжить.
Курица целый день суетливо бродила по двору среди своей многочисленной детворы, а кошка лежала на поленице дров и лениво наблюдала за ними. Первое время мы подозревали ее в дурных намерениях, а потом успокоились. Пропаж не наблюдалось. Кроме того, она следила, чтобы другие кошки не покушались на жизнь малявок.
Как-то раз во двор случайно (а может быть с желанием украсть что-то) забрела чужая кошка. Не успела она осмотреться, как на нее стрелой набросилась Маруська. Она сшибла пришелицу, и та стремглав пустилась наутек. Теперь мы уже не боялись, что кто-то утащит цыпленка. Что же касается Маруськи, то ее репутация (конечно, в пределах нашего двора) была восстановлена.
Первое время при виде Маруськи курица распускала крылья и издавала угрожающие звуки. Потом привыкла и уже не обращала на нее внимания; понимала, Маруська для ее детей опасности не представляет. Если же появлялась чужая кошка, курица самоотверженно бросалась на нее. Ей на помощь всегда приходила Маруська.
Другую опасность для цыплят и молодых курочек представлял ястреб. Он часто парил в воздухе, выискивая жертву. При его появлении куры устраивали настоящий переполох. Петух кричал, как оглашенный, требуя, чтобы куры бежали в укрытие.
Мама-курица сзывала цыплят и быстро уводила их в кусты или прятали под себя. Умные цыплята (наверное, «отличники» в куриной школе) быстро соображали, что надо делать, а непослушные (по-видимому, «двоечники») не реагировали на призывный крик матери. С ними-то и случалась беда. Ястреб складывал крылья и камнем падал на них. Секунда и нет цыпленка. Курица кричит, причитает, однако поздно – ястреб с «цыпленком-двоечником» улетал прочь.
Как-то и к нам наведался ястреб. Не успела курица собрать непослушных малышей, как на одного из них бросился ястреб. Все, пропал цыпленок! Вдруг с поленицы дров метнулась Маруська. Не страшась острых когтей и грозного клюва, она прыгнула на хищника. Этого было достаточно, чтобы малыш успел спрятаться в кусты. Ястреб не ожидал нападения кошки, взмахнул крыльями и взмыл в воздух. Курица, охая, созвала цыплят и увела их от греха подальше.
Ястреб был крупный. Если бы он решил сразиться с кошкой, ей трудно бы пришлось. Однако хищник не стал рисковать и поспешил восвояси. После этого он уже не появлялся возле нашего двора, усвоил, что у цыплят есть хороший сторож.
Кошка за самоотверженность получила миску сметаны. Любой, даже самый бескорыстный поступок должен поощряться.

Зорька и Маруська
Что может быть общего между коровой и кошкой? Однако как бы то ни было, они были друзьями. О них я и хочу рассказать.
У соседей была злая-презлая собака. Об этом даже на заборе было написано: – «Осторожно, во дворе злая собака». Она постоянно сидела на цепи и от такой жизни была сердита на весь белый свет. Было от чего, если величина ее свободы не превышала длину цепи.
Однажды собака сорвалась с привязи и выбежала на улицу. Ее хозяина в это время не было дома. Попав на волю, в незнакомую обстановку, собака растерялась. Она не знала, что делать. Хорошее делать она не умела, а вот выплеснуть на кого-то все, что у нее было на душе – это, пожалуйста.
В это время с пастбища возвращалось стадо коров, в том числе и Зорька. Корова спешила домой, а на ее пути оказалась собака, от которой всего можно было ожидать. Зорька на всякий случай опустили голову, и выставила рога. Злая собака увидела в этом угрозу в свой адрес и зарычала. Если бы это была обычная собака, все бы закончилось словесной перебранкой между ними. А здесь – собака с нарушенной психикой.
Злая собака бросилась на корову и сильно покусала ее. Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы не появился хозяин собаки и не оттащил ее. У бедной коровы на ногах, животе, вымени зияли раны. Вот что значит давать волю злой собаке.
Корова заболела. Раны долго не заживали, несмотря на все старания ветеринаров. И ей на помощь пришла Маруська. Она начала регулярно зализывать Зорьке раны. К великому удивлению они вскоре зарубцевались и корову опять стали выгонять на пастбище.
Вот таким искусным лекарем оказалась наша Маруська. С этого времени и началась их дружба, о которой и пойдет речь.
После этого случая Зорька стала бояться идти домой. Приходилось встречать ее, а затем на веревке вести в коровник. Проходя мимо того места, где ее покусала собака, корова пугливо озиралась, боялась встречи со злой собакой.
Опять ей на помощь пришла Маруська. Вечером она выходила за ограду и ждала Зорьку. Встретив ее, Маруська, высоко задрав хвост, гордо шествовала в коровник. Корова шла за ней. Так она проводила Зорьку через опасное место. С таким надежным «лоцманом» Зорька уже не боялась возвращаться домой с пастбища.
Проводив корову, Маруська оставалась в коровнике; ждала, когда хозяйка подоит и даст ей молока. Первую порцию всегда отдавали кошке. Так корова благодарила свою подругу. По утверждению хозяйки в присутствии кошки струйка молока веселее бежала в подойник.
Однажды злая собака опять оказалась на улице. Увидев ее, Зорька остолбенела от неожиданности и испуга. Одна только Маруська не растерялась. Взъерошив шерсть и дико взвыв, она вцепилась когтями в морду собаки. Та от неожиданности даже присела. Этого времени оказалось достаточным, чтобы Зорька пришла в себя. В бок собаки впились ее острые рога. Заскулив, та со всех ног пустилась бежать. Так Маруська еще раз выручила корову. После этого случая корова уже не боялась возвращаться с пастбища домой. Однако кошка все так же продолжала встречать ее.
Зимой Маруська ночевала в коровнике. Когда было холодно, она ложилась рядом с Зорькой – грелась ее телом. Дома таких удобств у нее не было.
Ранней весной корова должна была отелиться, поэтому мы периодически заглядывали в коровник, чтобы не пропустить время рождения теленка. Однажды ночью мы услышали мяуканье Маруськи. Она через лаз пробралась в дом и подавала знак, что надо спешить на помощь корове. Мы подоспели вовремя. С нашей помощью родился симпатичный теленочек – девочка, которую в честь кошки назвали Маруськой.
Корова была старая. Вскоре она начала болеть, перестала доиться, и ее продали. С этого дня кошка пропала. Неизвестно, что с ней случилось, и куда она делась. Может быть, кошка заболела, и ушла из дома. Возможно, она своим поступком хотела показать, что друзей нельзя предавать.
Человек использует домашних животных для получения мяса, молока, шерсти, яиц. Корова, когда кормила человека, была нужна, а стоило ей заболеть, от нее избавились. Все так поступают, для этого их и держат. Однако, для кошки корова была другом. Возможно, этим она хотела выразить людям протест против такого отношения к животным. А может, она таким способом хотела показать корове свою преданность и дружбу.

Кошка – предсказательница
В литературе описаны случаи, когда животные, чувствуя приближение стихийного бедствия, своим поведением предупреждали о нем людей. Читать об этом, к примеру, в газете и испытать на себе его действие – вызывает совершенно разные ощущения. То, что происходит где-то далеко, человек чаще всего воспринимает без особых эмоций, тогда как собственная опасность (даже если она была незначительной) оставляет в памяти глубокий след.
Я расскажу историю, в которой поведение кошки предупредило нас о землетрясении. Это случилось в Крыму. Там, как известно, иногда происходят такие стихийные бедствия. Чаще всего это отголоски далеких подземных бурь, поэтому они не приносят больших неприятностей. Однако чувствовать под ногами толчки и нечто не совсем привычное, удовольствие не из приятных. Это вызывает внутреннее беспокойство, которое, скорее всего, идет из потаенных уголков организма.
Мы собрались у друзей на даче. Она находилась на небольшой возвышенности, откуда открывался прекрасный вид. Воздух был пропитан дурманящими запахами. Казалось, каждая травинка источает их. Все это убаюкивающе действовало на организм. Ничто не предвещало неприятностей. Самое главное – расслабленный организм совершенно не был готов к ним.
На даче поселилась кошка. Бездомной ее не назовешь, так как дачный домик был в ее полном распоряжении. Хозяева приезжали туда изредка. С едой тоже не было проблем. Разве в таком благодатном крае кошка не сможет обеспечить себя пропитанием? Грызуны, лягушки, ящерицы, птицы, насекомые – все это еда кошки.
А вот хозяев у нее не было. Они кошке вроде бы и не нужны, однако ей необходимы люди, способные приласкать ее. Поэтому, когда мы появились, кошка встретила нас как старых знакомых, терлась о ноги, ходила по пятам, ластилась.
Как потом выяснилось, у кошки были котята. Она спрятала их в укромном месте, подальше от любопытных глаз. Мы попытались разыскать их, однако бросили эту бессмысленную затею, настолько надежно они были спрятаны.
В один прекрасный день, когда мы обедали во дворе, кошка вытащила из дома котят, и сложила их под деревом. Мы удивились, маленькие котята лежали на голой земле. Дети из жалости отнесли их обратно в дом. Не успели мы покончить с обедом, как котята оказались на прежнем месте. Тут-то мы сообразили, что кошка неспроста вытащила их во двор.
Так, сидя за столом под навесом, мы живо обсуждали необычное поведение кошки. Вдруг раздался толчок, потом второй, третий. Это было землетрясение. Толчки были слабые. За разговорами, возможно, не обратили бы на них внимание, если бы не поведение кошки, да и качающаяся над столом лампа.
Такое землетрясение не могло вызвать даже маломальских разрушений. Однако, кошка, почувствовав его приближение, унесла котят от греха подальше. Положила их на видном месте, чтобы и люди могли догадаться о нависшей опасности.

Кот-утешитель
Нашего кота звали Василий. Он был очень красив, однако других достоинств, кроме как этого, у него не было. В остальном, он ничем не отличался от большинства своих собратьев. Так же был ленив, нахален и упрям. Мог целыми днями лежать на диване и дремать. Причем всегда находился на моем любимом месте, у телевизора. Никакие уговоры на него не действовали. Жил по принципу: «Кот Васька слушает, да спит». Реагировал только на последний аргумент монолога, пинок в бок. Да и то, ненадолго. Он, не спеша, поднимался, выгибал спину и недовольно переходил на другую сторону дивана. Однако стоило мне отлучиться, опять занимал мое место. Так что лени в нем было предостаточно. С другой стороны, что ему еще было делать в городской квартире.
Он реагировал только на стук кухонной посуды. Это были сладостные для него звуки. Только они могли разбудить Василия во время его летаргического сна. Услышав возню на кухне, его сон как рукой снимало. Стремглав бросался туда, и поднимал такой крик, что проще было удовлетворить его желание, чем слушать противное завывание.
Кошек обычно называют, кому, как вздумается, а котов – чаще всего Василиями. Наверное, за царственную походку. В ней было столько высокомерия и достоинства, что не всякие «василевсы» могли соперничать в этом с котами.
Ранней весной Василий, как и все коты, становился ненормальным. Он начинал методично «метить» свою территорию: в квартире не было ни одной вещи или угла, где бы он ни оставлял свою дурно пахнущую «метку». Его «концертная деятельность» могла свести с ума любого. С наступлением ночи в квартире постоянно раздавались его дикие вопли, так что ни о каком сне и речи не было.
Наконец, кот исчез. Мы радостно вздохнули. Волноваться о судьбе кота начали только через несколько дней, когда страсти улеглись, а его «террористическая деятельность» понемногу забылась. Василий возвратился домой через неделю, как воин после боя. На нем живого места не было: шерсть висела клочьями, зато глаза его горели лихорадочным огнем. Кот выпил молоко, отдохнул немного и опять пропал куда-то.
Наконец, время весенних турниров прошло, и Василий опять завалился на диван предаваться воспоминаниям.
Однажды произошел случай, о котором я и хочу рассказать. Он показал, что Василий, эгоизм которого не знал границ, вполне душевное существо и ничто человеческое ему не чуждо.
У нас жила родственница, у которой с Василием были натянутые отношения. Мы уже смирились с главенствующим положением кота в доме и своей участью. А родственница пыталась ставить этого эгоиста «на место», гоняла его, если тот вел себя неподобающим образом. Одним словом, жили они, как кот с собакой.
Однажды раздался звонок в дверь. Наша родственница пошла открывать дверь и ей вручили телеграмму. Она подошла к столу, развернула ее и беззвучно заплакала. В телеграмме сообщалось о смерти ее сестры, с которой все мы были дружны, и любили ее. В квартире воцарилась тишина. Наша родственница молча стояла у стола, прижав к груди телеграмму.
Василий в это время спал на диване. Вдруг он встрепенулся, запрыгнул на стол, положил лапы на плечи женщины и начал лизать ей лицо. Мы вначале не обратили на это внимание, настолько были потрясены известием. Наконец до нас дошло, что кот таким способом утешал плачущую женщину.
Такое поведение кота было необычным. Он, как правило, нехотя просыпался, долго потягивался, прихорашивался, а потом уже отправлялся на кухню в надежде, что там для него припасено что-то вкусненькое. На стол кот никогда не залезал, тем более в нашем присутствии. Кроме того, он никогда не позволял себе таких нежностей, так как считал это ниже своего достоинства.
Кот, по-видимому, каким-то внутренним чутьем определил, что у человека горе, и решил таким образом выразить ему свое сочувствие.
Ласковое дитя двух кошек сосет
У наших друзей были две кошки – Дуся и Муся. Дуся была старая и опытная. Она произвела на свет большое количество котов и кошек. Несмотря на возраст, она наводила страх на все крысиное и мышиное племя. Дуся постоянно бродила по всем закоулкам, прислушиваясь к различным шорохам. Горе тому, кого она увидит или услышит. «Страшнее кошки зверя нет» – это сказано как раз про нашу Дусю. Муся была значительно моложе, однако свои кошачьи обязанности выполняла исправно. Обе они мирно уживались в доме, хотя среди кошек это бывает не часто.
В один прекрасный день обе кошки стали мамами. У них почти одновременно родились котята. Однако случилось так, что почти все малыши погибли. Остался только один котенок – Мусин.
Несмотря на то, что Муся была молодая мать, и этот котенок был ее первенцем, она хорошо справлялась с материнскими обязанностями: регулярно кормила его, вылизывала, согревала. А Дуся с завистью смотрела на них.
Однажды Муся вернулась с охоты, а котенка в гнезде не оказалось. Он был слишком мал, чтобы самостоятельно мог куда-то уползти. Потерялся котенок! Раздалось ее тревожное мяуканье. Муся начала метаться по двору: то в одном углу, то в другом раздавался ее жалобно-призывный крик. Мы не выдержали страданий Муси и подключились к поискам.
Наконец, в темном углу мы нашли Дусю, а рядом, раскинувшись, лежал котенок. Он напился Дусиного молока и крепко спал, а Дуся мурлыканьем убаюкивала его. Увидев малыша, Муся ласково заурчала, взяла его в зубы и утащила к себе.
С этого дня так и повелось. Стоило Мусе отлучиться, как котенок оказывался в гнезде Дуси. Когда же Муся возвращалась, она первым делом направлялась в темный Дусин угол и забирала малыша. Дуся понимала щекотливость своего положения и безропотно отдавала котенка. Забирала его только в отсутствии матери. Так что малыш жил на два дома: то у родной матери, то у приемной. Это у «семи нянек дитя без глазу», а у двух любящих матерей он рос как на дрожжах. Иногда можно было наблюдать семейную идиллию: на солнышке дремали две мамаши, а между ними – котенок с раздувшимся животиком. Как-никак, «ласковое дитя двух маток сосет».
Котенок немного подрос и уже мог самостоятельно передвигаться. Мы стали замечать, что в гнезде у Дуси он находился чаще, чем у родной матери. Возвращаясь с охоты или прогулки, она уже не перетаскивала сына к себе, а кормила и вылизывала на «жилплощади» Дуси. Прошло еще немного времени, и Муся перестала кормить котенка, а потом вовсе отказалась от него. Что поделаешь, молодая, «ветреная» мать.
Наконец Дуся добилась своего. Она окончательно усыновила приемыша, и теперь ей ни с кем не надо было его делить. Приятно было наблюдать их встречу после возвращения Дуси с охоты – они долго терлись мордочками и нежно мурлыкали.
Несмотря на то, что котенок подрос и стал вполне самостоятельным, Дуся все еще продолжала его подкармливать и вылизывать. Выстраданное дитя! Почти как у людей. Взрослые родители, наверное, более привязаны к своим детям, чем – молодые.
Прошка и Кузька
Это кошка и кот, которые жили у нас в деревенском доме. В деревне без этих животных нельзя: грызуны совсем одолеют. Крысы и мыши хорошо знают дома, где нет кошек. Сразу же набегают со всех сторон, и тогда житья от них нет.
Хорошая кошка сразу же наводит порядок среди них. Поэтому в деревне в каждом доме есть кошка, а то и две. Тем более, что затраты на их содержание минимальные. Живут они на подножном корме – ловят грызунов, а при удачной охоте и птичкой закусят. А если что-то не получается, не брезгуют лягушками, ящерицами, кузнечиками. Хозяйка их только молоком подкармливает. Деревенские кошки, в отличие от городских, сами себя обеспечивают кормом.
Прошка – та ловила мышей, крыс и всегда приносила их домой. Сложит рядком, как бы показывая этим хозяйке, что хлеб недаром ест. Птичек съедала в укромных местах. Знала, что за это ее по головке не погладят. Однажды Прошка поймала несколько мышек, сложила на крылечке и ждет похвалы. Хозяйка ее гладит и ласково ворчит: – «Зачем принесла все это, я и так знаю, что ты умница, не то, что этот дармоед». Так она называла кота, который лениво грелся на солнышке.
Никто никогда не видел, чтобы Кузька дома ловил мышей, хотя по внешнему виду нельзя было сказать, что он плохо себя чувствовал. Он был как самый настоящий бродяга: то появлялся дома, то исчезал на несколько дней. Лоснящаяся шерсть и упитанность сами за себя говорили, что его охотничьи дела идут превосходно. Когда у кошки появились котята, Кузька совсем пропал. Может, он сделал вид, что к ним не имеет никакого отношения. А может, кошка его домой не пускала: – «Нечего ему дома делать, все равно проку никакого нет». У кошек ведь не принято, чтобы отцы заботились о котятах.
Почему так происходит? Неужели Кузька такой уж никудышный кот? Дело в том, что дом и подворье – это охотничий участок кошки. Здесь она выводит детей и ловит добычу. Она не может оставить своих котят надолго. А кот, он, как рыцарь, уступает ей, особенно, когда появляются дети. Ведь кошке надо прокормить и себя, и малышей. Небольшой охотничий участок вряд ли сможет обеспечить пищей кота и кошку, поэтому кот и уходит охотиться в другое место. Домой он приходит только отдохнуть или попить молока.
Из-за такого поведения кошки могут уживаться с котами в одном доме, а вот взрослых дочерей они изгоняют. Пока те маленькие, мама заботится о них, а когда подрастают – выгоняет из дома. И в этом есть своя логика. Настанет время – и у дочери появятся свои дети, и тогда возникнут проблемы, так как данная территория вряд ли сможет прокормить большое количество животных.

Необычная наседка
Лето мы проводили в деревне. У хозяйки, где мы обычно останавливались, были куры и несколько кошек. Каждый из них занимался своим делом. Куры выискивали в земле червячков, а кошки лениво слонялись по двору или дремали на солнышке. Охотиться на мышей они начинали с наступлением сумерек.
Хозяйка своих животных очень любила, ведь у нее кроме них никого не было. Они тоже отвечали ей взаимностью. Куры аккуратно несли яички, кошки ловили мышей, а в свободное от основной деятельности время занимались «врачеванием». Дело в том, что у хозяйки болели почки, и, когда она отдыхала, кошки облепляли ее и грели больное место. Хозяйка утверждала, что после такого общения с кошками боль проходила.
Кошки с курами дружили. Другого и не могло быть, так как они выросли вместе. Хозяйка приобрела инкубаторных цыплят, а у кошки в это время родились котята. Гнездо свое она устроила в вольере для цыплят. Так что все они вместе ели, играли, росли. Кошка цыплят к себе не подпускала, однако, когда ее не было, малыши спали вместе, сбившись в одну кучу. Так теплее и безопасней.
Ели они, можно сказать, из одной миски. Конечно, котята на зелень и зерно не покушались, а вот яйца и творог пытались отобрать. Однако это у них не всегда получалось. Цыплята с таким писком толкались у миски с едой, что мохнатым приходилось срочно ретироваться. Когда же котятам давали еду, цыплята бесцеремонно пытались даже изо рта выхватить ее, несмотря на недовольное шипение котят. Только присутствие мамы-кошки останавливало этих крылатых забияк. Почти как у людей. Какой хулиган осмелится обидеть ребенка в присутствии его мамы?
Котята пытались с цыплятами играть в «кошки-мышки», однако те на всякий случай разбегались. Не хотели быть «мышками». Кто знает, что взбредет в голову котенку во время игры. Забудется немного, и нет цыпленка. А мама-кошка только похвалит малыша за ловкость и умение обращаться с потенциальной дичью.
Так они вместе и росли, пока ни стали взрослыми – котами и кошками, курами и петухами. Однако, несмотря на это, привязанность и потребность в общении друг с другом осталась. Все они так и продолжали жить в одном месте.
И вот случилось неожиданное. Одна из кур начала клохтать. Ей устроили гнездо в темном углу вольеры, и она села насиживать яйца. Для кошек это было ново. Они еще не видели курицу в таком необычном состоянии, – изменился голос, поведение, повадки и, самое главное, она забилась в темный угол и не вставала.
Кошки периодически подходили к курице, проверяли, что же такое случилось с ней. Уж не заболела ли? Одна из кошек улеглась рядом с наседкой, и мне удалось подслушать их разговор. Я не утверждаю, что понимаю курино-кошачий язык, однако по итогам этого диалога нетрудно догадаться, о чем шла речь.
– Ты чего здесь разлеглась? Подвинься, и я лягу.
– Не могу. Сижу на яйцах, высиживаю цыплят, деток.
– А зачем это?
– Вы, кошки, детей рожаете, а мы, куры – высиживаем.
– Неужели все куры так поступают?
– Не только куры, но и все птицы. Этим мы отличаемся от кошек
и других мохнатых зверей.
– Странно, у кур все не как у… кошек. Скажи, я, к примеру, таким же способом смогла бы вывести цыплят?
– Возможно, да, однако, это дело трудное. Необходимо, несмотря на жажду и голод сидеть на яйцах и согревать их своим телом. Необходимо создавать определенную температуру и влажность. Необходимо периодически перемешивать яйца, чтобы они равномерно прогревались. И все это в течение трех недель.
– Неужели ты все это время не пьешь и не ешь? Я, если не поем один день, сразу же чувствую такой голод, что готова дюжину мышей съесть.
– Я, конечно, ем и пью, однако очень редко. Боюсь, чтобы за это время яйца не успели остыть.
– Да, тебе не позавидуешь. Давай я тебе буду помогать. Когда ты пойдешь есть, я вместо тебя буду согревать яйца. Я справлюсь, у меня мех теплый.
– Хорошо.
Мы периодически наблюдали необычное зрелище. Наседка гуляла, а вместо нее на гнезде, свернувшись калачиком, лежала кошка. Когда та возвращалась, кошка ложилась рядом. Двоим не так скучно, да за разговорами время быстрее бежит.
Читатель, конечно, усомнится в правдивости этого рассказа. Однако уверяю, все, за исключением диалога, чистейшая правда. Почему этого не может быть? Если кошки согревают больное место человека, тогда почему они не могут греть яйца? Тем более что гнездо наседки находилось как раз в том месте, где обычно отдыхали кошки.

Сторожевой поросенок
Я открыл калитку и не успел ступить внутрь ограды, как услышал предупреждающий лай собаки. Она сидела на цепи, однако грозный оскал и угрожающая поза заставили остановиться.
Вскоре собака перестала лаять. Возможно, она узнала меня, тем более что я неоднократно заходил в этот дом, и с ее хозяином был в приятельских отношениях.
Собаку звали Дина. Я позвал ее по имени. Она завиляла хвостом и уже с нескрываемым дружелюбием смотрела на меня. Конечно, она узнала меня. Все в порядке, можно двигаться дальше. Но, не тут-то было.
Из конуры высунулась голова поросенка, и сердито захрюкала. Поросенок был явно недоволен, что потревожили его. Вначале его голос был вполне нормальный, поросячий, затем стал переходить на истеричный визг. Кричал он так, будто жизни его лишали.
Поросенок хрюкал, визжал, а все его движения походили на собачьи. Он так же опускал к ногам голову, потом поднимал ее кверху, выскакивал на полкорпуса из конуры, потом, пятясь, заскакивал обратно. И все это сопровождалось визгливым хрюканьем.
Все, повадки, поведение и даже интонация указывали, что это был не поросенок, а хрюкающая собака.
Мой приятель услышал шум и вышел на крыльцо: «Шарик, на место! Шарик – это свои! Шарик, да замолчишь же ты, наконец!» – уже сердито прикрикнул он. Услышав голос хозяина, и как бы получив моральную поддержку, поросенок заголосил еще громче. Наконец, взвизгнув в последний раз, он со всех ног кинулся к хозяину. Собака при этом умильно смотрела на поросенка: «Вот, какого молодца я вырастила, орел!»
Шарик, а если вернее, сторожевой поросенок, подскочил к хозяину и с радостным визгом начал прыгать вокруг него. Он становился на задние ноги, а передними упирался ему в живот, и, казалось, хотел дотянуться до лица, чтобы лизнуть его. Хозяин увертывался от него: «Шарик, на место! Шарик, лежать!»
Поросенок обезумел от счастья, крутился, прыгал, а его маленький хвостик, то расправлялся, то, как пружина, скручивался. По-видимому, таким своеобразным способом он вилял им. Шарик на радостях прыгнул и на меня, и чуть было не опрокинул. Я не ожидал от него такой прыти. Кроме того, он был грязный, как настоящий поросенок.
Чтобы успокоить разбушевавшегося сторожа, пришлось сунуть ему в рот краюху хлеба, и пока тот поглощал ее, мы успели прошмыгнуть в дом.
Увидев на моем лице изумление, хозяин объяснил, поросенка выкормила и воспитала Дина, от которой он и перенял собачьи повадки. Живет поросенок тут же в конуре, вместе с матерью. Другого места для него нет. Свиней он, можно сказать, никогда и не видел, так как в конуру попал в день своего рождения.
Вот что поведал рассказчик. В деревне у его родственника свинья родила поросят. Один из них оказался настолько слабым, что никто уже и не надеялся, что он выживет. Незадолго до этого у собаки родились щенки, и кто-то посоветовал забрать этого поросенка ей на корм. Пока, говорят, довезешь, он помрет и будет собаке пожива. Кормящей собаке мясо не помешает. На том и порешили.
В деревне к таким вещам относятся более практично, чем в городе. Ведь ее жителям, в отличие от горожан, приходится самим, и выращивать животных, и забивать их. Так что в этом эпизоде нет ничего необычного.
Мой приятель продолжал рассказывать. Приехал он домой уже затемно и, не заходя в дом, бросил, как ему показалось, мертвого поросенка собаке, прямо в конуру. Тем более что тот уже не подавал признаков жизни. Утром он был настолько уверен, что собака съела поросенка, что, уходя на работу, даже не поинтересовался об этом. Поросенок был такой маленький и худенький – собаке на один зубок; проглотит и не заметит этого. Событие было настолько обыденным, что даже жене забыл рассказать об этом.
После этого случая моему приятелю пришлось уехать по делам. Обычно кормлением собаки занимался он сам, а жена подменяла его во время отлучек.
Хозяин вернулся домой через несколько дней. Он, конечно, уже забыл об этом поросенке и был крайне удивлен, увидев его среди щенят. Поросенок, оказывается, выжил, его выкармливала собака. Жена, узнав об этом, только всплеснула руками: «Батюшки, что же это такое делается», настолько неожиданным было это известие.
Поросенок жил в конуре вместе с собакой и щенками. Чувствовал он себя превосходно. Чтобы поросенку хватало молока, щенят вскоре раздали соседям. Так что поросенок вскоре остался единственным дитем Дины.
Собака сидела на цепи, а поросенок был на свободном выгуле. Он бегал по двору, однако при малейшей опасности со всех ног бежал к матери. Он был маленький, кругленький, упитанный, поэтому и прозвали его «Шарик». С одной стороны – шарик, а с другой – живет в конуре. Так что ему больше всего подходит собачье имя – «Шарик».
Поросенок – он и есть поросенок. Какая из него получится свинья, если он в грязи не будет копаться. Во дворе было чисто и сухо, однако он где-то находил ее. Возвращался в конуру грязный, как настоящий поросенок.
Собака укоризненно смотрела на него и сокрушенно говорила: «Горе ты мое! Посмотри на себя, на кого ты стал похож!» – и начинала вылизывать его. Не думаю, что ей было приятно счищать с него грязь, однако мамам и не то приходится делать. Шарик вырывался, визжал, не хотел мыться. На то он и поросенок, чтобы грязным быть. Однако мама лапой ловко опрокидывала его на спину и продолжала свое дело.
После этой процедуры поросенок становился таким чистым, что хозяин не узнавал его, думал, соседский забежал поиграть. Однако стоило крикнуть: «Шарик, к ноге», как он со всех ног бежал к крыльцу в надежде получить угощение.
Поросенок подрос, стал выбегать на улицу и носился по дороге сломя голову, не обращая внимания на проезжающие машины. Так и до беды недалеко! Решили отвязать собаку, может она присмотрит за ним.
Теперь они уже вдвоем бегали по улице, в основном по обочине. Собака знала правила дорожного движения и своим примером воспитывала непослушного сына. Когда за оградой появлялись посторонние (люди или животные), собака вместе с поросенком выскакивали «облаивать» их. Конечно, каждый это делал по-своему – собака лаем, а поросенок – визгом и хрюканьем. Однако это он делал с такой же яростью, как и его мать.
Поросенок рос, как на дрожжах. Вскоре он стал большим и в конуре уже умещался с трудом. Он все так же продолжал жить на свободном выгуле, так как у хозяев не было ни загона, ни свинарника. Пропорционально массе увеличивались и проказы: то в огород залезет, то у соседей что-нибудь утащит.
Условий для содержания взрослого животного у моих приятелей не было, поэтому поросенка отправили обратно в деревню, к настоящим родителям, которые и не надеялись снова увидеть его. Наверное, были сильно удивлены появлением поросенка с собачьими повадками.

СВИНЮШКИНЫ РАССКАЗЫ
У нашей знакомой свиньи родились поросята. Так получилось, произвела она их на свет в лесу, несмотря на то, что была порядочной домашней свиньей. Что поделаешь, в жизни и не такое случается. Впервые мы увидели малышей, когда мама вела их домой. Одни из них бодро шажали за ней, другие были слабенькие и кое-как поспевали за всеми. Пройдут немного, прилягут на травку, отдохнут и трусят дальше. Поросята родились совсем недавно. На это указывали совсем еще свеженькие пуповины.
Мама шла не спеша, часто останавливалась, чтобы поросята успевали за ней. Свинья гордо поглядывала по сторонам, смотрела, как окружающие реагируют на ее потомство, ведь социальный статус самки определяется наличием детей.
В тех местах, где мы отдыхали, свиньи гуляют на свободном выпасе, и кормятся в основном, чем бог пошлет. Поэтому рождение малышей в лесу или просто «под забором» – обычное явление. Хозяева, конечно, подкармливают их, однако не так, как настоящих домашних свиней, которые сидят в загоне и занимаются только тем, что едят и спят. Свиньям утром и вечером дают немного еды, а днем они бродят по деревне или в лесу и едят все, что найдут.
Свинья, как известно, животное всеядное и ест все, что ни попадя. В ее бездонное брюхо отправляется трава, пищевые отходы, огрызки фруктов, вишневые косточки, слизни, черви, кузнечики и все, что может найти на деревенских улицах. В лесу они едят то же самое, что и дикие свиньи – траву, корневища водных и наземных растений, клубни, луковицы. В конце лета и осенью, когда созревают плоды, они переходят на потребление фруктов, ягод, грибов, желудей, орехов. Роясь в земле, аккуратно выбирают личинок насекомых, моллюсков, дождевых червей. Могут даже мышку, лягушку или змею поймать. Так что свинья, она и есть свинья.
Мы вечером отдыхали на лавочке возле дома, лузгали семечки, грызли яблоки, а наша свинья со своим выводком крутилась рядом, подъедала, все, что оставалось. Даже подсолнуховые семечки аккуратно подбирали. Почти, как воробьи или голуби, которые снуют под ногами, когда у вас есть что-нибудь съестное. Стоило бросить огрызок яблока, как поросята гурьбой бросались к нему, устраивая потасовку.
Периодически к нашим свиньям присоединялись два упитанных поросенка, однако мама-свинья постоянно отгоняла их, чтобы те не обижали малышей. Мы тоже не любили этих хулиганов. Поросята жили по соседству и постоянно лазали к нам в огород. В саду подъедали яблоки (то есть были нашими конкурентами), а в огороде уничтожали картошку и другие овощи. Наша хозяйка гоняла их, жаловалась, однако с них все, «как с гуся вода». Однажды они забрались в курятник и съели снесенные курами яйца. С этого времени набеги участились, причем совершали их, когда никого не было дома. После очередного скандала, их закрывали в свинарнике, однако они каким-то способом выбирались из него и устраивали очередные пакости.
У всех местных свинюшек был «друг сердца», огромный кабан. Он был отцом поросят, которые появлялись на свет, не только в нашей, но и ближайших деревнях. За исключением, конечно, случаев, когда какая-нибудь свинья заводила роман с диким лесным кабаном.
Кабан был уже в возрасте, однако свою работу выполнял исправно. Если у какой-нибудь свинюшки что-то «щемило в груди», она подавала сигнал кабану своими феромонами и он приходил на ее зов. Чуял он ее за много километров. Специалисты утверждают, дикий кабан чувствует запах подруги за десять километров.
Однажды мы встретили кабана, когда тот деловито шел куда-то. Встречная женщина, указывая на него, сказала: «Отправился в конец деревни к молодой свинке, которая призвала его». Она показала куда-то в сторону, а это ни мало, около пяти километров. Кабан прошел мимо нас уверенной походкой, знающего себе цену специалиста.
Кабан жил в сарае, можно сказать в полудиком состоянии. Конечно, у него, как и у всех свиней, был хозяин, однако тот кормил кабана только зимой, когда подножного корма не хватало. И это несмотря на то, что кабан за свою «работу» получал зарплату. В деревне существовало негласное правило. После появления очередного приплода, довольный хозяин привозил кабану мешок зерна, картошку и другие продукты. Хватало не только животному, но и его хозяину.
* * *
У нашей свиньи в очередной раз родились поросята. Их было более десятка. Мама-свинья была крупная и упитанная, поэтому выходить такое количество детей не составляло большого труда.
После сытного обеда она ложилась в тенечке, а «хрюкающие пятачки» копошились рядом. После некоторой борьбы «за место под солнцем», они прилипали к соскам и, громко чмокая, замирали. Мы назвали поросят «хрюкающими», однако это, скорее всего, по привычке, так как все свиньи, в том числе и поросята, хрюкают. Однако они пока что были еще маленькие и хрюкать не умели. Первое время они только визгливо пищали.
Поросята периодически носами массировали соски, чтобы молоко быстрее бежало им в рот. Издали казалось, что рядом со свиньей лежит «батарея» толстых сарделек. Мама-свинья, раскинувшись и удовлетворенно похрюкивая, лежала на земле.
Иногда кому-то из поросят казалось, что в соседнем соске больше молока и он, бросив свой, пытался оттолкнуть братца. Борьба сопровождалась визгом и писком, ведь как мы уже говорили, поросята хрюкать пока что не умели. Остальные малыши еще теснее прижимались к своим соскам и продолжали еще усерднее чмокать.
Если «завоевателю» удавалось оттолкнуть малыша, тот с жалобным визгом пытался найти освободившийся сосок. Он начинал бегать по головам братьев и сестер, пытаясь протиснуться между ними. А они еще плотнее прижимались друг к другу и еще усерднее продолжали чмокать. Иногда он подбегал к маме (вернее к ее голове) и плаксиво жаловался: – «Они меня толкают, не дают есть. Я есть хочу, а они не дают». Мама нежно и успокаивающе похрюкивала: «Старайся сам всего добиться. Молока всем хватит».
Мама не вмешивалась в их дела. Когда столько детей, некогда вникать в проблемы каждого. Наконец, хнычущий малыш находил свободный сосок, и счастливо припадал к нему.
Когда мама с поросятами отправлялась гулять, они, облепив ее, путались под ногами. Здесь свинья не позволяла им баловаться и тем более отставать. Периодически раздавалось ее строгое хрюканье, и отставшие поросята устремлялись к ней. Она сосредоточенно бродила по траве, выискивая еду. Найдет желудь, вкусную травинку, жука или жирную гусеницу – все это отправлялось в ее бездонное брюхо. Еды свинье надо много, чтобы прокормить такое количество малышей. Поросята, так же как и их мама, опустив головы и, подражая ей, ходили по траве. Они были еще маленькие, чтобы выискивать в траве еду. Они только учились это делать.
Еда – это хорошо, однако они, как все малыши, были баловниками. Им хотелось побегать, поиграть. Среди них были и забияки, и мамины сыночки. Их чаще всего и обижали эти забияки. Обиженные с визгом неслись под защиту мамы.
– Мама, он меня обижает.
– А я что, я ничего. Это он сам пристает ко мне.
Такие детские шалости происходили постоянно. Мама-свинья только строго хрюкала на хулиганов и продолжала есть. Эти проблемы возникают в любой семье, ведь у каждого из нас дома есть свои такие же милые хрюшечки и не в меру послушные хрюны.
* * *
К нашему дому прибился небольшой песик. Ростом он был не больше поросенка; даже когда подрос, размер его не очень сильно изменился. Пришел он, скорее всего, издалека, так как в деревне таких собак не было. Он почему-то поселялся в свинарнике. Днем он гулял вместе со свиньями, бегал за ними, хватал за хвостики, а ночью, не смыкая глаз, охранял своих подопечных. Стоило появиться постороннему, как раздавался его звонкий и в то же время грозный лай.
Свиней у нашего хозяина было полтора десятка, столько же коров с бычками. Что же касается овец и коз, то их было несколько десятков. Все они безмятежно паслись и отъедались до поры, пока не наступало время отправлять их на «мясо». Это было время душевных мук, притом не только животных, но и хозяев. Ведь к своим животным они привыкали, некоторые из них становились, как «родные».
Когда фермер выносил еду своим свиньям, они, дружной гурьбой, отталкивая друг друга, устремлялись к кормушкам. С коровами и быками происходило то же самое. Более крупные животные отталкивали слабых, те в свою очередь – еще более слабых. Однако, как бы то ни было, все они дружно ели и наедались.
Однажды жена фермера пожаловалась, что закончилось мясо, и предложила зарезать одного кабанчика. Немного подумав, выбор пал на Вислоухого. Утром фермер, как обычно, принес им корм. Все наперегонки бросились к кормушкам, начали есть. Один только Вислоухий стоял в стороне, боязливо косясь на своего хозяина. Пока фермер был в загоне, он так и не подошел к кормушке. Начал есть только, когда хозяин покинул загон.
Решили провести эксперимент. На следующий день кормить животных отправилась жена. Произошло то же самое. Вислоухий был сильным и крупным поросенком, однако после принятого решения он перестал есть, стал вялым и боязливым. Когда очередь дошла до быка, произошло то же самое. Он постоянно ревел, не хотел идти в загон.
Фермер рассказал, что такие проблемы возникают постоянно, так как животные каким-то телепатическим способом определяют свой конец.
Пришло время, свиней и быков стали продавать на мясо. Собака загрустила. Когда зарезали последнего поросенка, пес ушел из дома. Его больше никто не видел.
Возможно, он так и ходит от фермера к фермеру в надежде на долгую дружбу с домашними животными.

* * *
Мы вошли на подворье наших друзей. Оно было достаточно большим, чтобы все имеющиеся в наличии животные мирно уживались на нем. Каждый занимался своим делом. Куры усердно разгребали кучу мусора, молодые петушки выясняли отношения между собой, а лохматый пес с остервенением гонялся за своим хвостом. Он был настолько увлечен этим занятием, что не заметил посторонних.
Возле крыльца в тени дерева мирно посапывали два увесистых поросенка. Перед каждым из них лежала литровая бутылка с большой соской. Бутылки были пустые, а молоко на губах поросят указывало, что они только что опорожнили их. От обильной еды и жары их разморило, они уснули здесь же, возле своих бутылок. Один поросенок даже соску изо рта не выпустил. Периодически сквозь сон он начинал усиленно насасывать свою пустышку. Потом блаженно замирал.
Поросята были уже большие, ели из корыта, однако не отказывали себе в удовольствии попить молока из соски.
На крыльцо вышла хозяйка дома. Поросята мгновенно проснулись и с визгом бросились к ней. При этом каждый и них тащил за соску свою бутылку.
Хозяйка была одна, муж давно умер, а дети жили далеко в большом городе. Чтобы было не так скучно, они подарили любимой маме маленьких поросят. Хозяйка принесла их домой, обмыла в детской ванночке, которая, отслужив свой срок, пылилась на чердаке. Они стали розовые, как на картинке. Назвала их Дашей и Машей, так как обе были девочки. Пособия по выращиванию поросят у нее не было, пришлось использовать имеющуюся в наличии книгу Бенджамина Спока «Ребенок и уход за ним». Так что поросята воспитывались по всемирно известному руководству.
Хозяйка сидела на крылечке и рассказывала, а рядом, положив головы на колени, лежали две симпатичные внучки – Даша и Маша.

* * *
Мы как-то купили десятка три цыплят. Изначально все они были одинаковые – маленькие и пушистые. Прошло некоторое время, и оказалось, одни из них растут лучше, другие – хуже. Те, которые были крупнее, целыми днями гребли ногами, клевали травку, собирали зернышки, выискивали жучков и паучков. Одним словом, трудились в поте лица. Стоило бросить что-нибудь из еды, они со всех ног устремлялись к кормушке, выхватывали еду из рук, и даже изо рта своих товарищей.
Худосочные курочки и петушки, наоборот, имели философский склад характера: клюнут пару раз и созерцают окружающий ландшафт. Пока худенькая курочка проглотит одно зернышко, упитанная успевает за это время клюнуть несколько раз.
Я рассказал об этом знакомому фермеру, предполагая, что удивлю его своими познаниями в птицеводстве. Он согласился, потом подвел меня к двум свиноматкам (а их у него было несколько десятков). Одна из них была упитанная, значительно больше другой. Вокруг нее копошились кругленькие поросята. Другая свинья была поменьше, хотя они были родные сестры. Поросята у нее были под стать мамаше, как будто все они прошли интенсивный курс похудания.
Фермер объяснил это «жоркостью». Для иллюстрации он налил каждой из них по ведру корма. Одна из них выела еду сразу же, облизала корыто и начала просить добавку. Вторая (та, которая поменьше) ела не спеша, время от времени поглядывала на нас. Когда она закончила есть, в кормушке осталось немного еды. Фермер в сердцах сказал: «Вот, посмотри, какой пример она подает своим детям. Ведь и они будут так же есть, как и их мать. Из них вряд ли получатся хорошие свиньи». По его словам, аппетит – это не только врожденное качество, но и приобретенное. Этому, и многому другому, они учатся у матери.
Фермер далее рассказал, чтобы свиньи лучше ели, он перед их кормушками прикрепляет зеркало. Свинья видит в зеркале соперника, пытающегося ее объесть, и начинает чавкать более интенсивно.

* * *
Вам, наверное, приходилось иметь дело с дворовыми собаками, которые, встретив совершенно незнакомого человека, привязываются к нему и следуют за ним по пятам.
Чаще всего это случается, если собака потерялась и разуверилась, что сможет найти своего хозяина. В тоже время она еще не «одичала» и не превратились в бродячую собаку со всеми вытекающими из этого последствиями. Это случается, если вы немного подкормили ее. Вы это сделали из жалости или естественного стремления приласкать симпатичное существо. Собака, приняв это за «чистую монету» следует за вами. И тогда вы начинаете беспокоиться, так как взять ее к себе у вас и в мыслях не было. Вы начинаете волноваться, что она не найдет дорогу домой (или того места, где была ранее).
В конечном счете, вы начинаете отгонять собаку, сердиться на себя, что приласкали ее. Собака в недоумении. Только что ей дали кусочек хлеба, а потом сердито отгоняют. Она не понимает, что случилось. Она решила просто так, без каких-то далеко идущих планов прогуляться с симпатичным (на ее взгляд) человеком, а он ее гонит, притом довольно сердито. В конечном счете, собака обижена, да и вы тоже – и в большей степени на себя.
С нами произошел аналогичный казус. Однако к нам, таким же образом, привязалась не собака, а свинья.
Наш лагерь находился недалеко от небольшой деревушки. Мы разбили палатки наподобие «каре», разложили инвентарь и все то, что требуется для жилья и работы. Необходимо было проводить геодезические и геоботанические съемки местности.
Работа была для нас привычная. Обычно, забрав снаряжение и продукты, уходили на целый день. Местность была холмистая, поросшая густым и мелкорослым кустарником. Возвращались к вечеру уставшие, наспех ели и ложились спать. Несмотря на то, что в этих местах водилась дичь, однако ружье брали редко. Охота требует времени, а его было крайне мало. А таскать ружье неизвестно для чего не было смысла.
Питались мы в основном консервами и рыбой, которая в большом количестве водилась в ручьях. Мы несколько раз обращались к местным жителям с просьбой продать свинью или овцу, однако неизменно получали отказ. Лето было в самом разгаре, и животных в это время не резали. В деревне покупали в основном яйца и молоко.
Свиньи, овцы, коровы бродили возле деревни на свободном выпасе. Некоторые из них заходили к нам в лагерь. Особенно любили это делать свиньи, так как там пищевых отходов было предостаточно.
Однажды кто-то ребят нашел в горах следы крупного медведя, поэтому стали брать ружье, скорее всего, чтобы пугнуть зверя, если тот встретится. Ведь не очень приятно, когда на твоем пути встречаются медвежьи следы и куртины помятой малины. Это теоретически медведь летом не нападает на людей. А на самом деле кто знает, что на уме у этого лесного великана. Кроме того, каким ни был смелым человек, незащищенность постоянно нервирует.
Как-то раз мы отправились на геоботаническую съемку. Наш путь пролегал через деревню, где необходимо было отдать деньги за прошлые покупки. Мы были постоянными покупателями, поэтому хозяйка угостила нас жареными подсолнечными семечками.
Когда мы выходили за околицу, за нами увязалась свинья. Ее поджарый вид указывал на то, что хозяева не очень жалуют ее. Свинья почуяла вкусно пахнущие семечки и затрусила к нам. Она так вожделенно вдыхала воздух широко раскрытыми ноздрями, что ничего не оставалось, как угостить ее.
Мы двинулись дальше, свинья не отставала, трусила рядом. Периодически она скрывалась в кустах, потом опять догоняла нас. Мы начали волноваться, найдет ли она дорогу домой. Кроме того, нас волновало и другое. Если случится, что свинья потеряется или ее задерет медведь, тогда виноваты будем мы. Ведь наверняка кто-то видел, что мы «увели» свинью из деревни. Кроме того, могут подумать, что мы специально заманили ее в лес. Не хотелось из-за этой костлявой свинюшки создавать конфликтную ситуацию с местными жителями.
Поэтому нам ничего не оставалось, как постоянно подкармливать свинью, чтобы она не убежала от нас. В дело шли не только семечки, но и наши припасы.
Свинья держала нас в постоянном напряжении. Она то убегала, то возвращалась обратно. Притом делала это, не обращая внимания на наши крики и свист. Вела себя так, как ей этого хотелось. Что с нее взять, это ведь не собака.
Вскоре необходимость в подкормке отпала. Свинья присмирела, и уже не отходила от нас ни на шаг. Она постоянно прислушивалась и принюхивалась, лучше, чем хорошая охотничья собака. Периодически принимала «стойку», нюхала воздух, потом, поджав хвост, мелкой рысцой бежала к нам. По-видимому, она чувствовала запах какого-то зверя. Мы даже начали подшучивать над ней; могли себе это позволить, так как были защищены ружьем.
Вскоре мы наткнулись на медвежью кучку, которая обычно остается после сытного обеда. Она была совсем свежая, в утренней прохладе струйка пара так и «дымилась» над ней. Свинья остолбенела, потом осторожно, чуть ли на цыпочках обошла ее. Мы тоже не дышали.
Медведя нигде не было видно. Он, вероятно, почуяв нас, убрался подальше. Зачем ему конфликт с человеком, когда кругом столько сладкой малины. А что касается куска мяса на четырех ногах, то медведь, наверное, признал его нашей добычей.
К вечеру мы вернулись в лагерь. Свинья настолько вымотала нас, что легли спать без ужина. На следующий день свинья прибежала в лагерь; увидев нас, радостно приветствовала своим маленьким хвостиком. Мы сделали вид, что видим ее впервые. Не хватало, чтобы она еще раз отправилась с нами на прогулку. Все нормальные свиньи должны сидеть дома, а не бродить по сопкам.

СВИНЬИ ПОД ДУБАМИ
Не думайте, дорогие читатели, что, перефразируя название известной басни, хочу рассказать о свиньях, которые вредят дубам, подрывая их могучие корни.
Свиньи, если и вредят дубам, то только тем, что поедают их желуди. Однако плоды (а желудь – это тоже плод) на то и существуют, чтобы их есть. Давайте хотя бы на секундочку представим, что все мы (люди и животные) перестанем есть плоды – яблоки, помидоры, всевозможные ягоды, дыни, арбузы, предполагая, что этим сделаем приятное растениям. Первые, кто не захотят этого, – сами растения. Они будут уговаривать нас, есть их плоды так же, как это делала лесная яблонька в сказке о гусях-лебедях – похитителях детей.
Природа (а если точнее, – сами растения) специально «придумали» плоды. Животные, поедая их, способствуют распространению семян, ведь вблизи родительского дерева у семени совсем мало шансов выжить.
Вы, наверное, обратили внимание. Незрелые плоды чаще всего зеленые под цвет листвы. Когда же семена созреют, плоды становится яркие – красные, желтые, оранжевые или черные. На фоне листвы они издалека заметны. Некоторые из них к тому же хорошо пахнут. Птицы и наземные животные, обладают цветовым зрением и хорошо различают яркие плоды. В их желудках мякоть плода переваривается, а покрытые плотной оболочкой семена, выходят наружу неповрежденными.
У желудей нет мясистого плода, поэтому все, что говорилось выше, к ним не имеет отношения. Расселение и «посадка» дубов – это специализация сойки, вороны, сороки, грача. В какой-то мере им в этом помогают лесные мыши, белки, бурундуки и другие мелкие животные. Некоторые птицы «сажают» желуди на пашне или огородах. Закопают желудь, а когда он прорастет, поедают его. Иногда птицы запасают желудей слишком много, порой забывают о них. Вот и растут сеянцы на радость всем.
Птицы и мелкие грызуны делают на зиму запасы. При урожае желудей, они только тем и занимаются, что рассовывают их в основания пней, под кору, мох или просто в укромные места. Мы в собственной квартире часто забываем, что и где лежит, а здесь огромный лес, с большими и малыми деревьями, с пнями и пеньками. Немудрено забыть о припасах в таком огромном хозяйстве. Семена прорастают и на месте кладовой зеленеют молодые саженцы.
Растет дубок на радость всем, и в первую очередь – могучих дубов. Ведь сеянцы – это их дети, которые для родителей большая радость.
У кабанов специализация совсем иная. Кабаны любят яблоки, груши, рябину, малину, шиповник, чернику и другие вкусные плоды. Скушает кабан яблочко, погуляет немного и оставит в укромном месте небольшую кучку, а там семена. Желудок кабана (медведя, барсука, копытных), так же как и птиц, переваривает только плод, а с семенами справиться он не может. Вот и выходят они наружу вполне жизнеспособными. В некоторых случаях всхожесть таких семян несколько выше, чем тех, которые не имели удовольствие побывать в желудке животных и птиц.
Свиньи постоянно перепахивают землю своими пятачками в поисках корма. Роясь в лесной подстилке, они закапывают семена растений, в том числе и тех, которые находятся в экскрементах. Им в этом помогают всевозможные жуки – навозники. Экскременты животных – лакомство для их личинок. Так что в природе ничего не пропадает, все используется в пищу.
Семена прорастают; проходит некоторое время и далеко-далеко от родительского дерева весной покроется белым цветом яблонька или груша. В природе для каждого растения есть свой садовник.
Я немного отвлекся. Ведь этот рассказ не о дубах, а о свиньях, взаимоотношениях между ними, после которых чаще всего рождаются маленькие детки. Так что этот рассказ, скорее всего, должен называться «Любовь под дубами» или нечто близкое. Свиньям в это время не до корней дуба и даже – не до желудей. Какие могут быть желуди, когда рядом находится милая свинюшка.
Мы привыкли, что домашние свиньи живут в тесном загоне и основное их занятие там – поесть, поспать и опять поесть. А все остальное (к примеру, любовная интрижка между толстыми свинками и такими же жирными кабанами) зависит от прихоти хозяина.
На севере Астраханской области есть замечательные места, поросшие дубовыми лесами. Дубы там – вековые. Некоторые из них многое повидали в жизни, в том числе и времена, когда удалые молодцы бросали наскучивших подружек в «набежавшую волну».
Местные жители своих животных, в том числе и свиней, содержат на свободном выпасе. Они приходят домой только на ночевку, да и то – не всегда. Некоторые животные рождают детенышей в лесу, а потом, когда те окрепнут, ведут их домой.
К тому, что коровы, овцы, лошади бродят стадами, отарами, табунами по степи, этим никого не удивишь. А вот свиньи … Часто ли нам приходилось видеть стадо домашних свиней, перепахивающих лесную подстилку в поисках желудей, корешков, насекомых, или поедающих травку-муравку? А среди них – маленькие поросята. Одни из них розовые, другие – черные, пятнистые, а третье … полосатые.
Мама-свинья постоянно роется в земле, выискивая себе корм; его ей много надо, чтобы молока для поросят было вдоволь. С другой стороны – поросята должны учиться добывать себе корм. Мама у них живой пример. Местные жители утверждают, – какова мама, таковы и дети. Если свинья трудолюбивая, то и дети у нее упитанные. У ленивой свиньи – дети худенькие, как и она сама.
Мама-свинья ест, а ее уши постоянно настороже – ловят подозрительные звуки. Услышав шорох, свинья поднимает голову, смотрит внимательно из-под лохматых бровей и тревожно хрюкает. Поросята, как по команде, замирают в траве.
Малыши спрятались, а их розовые спинки хорошо видны среди растительности. Окраска поросят не приспособлена для маскировки в траве, ведь вся жизнь свиней проходит в загоне, где не то, что спрятаться, даже повернуться негде.
Мама-свинья в некотором раздумье. Вдруг она срывается с места и галопом несется на нарушителя спокойствия. А поросята тем временем еще теснее прижимаются к земле. В нескольких шагах свинья резко разворачивается и на полной скорости несется прочь. Поросята устремляются за ней. Недельный поросенок бегает так быстро и юрко, что при желании не поймаешь его. Недаром серый волк, так и не смог догнать Наф-Нафа и его братьев.
Поздней осенью, когда ударят первые морозы и земля припорошится снегом, свиньи-девушки устремляются в лес. Их влекут туда не желуди, а нечто волнительное, не поддающееся описанию. У них возникает тревожное и в то же время сладостное чувство. Их сердца требуют любви.
Вы думаете, только человек жаждет ее? Все, без исключения! Паук, к примеру, за «ночь» с возлюбленной отдает свою жизнь. Паучиха после сладостных мгновений съедает своего избранника. Не менее кровожадно поступают самки богомолов, откусывающие во время спаривания голову самца. Так что заключительную часть своей миссии самцу-богомолу приходится выполнять будучи без головы.
Свинюшки, отправляясь в лес, прихорашиваются, чешутся о деревья, счищают с себя грязь, чтобы выглядеть привлекательней. Вдруг встретится тот самый «единственный», о котором мечтает девичья душа.
По всей видимости, и свинюшки пользуются «парфюмерией», ведь избранник чует ее запах за десяток километров. Учует и несется сломя голову сквозь чащу, не разбирая дороги. Выскочит на поляну красавец-кабан – клыки торчком, пятачок, как нож у бульдозера, щетина – дыбом, а глаза горят … лихорадочным огнем. Такому – вековой дуб выкопать, пара пустяков. Однако, ему не до уничтожения природы. Весь его пыл направлен против таких же, как и он кабанов, соперников. Горе тому, кто встанет у него на пути. Секачи ожесточенно дерутся за самку с соперниками и к концу гона нередко бывают сильно изранены и истощены.
Увидев девушку-свинюшку, кабан сразу же преображается, становится пай-мальчиком: хрюкает ей на ушко нежные слова, перебирает волосики на холке, нежно трется о милую мордочку, ушки. Наша свинюшки так и растаяла от этих свинячих нежностей.
Ходят они рядком, нежно похрюкивая и забыв обо всем на свете. Кабаны, бывает, так увлекаются своими подругами, что вместе с ними заходят в села и очень возмущаются, когда их изгоняют оттуда.
Домашним кабанам обидно, что их девушки-свинюшки гуляют с чужими «парнями». Справиться с лесным великаном им не под силу, поэтому они привлекают на свою сторону хозяина и деревенских собак. Однако с диким кабаном шутки плохи. Сердится он, огрызается, не желает уходить от своей подружки. Случается, хозяину с собаками так достается, что приходится им прятаться в доме. Я наблюдал, как разъяренный кабан бросился на легковую автомашину и помял ее.
Весной, как только начинает пригревать солнышко, у нашей свинюшки появляются поросята. Они маленькие, симпатичные, однако, некоторые из них почему-то полосатые, как кот Матроскин. Почему полосатые? Папа у них – дикий кабан.
Для тех, кто не знает, расскажу. У диких свиней дети рождаются такие же хорошенькие, как и домашние, только полосатые. При малейшей опасности поросята замирают в траве и становятся невидимыми, в отличие от розовых домашних поросят. К трехмесячному возрасту, они приобретают обычную окраску. Поросята подрастают, и им уже нет необходимости скрываться в траве. Быстрые ноги и умение продираться сквозь густые заросли уносят от беды.
Хозяин свинюшки сердится, что «принесли» ему в дом неведомых зверушек. Ему бы радоваться приплоду, а он недоволен. Почему? Во-первых, у так называемых «диких» свиней сильно выражен копательный рефлекс. Они не могут есть, как все нормальные свиньи, в свинарнике все верх дном перекапывают. Кроме того, мясо у «диких» более жесткое, чем у домашних. Поэтому заготовители берут его по более низкой цене. Так что интересы у свинюшки и ее хозяина совершенно разные.
А для свинюшки-мамы все дети равны. Любит она их всех одинаково. Иначе и не должно быть.
Редакция

Прокомментировать через Facebook или ВКонтакте

Добавить комментарий